В памперс мне подбросили

2015-06-20 | 20:21 , Категория текст


Все врут, одни лучше, другие хуже. Врут не потому, что злы или безнравственны, а потому, что так бывает удобнее, спокойнее, быстрее, легче, выгоднее… Бывает разная ложь: когда продавец солгал и продал некачественный товар, это наказуемо законом. Когда изменяешь любимому человеку и врёшь, это редко наказуемо законом, но ты скотина. Когда случайно проспал, а начальнику сказал, что был в пробке, это не страшно. Одним словом, плохи могут быть последствия для тебя или других, а не сам факт вранья.

И все знают, что все врут. Без серьёзного повода, просто так. Чтобы было немножко удобнее жить. И почему-то это знание куда-то пропадает, когда речь заходит о детях. Стоит ангелочку посмотреть своими большими голубыми глазами и сказать: «Нет, мамочка, я не вру, честно-честно», — и все вокруг считают, что ангелочек, конечно, не врёт, в таком возрасте он ещё и не умеет, и зачем он будет врать собственной маме, конечно, мы ему верим, он же знает, что врать нехорошо…

Ау! Дети врут. Дети врут с пелёнок, всегда, каждый день, по миллиону разных причин. Иногда даже чаще взрослых, потому что взрослые самостоятельны и могут наплевать на мнение окружающих, а детей может отругать кто угодно: родитель, учитель, просто посторонний взрослый человек, застукавший их за каким-нибудь не самым разрешённым занятием. На детях лежит гораздо больше запретов, наказания за нарушение которых они действительно боятся. Когда вы последний раз видели родителя, который не сердится, не повышает голос и не наказывает ребёнка ни за какие провинности, если ребёнок ему честно всё рассказывает? Ребёнок пытается оградить себя от дополнительного недовольства взрослых. Те, что посмышлёнее, быстро учатся строить ангельские глазки, чтобы им лучше верили. И когда очередная мамочка в праведном гневе говорит: «Да нет, с чего это вдруг мой ребёнок станет врать? Он всегда говорит мне правду!», очень хочется спросить её, как бы она отреагировала, если бы её сын признался, что действительно разбил это окно. А когда она ответит, спросить: действительно ли она всё ещё не видит его мотива врать?