6 декабря 1957 года родился Михаил Сергеевич Евдокимов

2015-06-21 | 16:36 , Категория фото


О нём уже написано несколько книг и посмертно снято несколько фильмов. И написано, и снято будет еще немало. Михаил Евдокимов на постсоветском пространстве — личность знаковая. Последний из могикан, который не вписывался и не вписался бы никогда ни в один формат, идет ли речь о культуре или политике. Все ипостаси, в которых он представал перед современниками — с большой буквы. Артист. Певец. Губернатор. Мужик.

Он был человеком-праздником, какого бы невероятного труда это ему ни стоило. Замечательный юморист, никогда не бывший пошлым, все его юморески — о любви, нежной, трогательной. Певец, в эпоху тоталитаризма попсы так исполнивший «На горе, на горушке», будто знает о жизни нечто сокровенное. Актер и режиссер, снимавший, подобно земляку Шукшину, не сериальное мыло ради коммерческой выгоды, а настоящее кино. Надежный друг, на которого, как на самих себя, могли положиться и Александр Михайлов, и Александр Маршал, и Олег Митяев — и все, с кем он был дружен от школьной скамьи.

Его отец Сергей Васильевич был рабочим, происходил из казачьего рода, принимал участие в Финской войне и прошел от начала до конца всю Великую Отечественную войну. После ее окончания он работал на разных заводах по всей Сибири сварщиком, шахтером, электриком и монтером. Мама Михаила Анна Петровна работала на шахте. Семья у Евдокимовых была немаленькая — Михаил рос в шумной компании шестерых братьев и сестер. Когда ему исполнился год, семья Евдокимовых переехала в Смоленский район Алтайского края в село Верх-Обское. Именно этот край и эту небольшую деревеньку Евдокимов всю жизнь считал своей главной, пускай и маленькой, родиной. Старшая сестра Михаила, Татьяна Сергеевна вспоминала о его детских годах: «Когда он родился, мама руку сломала, и я нянчила его. Он был очень спокойный, спал и спал. Мама даже тревожилась по этому поводу. Ещё в раннем детстве он часто болел, в основном — ангиной. Кстати, болели мы с ним по переменке: то он, то я. Потом Миша окреп. Как и все мальчишки, хулиганил. Бывало, напроказничает, мама хочет наказать его, а он кричит: «Ой, Таня, спаси меня!», и прячется за мою спину. Не помню, чтобы кто-то в нашей семье дрался. Нас, ребятишек, было много, но все жили дружно. Я, бывало, попрошу Мишу о чём-нибудь, он скажет: «Да ну тебя, вот пристала». А потом возьмёт и втихую сделает. Такой у него был характер».

В юношеские годы Михаил успел перепробовать много занятий. После школы он создал в своем селе собственный ВИА, организовывал концерты, занимался конферансом и пародировал окружающих. Евдокимов рассказывал об этом времени: «А с класса пятого вдруг обнаружился у меня талант — я научился говорить голосами Райкина, Карцева, Ильченко. Летом все наши, деревенские, были на «летниках» — летних выпасах скота. А мы с пацанами там для них вечерами концерты устраивали — забавили народ». В это же время он окончил барнаульское культпросветучилище по классу балалайки. Музыкой Евдокимов увлекался с седьмого класса, играл на гитаре и ударных инструментах. После окончания училища он также работал администратором в городской столовой, и шлифовщиком на Алтайском моторном заводе. Важным этапом в его жизни стала служба в армии, которую он проходил в Нижнем Тагиле. Там он познакомился со своей будущей супругой Галиной, чей дом находился напротив части, где служил Михаил. Сразу после знакомства он приступил к настойчивым ухаживаниям. Позже Галина в интервью рассказывала: «Днем близкого знакомства я считаю 8 июня 1977-го. Тогда у нас начались совсем уж серьезные отношения, хотя я была школьницей, только в 10-й класс перешла. Мы с Мишей всегда вспоминали этот день. Но понравился мне он не с первого взгляда! Больше того, как раз в тот момент я дружила с другим молодым человеком. Но Миша меня отбил. Даже не знаю, как это было, но тот поклонник пропал. Его воинская часть была от нашего дома через забор. Был вечер, я стояла на балконе, а он подошел к забору. Так и пообщались в первый раз. А ради первой встречи он ушел в самоволку. Переоделся в гражданское, и я его не сразу и узнала. Ждала-то солдата… Посидели в парке на скамеечке. Он был тогда худенький, светловолосый. «Серенады» мне пел. Подходил к забору с гитарой и пел песни разные. Ещё когда ухаживал, он портрет мой нарисовал. Правда, я выглядела так, будто мне уже лет сорок. Но портрет храню — он сейчас в Москве. Подарки делал, правда, не самые романтичные — чеканку, доску разделочную. Он мастеровитый был, уже даже когда стал артистом, он все делал запросто и основательно. Это у него в крови».

