Здесь будет прайд наш заложен назло надменному соседу

2015-06-20 | 06:12 , Категория текст


Интересоваться чем-то, что выходит за рамки обыденности — это здорово. Я, например, интересуюсь медиевистикой. Средневековой историей, говоря человеческим языком, королями, рыцарями, гербами, турнирами, трубадурами, купцами, монетами, хрониками, миниатюрами, архитектурой, народными плясками и, конечно, религией. Жизнь средневекового человека была пропитана религией насквозь, переполняла её и выплёскивалась наружу. Поэтому я часто посещаю старинные храмы, читаю душеспасительные произведения и рассматриваю разного рода предметы культа. С ними мне очень уютно и никогда не бывает скучно. На все эти вещи я смотрю отстранённо, как исследователь, сам я человек не верующий, скажу об этом прямо, чтобы ненароком в православные фанатики не записали — хотя я и не понимаю, что это за существа такие. В церквях, по крайней мере, где я бываю, таковые мне не попадались — ни в обычных православных, ни в старообрядческих. Наверно, они туда не ходят.

А вот кто меня действительно задолбал, так это представители противоположного лагеря: всяческие очень современные и очень раскрепощённые личности.

Идёшь, бывает, по историческому центру древнего европейского города, проникаешься духом старины. Рассматриваешь архитектуру, подмечаешь интересные детали. Шумных туристов стараешься представить местными крестьянами, притащившими на продажу молодых жеребцов (отсюда периодичное дружное ржание). Но тут в твоё сознание врывается нечто, чего вроде бы тут быть никак не должно.

Это может быть шествие кришнаитов под непременную громкую музыку.

Это может быть гей-парад или парад гордости. Я не знаю, как правильно: я же из другой эпохи.

Это может быть инсталляция какого-то сумасшедшего художника, решившего, что собор XIV века — лучший фон для его шедевра, выполненного из трубок от туалетной бумаги и наполненных водой презервативов.

Это может быть любое другое фрик-шоу, перечислять дальше не буду: вы меня, наверно, уже поняли. Протестантская Европа очень такие вещи любит, католическая и православная ещё кое-как сопротивляются, хотя и на них иногда накатывает желание показать, какие мы современные и открытые. В результате уже и внутри соборов XIV века появляются скульптуры, больше всего напоминающие африканских идолов.

Поймите меня правильно: я не собираюсь требовать вернуть мне моё Средневековье с инквизицией и крестовыми походами. Мне совершенно всё равно, в какого макаронного монстра верит вон та девушка с дредами, с кем она спит и какую музыку слушает, пока она не привозит в историческое место колонки выше своего роста и не начинает ежедневно оглашать его каким-нибудь своим спагетти-металом. Я не утрирую: в одном из городов за неделю я так и не смог дождаться, когда прекраснейшая центральная площадь погрузится в тишину.

Если строить в историческом центре города небоскрёбы нельзя, поскольку это нарушит его атмосферу, почему и подобные явления нельзя перенести поближе к небоскрёбам?