Я трус и я боюсь

2015-06-21 | 11:25 , Категория текст


Разрешите представиться: Трус.

Я так боюсь стать отцом, что сделал вазэктомию. Я обожаю детей. Но моя страна убедила меня, что дети не нужны в нашем обществе. Мы, взрослые, кричим о демографии и ненавидим детей.

Все знают, как надо растить, воспитывать, учить и прочее, но забывают, что идеальное не всегда совпадает с реальным. Дети плачут не только от родительской глупости, бузят не только от дурного воспитания и отличаются от тамагочи принципиально. Но всем плевать: чужие дети должны быть тихими, независимо от возраста, чинно ходить за мамой и быть незаметными, занимать как можно меньше места в пространстве даже с коляской (лучше без неё!) и не бесить. А лучше пусть сидят в детском саду или с бабушкой.

Я не хочу детей. Они всем мешают. Я молчу о массовом отсутствии пандусов и парковок для колясок, о том, что нормально делать покупки с маленьким ребёнком можно только в «мертвый час» в гипермаркете и т. п. Хотите объясню?

Моя соседка живёт в нашем доме около месяца, получает травму руки. Вызывает скорую. Ребёнка оставить не с кем, я так понимаю, соседи все чужие люди, малышу года два или около того. Скорая её никуда не увозит, потому что с ребёнком в больницу нельзя. Та бинтует руку и идёт с ребенком в травматологию. Там сидит в очереди два часа, никто её не пропускает, ни один врач не предлагает ей пройти без очереди, в итоге усталость берет верх, девушка возвращается домой, за ночь перелом (!) превращается в перелом со смещением, деталей дальше не знаю, но знаю, что в итоге ей ампутировали руку. Потому что ей некуда было деть ребёнка. Я слушал этот рассказ и холодел от ужаса.

В магазине, где нет тележек с детскими сидениями, а с коляской не пройти, малыш лет двух не слушает маму, пытается убежать между стеллажей, падает сам, сваливает какие-то лотки с яйцами. Мама, явно беременная, бросает тележку, бросает всё, подхватывает ребенка, со слезами взвывает: «Малыш, ну я же предупреждала!», что-то ещё ему говорит, и под зудение «мамаша, следите за своим мелким» без покупок и с отчаянием на лице пытается уйти из магазина, попутно выясняя у администратора, должна ли она оплатить разбитые яйца. Те самые, которые стоят на открытых полках в полуметре от пола. В магазине, который изначально не рассчитан на покупателей с детьми.

В поликлиниках не пропускают мам с ноющими малышами, потому что «раз тебе надо к врачу, оставь ребёнка бабушке, или отведи в сад», и вообще дети должны тихо себя вести, а не пытаться после часа сидения в очереди побегать и поныть. Я пропускаю этих мам, но старушки в очереди беспощадны. Врачи вообще их не видят, этих девушек, терпеливо сидящих в очередях с малышами, которых не с кем оставить, и не пытающихся пройти без очереди.

Дети мешают всем — сотрудникам банков и больниц, в магазинах и автобусах, в поездах и самолетах. Мамаша, оставьте вашего отпрыска с папой/бабушкой/няней/соседкой, он в два года должен сидеть тихо, ходить молча, писать раз в день и ничего не хотеть. Мамаша, не лезьте с коляски в трамвай, существуйте по ночам, когда все спят, а если ваш малыш ноет, то вы говно, а не мамаша, не воспитали. Куда вы прётесь с ребёнком в самолет, катитесь поездом, выкупайте себе целое купе, какайте там в горшок вместе с ребёнком, потому что туалет поезда на малыша не рассчитан, а лучше сидите дома и выползайте только по ночам, только пусть ребенок молчит. Мамаша, вы с одним не справляетесь, а судя по пузу, второго ждёте, куда вам второго, у вас вон и первый уже убежал и объедает наш аптечный кактус, пока вы тут витаминки покупаете. Мамаша, вы мешаете, и ребёнок ваш мешает, заткните его, уведите его, вы не умеете воспитывать, куда вы прётесь с детьми и колясками… И так до бесконечности.

Это сломало меня. В двадцать восемь я сделал вазэктомию. Я боюсь того, что моя сперма станет причиной травли ещё одной женщины. Я лучше буду пропускать этих мам без очереди, водить малознакомых соседок в травмпункт, помогать девушкам с детьми в магазинах набрать товар, за свой счёт ставить у парадных пандусы для колясок, да хоть чёрта в ступе, но рожать своих — увольте.

Дети не нужны нашему обществу. И это страшно.