Москоу-апокалипсис

2015-06-21 | 00:27 , Категория текст


Как простому человеку почувствовать себя персонажем грандиозного голливудского зомби-апокалипсиса? Причём в главной, активной роли — то есть роли, собственно, зомби. Очередное первое мая предоставит каждому такую уникальную возможность получить новые незабываемые ощущения!

Для начала надо за день до узнать от начальницы, что сотрудников утречком первого велено сгонять на Красную площадь для некого митинга. Минут семь выжирать мозг начальнице выяснением, что ещё там за митинг, пока не станет понятно, что она так случайно назвала парадное шествие. Потом ещё примерно минут сорок жрать начальнице мозг на тему, что нет таких дураков — особенно интенсивно после того, как прозвучит, что быть на месте сходки требуется в без десяти семь утра. Как и положено живому мертвецу, надо выть и стонать о плохой переносимости толпы, давлении, полнейшей бесполезности личного там присутствия, неприкосновенности выходных и праздничных: «Или объявляйте официальный рабочий день — как воскресенье с выборами». В процессе печально убедитесь, что от начальницы ничего не зависит и её точно так же гоняют «по распоряжению», так что жевали её ни за что ни про что.

В семь утра соберитесь возле метро неподалёку от Красной площади, постойте под дождём. Потом короткими перебежками обогните кремлёвскую стену, займите своё место на мосту и стойте под дождём ещё три с лишним часа, потому что шествие зомби-апокалипсиса (то есть Первомая) запланировано на десять, начнётся ещё позже, а в семь утра вас потребовали явиться только потому, что кому-то наверху так захотелось. Добросовестное отмокание под дождём позволит добиться правильной для зомби температуры тела, а почти трёхчасовое топтание на месте — в каноничной подволакивающейся походке.

При желании можно вознести хвалу треклятой Америкосии, благодаря пагубному влиянию которой всего-то в полукилометре от места выжидательного отмокания расположена макдачная. Кофе в макдачной редкостно гадостный, но, по крайней мере, горячий, и в совокупности с горячим же «бутербродом по-буржуазийски» позволит удержаться в состоянии ходячего мертвеца, а не мертвеца окончательно безвременно упокоившегося. Некоторые соучастники по апокалипсису, конечно, тайком будут «согреваться» более патриотично-отечественной жидкостью трудового народа, для вас неприемлемой, особенно в толпе, когда от дурноты и без того боишься в любой момент рухнуть.

Когда дело (то есть тело, то есть совокупность заполонивших мост тел) нетвёрдой походкой наконец двинется вперёд, порадуйся, что мучений осталось совсем немного, пока через треть пути не столкнёшься с коварным планом звуковика-убийцы, накрывшего площадь шумовой атакой, какой даже во время бабах-боевика в три-четыре-дэ ни в одном кинотеатре не встретишь. Меньше чем через пару минут то жуткий ор, то самореклама некой отрасли под видом поздравления трудового народа, то неуместные, но неустанные ещё более жуткие вопли очередного крымнашца, выражающего свой протест Америке в странное время и странном месте, заставят голову трескаться по швам, а вас — эталонно по-зомбячьи постанывать: «Мозги-и-и! Мои мозги-и-и!» (хотя у кого мозги там реально были, те «потерялись» в толпе и уехали ещё за час до начала).

Для особой каноничности волокущейся походки можно ещё два-три раза споткнуться об брошенные впереди идущими, видимо, едва миновавшими камеры, плакатами, невольно попирая ногами многострадальный «мир-труд-май».

Лучше бы лишний день обычной работы вместо праздника объявили, честное слово! От работы хоть какую-то свою полезность чувствуешь, да и условия заметно менее экстремальные, даже когда тоже под дождём приходится бегать. Пойду принимать меры, чтобы обойтись головной болью хотя бы без перехода в простуду. И кофе мне нормального, наконец!