Кормить нельзя наблюдать

2015-06-21 | 08:51 , Категория текст


Задолбашка родилась на просторах зоопарка. Волонтёрю там по мере сил и настроения, задолбалась не в меру. Основная часть работы — охрана диких животных от гомо сапиенсов. Только вот — сапиенсов ли?

Главный камень преткновения — кормление животных. Господа психологи, протяните руку помощи, объясните этот массовый порыв накормить зверушек. Не бездомных-облезлых-несчастных-одиноких (которых граждане могли бы счастливо обрести во многочисленных приютах и упоённо кормить, гулять, холить и лелеять, даже не забирая домой), а животных зоопарка, кормление и уход которых планируют специально обученные в вузах зоологи. На дежурстве у наиболее «горячих» вольеров чего только не услышишь:

— А я не знал!

Ага, а на билетах, на входе и на вольерах «Не кормить» как бы и не написано? В громкоговоритель по всему зоопарку не объявляют? Я только что не повторяла это, стоя за спиной?

— Он голодный!

Жираф ему это рассказал, как чувствую.

— Он же просит!

Интересно, а детям своим товарищ тоже покупает и даёт всё, что те попросят?

— Ему это можно!

Уверенно так говорят, с пламенем во взоре. Диплом об образовании, правда, стыдливо не показывают.

— Это же одна морковка!

Неочевидный для многих момент. Объясняю. От одной морковки животному, вероятно, и правда ничего не будет. Но только мало кто готов оглянуться и увидеть, что в зоопарке, кроме него, есть ещё люди. Тысячи людей. Ежедневно. И эти самые «одни» морковки животному подсовывает каждый… даже пусть десятый. Давно забытая школьная арифметика подсказывает, что за один погожий день животное сверх своего качественного сбалансированного рациона получает ещё 20–30 кг всякой всячины. В итогах дня: переедание (животное порой даже встать не может), тяжёлые желудочно-кишечные расстройства, гипервитаминозы (попробуйте сами съедать хотя бы по пять кило моркови в день) и другие приветы ветеринарам от посетителей. В чуть более отдалённой перспективе: высокие сплошные заграждения у вольеров (тут посетители возмущённо рассказывают, что в Европах вообще загородок нет — только вот там посетители ведут себя иначе и не так опасны), плохое самочувствие животного (оно не перемещается по вольеру, а лежит в углу, а посетители сердятся, что посмотреть некого), отсутствие доступа к заболевшему животному и гибель животного — либо непосредственно от заболевания, либо из-за существенного укорочения срока жизни. А начиналось-то всё с «одной натуральной морковки».

— Это же всего лишь мороженое (хот-дог, печенька, мармеладка, конфета)!

Это вообще за гранью понимания. А на вид взрослые люди приличного вида. Товарищи! Польза этого добра и для человека весьма сомнительна, а уж животные точно это переварить не смогут. В дикой природе они могут есть кто-то листья и ветки, кто-то фрукты, кто-то сырое мясо, но не конфеты! То же относится и к хлебу, и к колбасе, и к другим продуктам пищевой промышленности. Очередной «биолог» с пеной у рта уверяет, что хлеб не вреден. А вы знаете точный список ингредиентов? Соль, например. Где-то специи. Консерванты, загустители и прочая, прочая. И это всё тоже животным категорически противопоказано. Кстати, даже уточкам на пруду. Не верите — спросите у Яндекса, он подробно об этом расскажет.

Также бытует миф, что животное само умеет выбирать, что ему полезно, и от вредного откажется. Да-да, в голове у жирафа встроенный конфетоанализатор, который быстро раскладывает предлагаемую конфету на ингредиенты и принимает решение о съедобности и полезности. Небось ещё и калории с БЖУ считает. Подставьте вместо «жирафа» слово «ребёнок» — и, возможно, всё станет понятнее. «У ребёнка встроенный конфетоанализатор, который…» Бред? Ну да. Ребёнку хочется красивое, яркое, вкусно пахнет — он и просит. Жирафу хочется красивое, яркое, вкусно пахнет… Дальше продолжать?

