Dress to confess

2015-06-20 | 13:45 , Категория текст


Про богохульство и православнутых сказано много. У меня история конкретная и не столько меня задолбавшая, сколько опечалившая и вогнавшая в ступор.

Гуляли мы как-то летом в Кронштадте. Жара около 30 градусов, солнце, суббота, толпа народу гуляет по парку, по набережной, по площади. Все фотографируют свежеотреставрированный Морской Никольский собор. Он действительно необычайной красоты снаружи — и, конечно, нам было интересно, каков он внутри. Напомню, что на улице +30, поэтому одеты мы соответственно: шорты, майки, футболки. Я не отношусь к категории верующих, хотя в детстве меня крестили ещё до того, как я ходить начала. Церковные традиции я не соблюдаю, но все религии уважаю. Поскольку нам не было известно, является ли собор действующим или переведён в ранг музея, мы направились ко входу, чтобы заглянуть внутрь для определения, стоит нам в таком виде туда заходить или нет.

Уже метрах в восьмидесяти от входа я стала ловить на себе презрительные взгляды прохожих, только что вышедших из собора. На них были точно такие же шорты, майки, лёгкие сарафанчики на тонких бретельках или вовсе без них. Но, в отличие от меня, прихожане несли в руках шарфики, платочки или уже упаковали всё это в пакет, едва перешагнув порог собора. Метров за тридцать до входа я стала слышать уже не перешёптывания, а вовсе осуждения в полный голос: «Безобразие!», «Да как так можно вообще в храм!», «Совсем стыд потеряли!». Да-да, до входа в храм ещё метров тридцать, то есть я нахожусь на уличной площади, а меня уже осуждают не хуже дебоширок «Пусси Райот».

И вот момент истины: мы под недоброе шипение и ворчание попрошаек на лестнице добрались до дверей, которые держались открытыми. Сразу скажу, что дальше мы не пошли, даже порог собора не переступили, именно из уважения к действующему храму и его служителям.

На входе дежурил привычного вида охранник в чёрной униформе и с металлоискателем в руках. Чем он занимался на входе? Вовсе не отслеживанием воров или криминальных элементов, а контролем внешнего вида посетителей. Каждая женщина останавливалась и подвергалась детальному осмотру с ног до головы. «Что это у вас? Брюки?! Нет, в брюках нельзя. А, юбка такая узкая, ну ладно, проходите». Мужчинам тоже доставалось: «Шорты выше колен? Нет? Ладно, проходите». Мы развернулись и ушли, ещё раз прослушав скрежет зубов окружающих, а также возгласы: «Уже совсем в трусах в храм ходют!»

Было очень обидно всё это слушать по нескольким причинам:

  1. Я не собиралась никого оскорблять ни своим видом, ни своим поведением, но об этом, конечно же, никто не догадывался.

  2. Я подошла к храму, чтобы уточнить, можно ли туда пройти, как все туристы, в чём приехал или же готовиться нужно было заранее с подбором подходящей одежды.

  3. Почему соответствие внешнего вида проверяет охранник ЧОП? Кем он на то уполномочен? И почему он делает замечания в такой категоричной форме, как будто это его храм, и вообще, он и есть Бог? Если бы на входе стоял священнослужитель и говорил прихожанам, что одежда неподобающая, то это было бы понятнее и логичнее.

  4. Почему селфи на айфон на фоне иконы — это нормально и не порицается, а зайти в шортах, чтобы оценить убранство собора — это ужас-ужас и безобразие?

Вера — она ведь в душе. Уважение к культуре и религии — в душе. Кого вы готовы видеть в храме: девушку в шортах, которая оценит красоту храма, или одетого «по правилам» мужчину/женщину, который фотографируется на фоне свечей, чтобы выложить в инстаграм?

Вы можете мне сразу возразить, что не только наши православные храмы имеют дресс-код. Мусульманские мечети ещё более требовательны к одежде прихожан, но для туристов держат у входа платки и юбки, чтобы дать возможность всем желающим осмотреть мечеть.

Моя весьма верующая бабушка, которая живёт далеко от меня, поэтому не распространяет свои взгляды на родню, всегда говорила, что Бог всё видит. Именно он оценит все поступки, накажет или наградит. И даже если ты пришёл в храм голый, с непокрытой головой, неумытый и не знаешь ни одной молитвы, то истинные священнослужители помогут кровом, хлебом и советом и никогда не будут судить о человеке по его одёжке.

Вывод напрашивается только один: относиться к религии будут проще и лояльнее, если останется именно религия, а не культ вокруг её существования. Именно так я могу объяснить всё произошедшее: люди хотят напоказ выставить свою религиозность, знание традиций и уклада, осудить тех, кто не знает. Причём осудить необходимо тоже публично. Становитесь ли вы от этого умнее, честнее, чище и мудрее? Вовсе нет. А желание связываться с православными храмами отбивается.