Под язык до растворения

2015-06-20 | 21:48 , Категория текст


Не пойми меня неправильно, яростный блюститель чистоты языка. Мне тоже не нравятся новопридуманные «авторка», «учителка», «дворнячка» вместо уже существующих «авторша», «учительница», «дворничиха» (их даже Ворд не подчёркивает) и прочих. Я тоже не понимаю, почему женщин так тянет коверкать знакомые слова в женский род, несмотря на то что они не торопятся загонять в мужской род такие слова, как «персона», «няня», «швея», «личность» и прочие слова исключительно женского рода. Я лишь надеюсь (и тебе советую надеяться), что это явление временное. И ещё раз напомню тебе наверняка набившее оскомину утверждение: язык — живой организм, он меняется, он развивается. И не в первый, и не в десятый раз он вбирает в себя не только иностранные слова, но также слова, попросту придуманные другими людьми.

Как пример приведу тебе четыре слова: спинсумка, впечатление, любоглядство и любовник.

«Спинсумка» было придумано и активно продвигалось любителями исконного русского языка, которые не желали, чтобы тот засорялся иностранными словами. Их усилия оказались тщетными, и слово «рюкзак» таки закрепилось в русском языке.

«Впечатление» первоначально значило «оттиск, след от печати» и только под влиянием французского impression стало приобретать значение «отпечаток в сознании человека».

Последние два слова появились почти одновременно и были придуманы живыми людьми, такими же, как те, что сейчас пытаются продвигать «авторицу» и «младенку». Оба эти слова были созданы поначалу в качестве кальки с иностранных понятий. И если слово «любовник» нашло своё место в русском языке как понятие человека, с которым ты делишь постель, но не состоишь в браке, то «любоглядство» не постигла такая успешная судьба — вместо него в языке закрепилось иностранное «кокетство».

Даже в XX веке не надо далеко ходить за примерами изменившихся слов, а также придуманных или заимствованных, но не закрепившихся в языке. Это, разумеется, многочисленные англицизмы вроде «шузы», «мани», «хаер», которые так и не перешли в разряд «настоящих слов», оставшись сленгом, в отличие от слова «бузить».

К чему я завела эту длинную речь? К тому, что язык действительно меняется, хочешь ты того или нет. Меняются ударения. Да-да, как бы я ни была сама против, правильнее теперь говорить «зво́нит», а не «звони́т», по аналогии с «вклю́чит», а не «включи́т». Меняются значения слов. Сколько-то лет назад нельзя было сказать просто «я переживаю», нужно было дополнить: «я переживаю радость», «я переживаю грусть, тревогу».

И если сейчас «авторшицы», «бухгалтерички», «персонажки» кажутся нелепыми и смешными, не факт, что они не закрепятся в языке, и твоя нелюбовь к ним ничего не сделает, увы и ах. В то же время не факт, что они останутся. Язык может просто стряхнуть их, как лишний мусор. Что случится на самом деле, покажет только время.

Жизнь идёт вперёд и развивается, и язык, как часть её, развивается тоже. Нужно просто принять это и не задалбываться.