Европейский синдром

2015-06-21 | 07:06 , Категория текст


Я долго не хотела писать этот пост. Потому что он покажется пропагандистским. Потому что он покажется лицемерным. Потому что его сочтут выдуманным. Но терпеть я больше не могу.

Двадцать лет за границей — и вот я вновь в России. Уже несколько лет как.

Нет, меня не задолбали вопросы «зачем ты сюда приехала». Меня не задолбали усмешки у меня за спиной и сплетни, что я вернулась потому что я неудачница и не нашла себя за границей. Меня задолбало всеобщее желание не видеть реальность. А реальность проста: за границами Российской Федерации не рай. Его там никогда не было и вряд ли будет.

Я задолбалась слушать про то, что демократия — лучший строй, про то, что в Европе — социальные государства, гражданское общество, феминизм. Я устала слушать о том, что там безопасно, чисто, хорошая система здравоохранения, хорошее образование, помогают предпринимателям, хорошая налоговая система, а у нас ужас что.

За пять лет в России меня ни разу не пытались изнасиловать.

За пять лет в России меня не разу не избивали на улице.

За пять лет в России мне не разу не отпустили дверь в лицо в общественном месте.

За пять лет в России я не разу не видела, как группа мужчин поджидают девушку на улице, бегут за ней и пытаются раздеть.

За пять лет в России при мне ни разу не избивали гея на улице.

За пять лет в России меня не обвиняли в расизме за то, что я кому-то не улыбалась, не соглашалась пойти с незнакомцем к нему домой, не пропускала кого-то без очереди.

За пять лет в России никто мне не говорил, что я говно, потому что цвет моей кожи белый.

За пять лет в России меня никто не унижал за то, что я атеистка. Никто не говорил, что я обязана носить паранджу.

За пять лет в России мне ни разу не хамили в кафе, ресторанах и магазинах. Даже в студенческой кафешке в подвале.

В парках города, в котором я живу, чище, чем в парках самой известной столицы в мире. На наших детских площадках чище, чем на оных в приморских городках самой милой средиземноморской страны.

Наши «понаехавшие» — вежливые и обходительные. Они не хватали меня за задницу ни разу.

Да, однажды я отмазывала девушку от её «нерусского» спутника в маленькой аллейке. Она испуганно сжала мою руку и просила не уходить, а я его уговаривала отпустить вторую руку и дать ей время подумать об их «отношениях». Однажды. За пять лет.

Да, может, у нас маленькие туалетные кабинки, в них не заедешь с коляской — зато в них не валяются использованные шприцы.

Да, может, у нас плохие дороги, но они бесплатные. Даже магистрали — бесплатные.

Да, может, у нас меньше выбор в магазинах, но и цены у нас за это адекватней.

Да, возможно, у нас тяжело строить свой бизнес, но в Европе его строить ещё сложней — уж поверьте мне.

Прежде чем хаять нашу страну, прежде чем говорить, что у нас всё плохо, откройте глаза. Не как турист. Не как человек, который бежал из страны и боится вернуться, строящий свои представления о Европе на основе своих мифических воспоминаний и иллюзорного мира, который он себе создал. Сравните реальность. Вы увидите, что мы ничем не отличаемся от других стран. У нас есть свои плюсы и свои минусы. Каждому выбирать, какие плюсы и минусы ему важней. Некоторым — размер кабинки, а другим — то, что его ребёнок не подхватит СПИД от валяющейся иголки в общественном туалете. Мне вот важно, что я не являюсь меньшинством, которое можно избивать, насиловать и унижать. Для меня это очень важно. Поэтому я вернулась в Россию. Я не хочу снова быть жертвой «бедных» и «униженных».

Я не прошу вас любить свою страну. Не прошу возненавидеть Европу. Но, пожалуйста, не страдайте болезнью эмиграции — когда уехал, живёшь плохо и боишься об этом рассказать на Родине, чтобы не казаться неудачником. У меня было всё — квартира в центре, престижное образование, красивая спортивная машина, неплохая работа — и я всё это бросила, чтобы жить безопасно и растить своих детей в среде, где я за них не боюсь.

Мне нечего терять, говоря правду. Но большинство людей рассказывает небылицы о том, как там классно, по принципу парижского синдрома. Не надо так.