Вагон пониженной комфортности

2015-06-21 | 14:28 , Категория текст


Задолбашка у меня небольшая, и упоминать бы не стал, если бы касалась она меня одного.

Я, видите ли, очень люблю кататься на велосипеде. В том числе, в таких местах, куда удобнее добираться электричками, так что летом пользоваться ими приходится частенько. И что меня неизменно удивляет, так это стремление народа в пустом вагоне занять, в первую очередь, именно те четыре места, куда можно ещё как-то втиснуть велосипед таким образом, чтобы доставлять окружающим минимум неудобств.

Речь идёт о местах возле двери, где в ряду не три сиденья, а два. Только там можно развернуть переднее колесо так, чтобы оно не сильно торчало в проход. Но занять их удаётся нечасто. В пустой, повторяю, электричке. Бывает, в вагоне с чуть ли не сотней сидячих мест занято десятка полтора, но при этом все 4 велосипедных — обязательно. Мне-то, в принципе, всё равно: сел и сиди себе, делай морду кирпичом — имею право. Но велосипед штука, мягко говоря, не стерильная, особенно после шести часов катания по просёлкам, а в электричках ездят не только трудяги в замасленных спецовках. Просто из сочувствия к тем, кому приходится протискиваться мимо, иногда цепляясь чистой одеждой за грязное колесо, плоховато получается морда кирпичом.

Вот почему и обращаюсь здесь ко всем пассажирам полупустых электричек. Люди, ну думайте иногда немножечко головой и не только о себе, а? Как раз лето наступило, велосезон начался. Оставляйте велосипедные места свободными, если есть такая возможность, пожалуйста. Ну, почему я, велосипедист, больше забочусь о пешеходах, чем другие пешеходы, которые в следующий раз могут запросто оказаться на их месте? Всё зависящее от меня я исполняю. Даже если ехать 15 минут, не ленюсь ещё на платформе достать инструмент, ослабить пару винтов и поставить руль параллельно колесу, чтобы не занимал проход. Только пустите туда, где мы с велосипедом сможем занять минимум места. Но не пускают же!

Пробовал вежливо просить, чтобы пересели на соседний свободный ряд. Получалось. В среднем, один раз из четырёх, ага. То смотрят в окно, притворяясь глухими. То громко возмущаются, а чего это они должны? Да не должны вы ничего никому, не нервничайте. То вежливо отказываются — и что я могу сделать? Имеют право. Ну, знаете, я тоже живой человек и не люблю чувствовать себя оплёванным, даже оплёванным вежливо. Надоело, больше не прошу.

Пробовал отвечать на подобное подобным. После отказа пересесть, всем, кто протискивался мимо меня, громко рассказывал, что за все свои неудобства они могут поблагодарить вон тех умных товарищей. Получалось успешнее. До того раза, когда один такой обиделся и пришёл выяснять, кого это я, сука, умным назвал. Заверил, что, конечно же, не его. Странно, но обиделся ещё сильнее и тут же заторопился подтвердить справедливость моих заверений. Видно же сразу: пока он геройски поборает диван, я проезжаю полторы сотни км в неделю только до работы и обратно. Согласитесь, при столь заметной разнице физических кондиций, не очень умно было поднимать голос и руку. Пришлось ему, пока я не вышел, ехать в проходе, лёжа мордой в пол и докладывая «всё понял, осознал, раскаиваюсь!» каждый раз, когда давление ноги между лопаток усиливалось. Больше эксперимент не повторяю: человек я мирный и конфликтов не люблю, особенно, когда в них может пострадать велосипед.

Уж и не знаю, что тут ещё можно придумать. Просто снова прошу: пожалуйста, чуточку мозгов и внимания друг к другу — вы же не меня задалбываете, а себя.