— Пусть ребёнок покормит! Хотим сфоткать.

Угу, этожеребёнок, конечно. Или любят дать ребёнку кусок пищи, а сами стыдливо отходят подальше и флегматично смотрят, как волонтёр пытается привлечь внимание ребёнка и объяснить ему, трёх лет от роду, почему животное нельзя кормить.

— Мы больше не будем.

И продолжают кормить, стоит отвернуться.

— Это же просто трава и листья!

Обдирают все окружающие деревья и клумбы, пытаясь скормить животному ядовитый сорняк. Но они ж, видать, зоологи все, не ботаники, такие мелочи знать не обязательно.

— А в других зоопарках можно.

Адреса знаете? Отлично, значит, сами в курсе, куда вам ехать. Но недоумение вида «ну и что вы этим сказать хотите?» гложет.

— А чего это нельзя?! Я в прошлом году кормил — было можно!

Недоумение «и что?» перебивается только негодованием от того, что не стыдятся признаваться. Кстати, в прошлом году тоже было нельзя, просто таблички вы не читаете, а волонтёры тогда рядом с вольером не стояли.

— А у вас на табличке груши (морковки) не нарисовано, я думал, ими можно.

Действительно, на табличке, запрещающей кормление, нарисованы не все виды существующих продуктов. Как и в билете (на стенде) они не перечислены после слов «не кормить». Извините. Недоработка вышла. Сделаем плакат во высоте и ширине вольера, перечислим всё. Правда, животных за плакатом видно не будет — ну так это уже издержки.

Кроме главного, есть ещё второстепенные «камешки».

Фотографируют со вспышкой близко подошедших животных, животных в крытых вольерах, ночных животных. Недавно слышала у ночных приматов от какой-то мамаши: «Ах, тут темно? Не видишь никого? Давай я тебе фонариком подсвечу!»

Здесь есть хорошая новость: не обязательно верить на слово, что это вредно. Можно проверить на себе. Выключаете свет (в тёмное время суток), начинаете заниматься каким-то делом, например, есть, убираться, умываться, причёсываться, спать, и просите верного друга пофотографировать вас со вспышкой. Десять часов подряд с перерывом в пять минут. А во время сна пусть стучит ногой по вашей кровати и истошно кричит (вы же позволяете себе и детям стучать по стёклам клеток и кричать?). Если фантазии хватает, представьте, что таков каждый день вашей жизни. Если не хватает — повторяйте эксперимент, пока не придёт осознание, что жить в таких условиях невозможно. И зверькам тоже.

Аргумент «я один раз» здесь не работает точно так же, как и с кормлением. Вы — один раз. Вон тот, тот, тот человек тоже — один раз. В итоге животные болеют и быстро гибнут от стресса и травм, которые получают, испугавшись очередной вспышки и неудачно прыгнув.

Суют пальцы через прутья клеток. Ну что ж, видимо, у кого-то лишние, а операции нынче дороги.

Ставят детей за заграждениями со стороны вольера. Детям снизу не видно, это проблема. Но упавший в вольер ребёнок — всё же несопоставимо большая беда. Как отреагирует животное — неизвестно. Известно только, что людей они не боятся, так что рассчитывать, что оно спрячется и не тронет ребёнка, не стоит.


Дорогие и уважаемые посетители зоопарка! Животные — не игрушки и не роботы. У них есть своя жизнь, свои вкусы, своё настроение. Они могут уставать и заниматься своими делами.

У вас есть возможность потратить час на дорогу от дома и посмотреть и показать ребёнку животное, которое вы иначе бы никогда не увидели — билеты во все концы света недёшевы, да ещё и найти надо. А в ответ на эту возможность вы ведёте себя как охотники и браконьеры: своими руками уничтожаете тех, на кого смотрите с такой радостью и умилением.

Остановитесь. Понаблюдайте. Насладитесь их естественной красотой и грацией. Вы получите гораздо больше положительных эмоций, чем сделав на бегу очередную смазанную фотографию «я и толстые прутья клетки на фоне жирафа».