На юго-восток — и всё глубже и глубже

2015-06-20 | 07:18 , Категория текст


Автор истории «Даст бог, доплывём» просит нас не раскачивать лодку, в которой мы с ним ходим по волнам? Давайте же посмотрим, на каком судне мы оказались вместе.

Трогает умиление автора «старыми добрыми временами», когда «в семьях было много детей, где жили своим хозяйством». Автор плохо учил историю и не знает, что родившая многих детей женщина переживала за свою жизнь более десятка беременностей, многие заканчивались тяжёлыми выкидышами, рожать приходилось в антисанитарных условиях, а из многих счастливых детей и до совершеннолетия-то не все доживали. А любая повивальная бабка знала несколько способов быстро и качественно убрать «лишний рот», народившийся в семье. А вы думаете, откуда даже в сказках, собранных Афанасьевым, героини, «заспавшие» дитя?

Впрочем, не буду рассказывать автору про медицинскую помощь женщинам, право на образование, избирательное право — ах да, и про возможность законно уйти от «какого-никакого» мужа, который избивает жену.

Автор же уверен, что отец, избивающий мать, лучше, чем никакого отца, лишь бы деньги нёс (мы помним, баба не должна зарабатывать, её дело рожать многих детей). Запутанный ребёнок, видящий семейные скандалы, насилие, живущий в атмосфере унижения, точно станет полноценным членом общества и здоровым человеком, а не геем-наркоманом! Потому что эти ценности привьют ему родители и церковь, убедившая, что развод — зло, баба должна терпеть.

Про мир, считающийся с «православной царской Россией», смешно читать. Автор учил альтернативную историю? Очевидно, речь идёт о стране, уже в начале XIX века занимающей исключительно нишу поставщика сырья (не Пушкин ли писал, что «за лес и сало возят нам» всевозможную дребедень?). О стране, не заключившей ни одного действенного военного союза, а от участия в тех, в которых состояла, получившей минимальную выгоду? Скучна история крымских непобедоносных войн, ещё скучнее история Первой мировой — наверное, потому, что выстрел Гаврилы Принципа как-то без участия русского самодержавия обошёлся.

Так и живём. С альтернативной историей, альтернативной моралью, не то что в деградирующей без присмотра православной церкви Европе — это им можно решать вопросы путём признания другого человека человеком вне зависимости от сексуальных предпочтений. И только православный моралист откажет ему в человеческом достоинстве, праве на личную жизнь, а порой и в месте работы.

Мы в одной лодке? Увы. Не повезло мне жить в православной стране, номинально числящейся светским государством, но в которой неграмотные в вопросах медицины попы решают, разрешать аборт или запрещать, другие попы, неграмотные в вопросах психологии, запрещают разводы, третьи решают, какие книги полезны детям.

Да, эта лодка — нелепый православный «Титаник». Огромный, неуклюжий, увешанный тяжёлыми крестами. Она плывёт, но в дне её течь, переваливается она с борта на борт, зачерпывая воду. Раскачивать её? Да тут до берега довести, а там сдать в утиль поскорее или в ремонт, списав всю поповскую команду (а некоторых за каперство под суд). Глядишь, и останется в православии что-то от христианства. Ну там, «возлюби ближнего» или ещё что-то не самое популярное на утлом этом судне.