Когда деревья были выше, а дипломы краснее

2015-06-20 | 22:37 , Категория текст


«Когда-то в СССР была одна из лучших в мире систем образования»…

Да-да, слышали, неоднократно. Видимо, это когда-то было настолько давно, что этого счастливого времени не застал ни я сам, закончивший в СССР вуз, ни мои родители, много интересного рассказывавшие про свою учёбу.

Во-первых, всегда были «блатные» — не урки с наколками, а те, у кого тётя в деканате, дядя в райкоме партии или просто знакомые в Горисполкоме. Все эти «хорошие девочки и мальчики», которым «нужно поставить», помочь на экзамене, не валить, не мучить вопросами и так далее. Взамен кто-то получал возможность купить дефицит прямо на базе, или получить дефицитную турпутёвку в санаторий, или просто вузу «помогали достать» материалов на ремонт актового зала или заасфальтировать дорожки. Свои люди, сочтёмся!

Во-вторых, активисты. Комсомольские вожаки, члены совета, комсорги, парторги, общественники и общественницы, редакторы стенгазет и прочего агитпропа. Агитпропа требовалось много, работы был непочатый край, и студентам элементарно не оставалось времени на то, чтобы что-то там учить. Да и зачем, если всегда войдут в положение и помогут с оценками?

Позже эти студенты так и поднимались по комсомольско-партийной лестнице, где ценились уже не знания по специальности, а лояльность руководству и партийное чутьё.

Примерно так же учились спортсмены: соревнования, командировки, тренировки, эстафеты, олимпиады и спартакиады — вот это всё. Иные появлялись в вузе раз в год, получить подписи в зачётку, и получали — потому что все входили в положение «защитника чести вуза».

Для остальных всегда были шпоры. Цель учёбы не в том, чтобы научиться чему-либо, а в том, чтобы незаметно вытащить шпоры на экзамене и списать так, чтобы препод не спалил. Списывали почти поголовно, над редкими «ботаниками» смеялись, считая лохами-неудачниками. Причём всё это независимо от «злобности» препода: просто у принципиальных было сложнее списать, а «добрых» можно было умаслить взяткой, дефицитным подарком или просто бутылкой водки.

Да, в подземном переходе нельзя было купить диплом с печатями, требовалось всё-таки походить в институт — но в чём принципиальная разница с тем, как учатся сейчас? И тогда, и сейчас одинаково: кто хочет — учится, кто не хочет — не учится. Система позволяла и позволяет получать одинаковые дипломы и тем, и другим.

Что касается качества полученного образования — просто приведу два примера.


По пришествии «в реальный мир» после обучения первым, чем напутствовали новые начальники будущих работников, была фраза: «Забудь то, чему тебя учили! Сейчас ты узнаешь, как оно на самом деле…»

И это было действительно так, потому что на практике институтские знания либо оказывались просто устаревшими, либо сильно отличались от реальности. Можно говорить о том, что это обучение было хорошим, да вот производство было плохим — но к чему тогда готовили специалистов во время этого обучения? Как известно, абстрактный килограммовый сферический конь в вакууме развивает тягу в один ньютон, но в реальности кони в вакууме не живут. Не лучше ли готовить востребованных специалистов, которых не требуется переучивать?


Один знакомый рассказывал забавный случай, как через несколько после обучения в отечественном вузе эмигрировал в одну из зарубежных стран, где его призвали в армию. Тамошний рекрутер очень обрадовался, узнав, что новобранец изучал в вузе конструкцию стратегического бомбардировщика, и, наверное, уже мысленно прокрутил новые дырочки в погонах, но в результате уточнений выяснилось, что этот бомбардировщик устарел лет тридцать назад и давным-давно изучен вдоль и поперёк, а вот ничего нового «специалист» не знает, не умеет и создать не может, потому что «этого не проходили».

Оставив за рамками вопрос о военных секретах — зачем, спрашивается, было готовить специалиста, разбирающегося в том, что давно не используется? Какой с него без переучивания на производстве практический толк?


И так во всём. Да, давали фундаментальные знания, и теоретически прилежный ученик со способностью к самообразованию и стремлением к самосовершенствованию мог чему-то научиться, но вот на практике такое обучение сводилось к просиживанию штанов и получению дипломов, не сильно более полезных, чем купленные в подземном переходе. Да ещё с поправкой на общую изолированность советской науки от мировой — начиная от техники вроде компьютерной и заканчивая генетикой, продажной девкой империализма?

Можно ли тогда говорить об «одной из лучших в мире»? Да тот же Гугл сейчас способен дать куда как больше — и отечественных материалов, и зарубежных в оригинале, научных статей, альтернативных мнений, результатов экспериментов, справочной информации… Бери, учись, было бы желание и умение учиться! Но про Гугл не говорят: «лучшая в мире система образования», а про советские вузы говорят…

А автору и подобным ему хотелось бы сказать: если вам лично во времена СССР было куда как меньше лет, девочки были симпатичнее, соки-воды вкуснее, а на выходных бегалось по лесам и пелось под гитару — это ничего не говорит о качестве системы образования или ещё о чем-то подобном. Просто быть молодым приятнее, чем старым. Не путайте субъективное с объективным.