День удобной грусти

2015-06-21 | 00:03 , Категория текст


Меня не задолбал День Победы.

Я чудесно понимаю желание гордиться собственной страной. Я чудесно понимаю радость за тот момент, когда бессмысленная резня наконец-то закончилась. Это хочется отметить. За это хочется выпить. Но меня задолбали люди, которые этот праздник отмечают и потребляют то огромное количество ширпотреба, производимого под брендом WWII (кино, видеоигры, музыка).

Вот тот, кто нацепит на себя георгиевскую ленточку, выдержит минуту молчания и будет пускать слезу под низкопробное отечественное кино а-ля «9 рота», ответь мне на вопрос: почему ты такой непоследовательный? Ты хочешь почтить память умерших на войне? Так почему выбрана именно Вторая мировая? Почему нет парада в память об умерших в Первой мировой? О погибших при сталинских репрессиях? О павших на той сотне войн, которые прошли через всю историю твоей страны? Там тоже были твои родственники. Их отличие от погибших во время WWII лишь в том, что ты не знаешь их имён (это ведь всё, что ты можешь знать).

Это славное желание — почтить память героев, я не буду спорить. Но эта избирательность в выборе тех, в честь кого ты будешь молчать, выставляет тебя лицемером. Тебе не грустно из-за событий Второй мировой. В России было множество других войн и инцидентов, которые несли за собой смерть и разрушение. Тебе грустно потому, что так требует модный бренд.

Ты непоследователен в своих действиях. Твой выбор того, кого оплакивать, а на кого забить и не вспоминать, обусловлен нуждой полицемерить и «вписаться в тусовку» многомиллионного и бесполезного парада по расколотым воспоминаниям о тех, кому не повезло умереть позже сорок пятого или раньше сорок первого.

Мне хочется плеваться на всех, кто участвует в съёмках низкопробных фильмов и бестолковом разгоне облаков перед парадом 9 мая. Я презираю эту бездарную деятельность непоследовательных лицемеров, которые свои брошенные на всякую ерунду силы могли бы потратить с большой пользой. Например, вытирать говно (я серьёзно, а не ради крепкого словца) за полудееспособными ветеранами, дожившими до наших лет. Только тут любой подумает: «Чё-то как-то гаденько, да и показухи, ради которой я вообще вписался в 9 мая, тут не наблюдается, так что ну его к чёрту».

Я жду момента, когда будет нормально сказать: «Да, мне грустно, когда я думаю о войне. Но войн было много, и мне не хватит жизни погрустить о всех. Да и, тем более, мне немножко наплевать: у меня куча своих дел».

Потому что это правда. Может, звучит она мрачно, но она куда светлее лицемерных парадов и молчаливого игнорирования тех, кто погиб не в том месте не в то время.