Жизнь ничему не учит

2015-06-20 | 19:19 , Категория текст


Я сама во всём виновата. Я мечта криминолога. Ага. Сначала я «сама такая», а потом заявы пишу. И о чём только я думаю? А правда, о чём?


О чём я думала, когда надевала то короткое красное платье? О том, что этот цвет идёт к моим тёмным волосам, о том, что длина до середины бедра идеально подчеркнёт мои стройные ноги, о том, что я буду королевой выпускного бала.

О чём я думала, в одиночку возвращаясь домой? О том, что мальчик, который нравился мне, предпочёл мне водку, о том, что мальчик, которому нравилась я, так и не рискнул на что-то большее, чем пригласить меня на танец. О том, что мне идти всего минут двадцать, в конце концов.

О чём думала я, видя на пустынной улице троих парней? О том, что у них тоже праздник (они были в костюмах), о том, что я буду выглядеть глупо, скользя на каблуках вниз по насыпи, пытаясь их обойти.

Да, я ошиблась. Нет, я не была пьяна. От того места, где я без сожаления сбросила туфли, до того места, где меня изнасиловали — почти полкилометра. Я имела все шансы убежать (первый разряд по лёгкой атлетике всё же), но железка (или стекляшка) под босую ногу мои шансы обнулила. Через три месяца я узнала, что своими необдуманными действиями я сломала жизнь троим замечательным ребятам. Им дали от пяти до шести лет.


О чём я думала, когда перегородила дорогу здоровому амбалу? О том, что я уже два часа стою в очереди, о том, что, может быть, меня поддержит кто-то из многолюдной очереди в паспортный стол. О том, что, может быть, этот амбал не полное животное и не станет бить девушку. О том, что, может быть, он не знает, что тут почти сто человек в очереди.

О чём я думала, когда после «вежливого» толчка снова встала перед ним? Смотрите выше.

Я ошиблась. Нет, я не обкурилась, я просто не поняла, почему он не должен стоять в очереди. Вред моему здоровью классифицировали как тяжкий. Я нагло и цинично оставила на два года ЧОП без лучшего охранника, попутно отобрав у ребёнка этого амбала деньги на своё лечение.


О чём я думала, когда согласилась стать свидетелем в суде? О том, что вор должен сидеть в тюрьме. О том, что группа «неплохих ребят» обчистила, в частности, квартиру моих знакомых, унеся взятые в кредит деньги. О том, что если я откажусь, то не будет свидетеля, видевшего, по крайней мере, двоих из них на месте преступления. О том, что милиция не даст меня в обиду.

Да, я ошиблась. С последним — точно. О чём я думала, когда получила конкретные угрозы в свой адрес и требование отказаться от показаний? О том, что я не могу подвести тех, кто по вине преступников лишился имущества.

Я провела в больнице полтора месяца. Воров посадили. Нашли и тех, кто «поработал» со мной. Из-за меня, «языкастой суки», двое ребят, «которые просто хотели справедливости», отправились за решётку на четыре года.


О чём я думала, скидывая одежду перед фотокамерой? О том, что у меня, в принципе, красивое тело. О том, что мой молодой человек, хоть и не профессионал, но делает красивые технически грамотные снимки. О том, что я, в конце концов, доверяю этому человеку. Тут, кстати, встречный вопрос: а вы ложитесь в постель с человеком, которому не доверяете? Да, в некоторых качествах этого человека я ошиблась.

Думала ли я об этих фото, когда говорила ему, что наши отношения закончены? Нет, не думала. Я полагала, что взрослый человек сможет принять разрыв как разумный выход из того положения, которое у нас сложилось, тем более что с его стороны никаких предложений не было.

О чём я думала, когда он потребовал возобновить отношения под угрозой публикации этих фото? О том, что, согласившись один раз, мне пришлось бы ублажать этого подонка до тех пор, пока он не натешится. Зачем было бежать в милицию? Вы знаете, если бы он просто разослал бы мои фото знакомым, я бы не обратила на это внимания. Фото были очень неплохи, я на них — тоже. А вот страница в соцсети с объявлениями об интим-услугах с моей стороны — это слишком. Что? Несмотря на приговор в виде штрафа, он не может найти работу из-за судимости? Извините, не подумала.


О чём я думала, останавливаясь перед голосующей на обочине девушкой? О том, что по этой трассе не ходит общественный транспорт, о том, что воздух слишком свежий для того, чтобы пребывать на нём продолжительное время. Я не думала о том, что из-за кустов появятся ещё двое, что меня вытащат из машины, ограбят и расстреляют из травматического пистолета. Не думаю, что хотели убить, просто покуражиться. Родители этой девушки позже будут утверждать, что мне ещё повезло, что я осталась в живых, ведь раз я остановилась, то я «сама такая». Девушке дали семь лет. «Просто потому, что она стояла на обочине».


О чём я думала, вызывая на дом компьютерного мастера? О том, что компьютер не включается вообще, о том, что мне надо проверять контракты, о том, что вечером меня будут ждать на сайте знакомств. Я ничего не понимаю в компьютерах и не знаю, когда мастер успел скопировать ключи из программы. Сделал он всё очень быстро. Я не захотела нести ответственность за то, что не совершала, и возмещать полумиллионный ущерб. Я написала заявление. Да, лохушка повесила ущерб и судимость на компьютерного гения!


Ещё я жертва двух краж (одну так и не раскрыли), грабежа и двух мошенничеств (оба раскрыты, но возмещение ущерба призрачно). Я прохожу свидетелем по делу о получении взятки. И в каждом эпизоде — хор: «Сама виновата!» Самые мощные голоса — это родственники преступников. Они готовы свалить на что угодно, на кого угодно, только не на сыночку своего. На втором месте, как ни странно, мои знакомые. Не друзья (друзья советуют, как поступить, куда обратиться), а знакомые. Двоюродный брат ловит кайф от моих происшествий. «Никто ничего делать не будет, сама виновата» — его любимая фраза. Коллега упивается моей лоханутостью, ведь она такая умная и предусмотрительная! Самое интересное, что когда у неё угнали машину (была запаркована на ночь на неохраняемой стоянке без сигнализации), то это было «другое дело».

Да, я сама виновата. Жизнь меня ничему не учит. Я по-прежнему люблю ярко одеваться, хотя в силу возраста мои наряды теперь не так откровенны. Я готова подойти на помощь человеку на улице. Я подвожу попутчиков. Я не стесняюсь указывать на несправедливость и выступать в качестве понятого или свидетеля. Я делаю для мужа откровенные снимки и пользуюсь услугами частных мастеров. Я хожу на распродажи. Я верю людям. Я не могу видеть везде подвох и ожидать от каждого нападения. Если в этом вся моя вина — что ж, я согласна.