Отдел принудительной социализации

2015-06-20 | 05:25 , Категория текст


Добрый день! С вами на связи плохой человек. А плохая, я собственно, вот почему.

Я программист. Да, девочка-программист, в самом худшем смысле: закрытая, необщительная, хожу в джинсах и майке круглый год, несмотря на корпоративную форму. Я работаю с компьютером и только, сижу в маленьком, но отдельном кабинете, и всё общение по работе сводится к минимуму. Отдел аналитики (дружный женский коллектив, ага) общается со мной только через почту, коллеги-программисты — через скайп, но крайне редко, только если ЧП.

Тут важный момент: филиал компании, в котором я работаю, открыли всего полгода назад, из «старого» штата только начальники, и то не все. Мне повезло, что Новый год я проболела, но вот весенние мероприятия не обошли меня стороной.

Итак, праздники, 19 февраля. Задорные девочки-аналитики скачут с подготовкой к поздравлениям, обсуждают, что кто купит, кто будет читать стихи и прочее. Заглядывают ко мне: «Нужно сдать деньги на подарки столько-то, ты купи на завтра вот это и это, читаешь вот такой-то стих…» Отдаю деньги и говорю, что я всё куплю, но читать ничего не буду и поздравлю наших мужчин максимум по почте. И тут эти коровьи глаза: «Почему?» Пытаюсь объяснить, что мне почти физически тяжело будет после работы читать стихи со сцены перед залом в две сотни человек. В ответ: «Да ла-а-адно тебе, не стесняйся! Мы на тебя рассчитываем». Круто. Иду к начальнику и прошу отгул, благо он меня отлично понимает. Захожу к аналитикам, предупреждаю: завтра меня не будет. «Почему?» — и опять эти глаза. Потому что, блин.

27 февраля. В компании какое-то мероприятие, на которое мне уже купили билет девочки-аналитики. В пятницу, в семь вечера, когда я работаю до пяти. Просят вернуть деньги — отказываюсь, советую начать думать головой. Обижаются.

5 марта. Девочки опять скачут по офису — развешивают плакаты с поздравлениями, какие-то украшения. Заглядывают ко мне: «Вот стих, нужно будет прочитать, завтра поздравлять будут, так что присутствовать нужно обязательно». Отказываюсь. Ну, вы поняли, да? «А почему?» — опять двадцать пять! Иду к начальнику, вновь прошу отгул. Он подписывает, желает хороших выходных.

13 марта. Вновь какой-то концерт в компании. Да, пятница, семь вечера. «Мы думали, ты передумаешь и пойдёшь. Ты хоть предупреждай заранее». Вашу Машу…

17 марта. Случился у кого-то юбилей, за месяц начали продавать билеты на какой-то спектакль и концерт. Уже догадались? «А почему ты не пойдёшь? Мы тебе билет взяли. А почему совсем не ходишь? Не хочешь? А почему?» Собираю все остатки своего спокойствия и объясняю в миллионный раз, что я такое не люблю, не могу оценить и поэтому на такие мероприятия не хожу. Никогда.

Сегодня, 18 марта. «У нас 18 апреля субботник! Ты должна придти! Это обязательно для всех! Что? У тебя отпуск? Ну, тем более, ты свободна же будешь!»

Вот тут моё терпение лопнуло. Я написала заявление на увольнение. Несу начальнику, тот изучает, смотрит на меня, вздыхает, просит подождать две минуты и куда-то уходит. Возвращается вместе с замгенерального, молча показывает тому моё заявление и вытаскивает из стола ещё с десяток таких же. Зам изучает, уходит.

Секунд через десять благим матом был покрыт весь отдел аналитики. Оказалось, из 35 программистов заявления написали 32, моё было 33-м.

Позже сисадмины, наблюдавшие буйства зама в камеру наблюдения, рассказали, что начальник отдела аналитики был избит пачкой заявлений с криками зама: «Ещё одно заявление — и я уволю тебя к чертям собачьим!»

Теперь весь отдел разработки считается «плохим» и «неактивным», за что аналитики в открытую нас недолюбливают. Ну и замечательно, лишь бы не приставали больше.