Кожа, за что?

2015-06-20 | 22:54 , Категория текст


Кто придумал, что у женщины кожа должна быть нежная, «как у младенца»? Покажите мне этого человека, и я как минимум рассмеюсь ему в лицо, а хочется вообще дать в нос.

Ну, здравствуйте, я та самая женщина с нежной кожей. От природы. Не знаю, от кого мне это передалось, никто из родственников в похожих проблемах так и не признался — напротив, сколько раз мне пришлось слышать, что я прикидываюсь!

Редкие дни проходят без того, чтобы не мучиться от боли. Зацепился за что-то бедром — дикая боль минут десять или дольше. Синяки, кстати, сходят быстро, поэтому никто не верит.

Уколов не боюсь, но кривлю лицо так, будто накормили лимоном. Медсестра смеётся.

Но главная беда — это обувь. Просто-таки личный ад. Стоит мне надеть новую обувь (или ту, что надевалась уже давно), и я немедля вспоминаю сказку о Русалочке.

Чтобы разносить кожаные туфли, мне нужно не меньше месяца. Редкие туфли не сдирают кожу до мяса (не преувеличиваю) в первые два раза. Весенне-осенний сезон превращается в кошмар, тёплые деньки не радуют, когда пытаешься понять, какой раскорякой вывернуться, чтобы хоть немного уменьшить боль. Мне не суждено понять, как другим дамам удаётся спокойно бегать во всех этих хитровывернутых босоножках с кучей жёстких ремешков или туфлях, которые мне напоминают испанский сапожок. Пластыри не помогают: то отклеятся в неподходящий момент, то просто не в силах окажутся преодолеть безжалостную силу трения.

Не знаю, виноваты ли тут производители обуви (а хожу я по хорошим магазинам, в отчаянии надеясь хотя бы на них). Красота меня уже не волнует, лишь бы только не очень больно.

Мало этого — мою растреклятую кожу натирают и раздражают бирки на одежде, ветер, она сохнет и трескается от слёз (моих же! Вот чего я никак не могу понять), покрывается жуткими полосами от острых ручек пакетов и бог знает что ещё.

Вот только что опять чудом удалось приползти на место назначения с разодранными в третий раз мозолями, потому что остаться дома в мягких тапочках, пока раны заживут, мне, конечно, никто не даст.

Я так больше не могу. Кожа, за что?