Во время службы в армии Михаил Евдокимов активно использовал свои способности пародиста, не боясь ни гнева начальства, ни недовольства сослуживцев. Однополчанин Анатолий Курчум вспоминал: «Артистическая натура Евдокимова дала о себе знать с самых первых дней службы. Когда роту, едва успевшую заснуть после трудного дня, вдруг будил зычный голос сержанта: «Рота, подъем!». Как оказывалось, сержант в это время тоже спал мирным сном. А команду его голосом подавал новоиспеченный рядовой Михаил Евдокимов».

После демобилизации из армии Евдокимов был принят на должность художественного руководителя дома культуры в селе Усть-Катунь Смоленского района Алтайского края, но проработал там недолго, и уже в 1979 году поступил в институт торговли в Новосибирске. Там Михаил основал и возглавил команду КВН, в которой успешно выступал два года, постоянно организовывал концерты, встречи и капустники. Параллельно он продолжал работать администратором в кафе, заведующим столовой, подрабатывал, выступая на праздниках. Несколько раз он пытался устроиться на работу в Новосибирскую филармонию, но каждый раз получал отказ.

Отучившись два года, Михаил принял решение оставить институт и уехать в Москву. Он вспоминал этот эпизод из своей жизни: «Пришли ко мне друзья и говорят: «Ерундой здесь занимаешься, уезжай!». А как ехать, к кому?! Но они меня уговорили. Обнялись мы, заплакали, и на следующий день я уже был в поезде. Москва ничего про меня не поняла сначала, вроде бы не заметила — прошляпила, в общем. А потом поздно было: никуда от меня не денешься!».

22 августа 1981 года, незадолго перед своим отъездом, он женился в Тагиле. Молодая супруга уже тогда знала о его намерении покорить столицу: «Еще до свадьбы у нас состоялся такой разговор, — рассказывала Галина Евдокимова. — С заездом ко мне он тогда направлялся в Москву поступать в эстрадно-цирковое училище. Миша спросил, не буду ли я против, если он пойдет в артисты. Ответила, что поддержу. Тем более что Бог дал ему не просто способность к сцене, а талант. Я потом ходила на концерты Миши — в них всегда был экспромт. Он даже «Баню» свою рассказывал по-разному. Я ее каждый раз словно впервые слышала».

Вскоре после свадьбы у Евдокимовых родилась дочка Аня, но семья еще долго очень виделась лишь периодически, дожидаясь, пока у Михаила появится возможность забрать к себе жену и ребенка. Случится это лишь в 1985 году, но четыре года разлуки только укрепили брак Евдокимовых.

Покорение столицы далось Михаилу не сразу, так как поступление в эстрадно-цирковое училище, в которое он так стремился попасть, окончилось неудачей. Но Евдокимова не отпугнули ни сложности, ни два года жизни в съемных комнатах, а в 1983 году его пригласили в Московскую филармонию, и позже – в Москонцерт. Начинал свою сценическую карьеру Евдокимов в качестве артиста разговорного жанра, и уже через год дебютировал на телевидении, снявшись в праздничном «Огоньке», посвященном празднику 8 марта.

Настоящая слава пришла к Евдокимову в 1989 году, когда он принял участие в съемках телевизионной программы «Аншлаг». Начинал он как пародист, но очень скоро нашел свой образ, который стал любимым и для него, и для зрителя. Деревенский мужик, русский богатырь — косая сажень в плечах, рубаха навыпуск, душа нараспашку – именно таким Евдокимов запомнился и полюбился публике. Работая в жанре монолога, Михаил не оставлял работу в жанре пародии. Объектами его дружеского высмеивания становились Юрий Антонов, Евгений Леонов, Вилли Токарев, Николай Озеров, Иосиф Кобзон, Эдуард Хиль, Ефим Шифрин, Андрей Миронов и многие другие певцы, актеры или политики.

Сценическая карьера Евдокимова развивалась стремительно. Уверенный и талантливый, он легко вошел в артистическую среду, покоряя всех своим талантом и непосредственностью. О начале совместной работы вспоминал близкий друг и коллега Михаила, Владимир Винокур: «Это был настоящий самородок. В самом начале Мишиной карьеры, ещё в 1980-е годы, я привел его к Аркадию Хайту, известному тогда писателю, драматургу и сатирику. Он писал для Хазанова, Петросяна, сценарии к мультфильмам «Ну, погоди!», «Кот Леопольд». Мы пришли, и Евдокимов меня спрашивает: «А зачем ты меня сюда привёл?». Мишка тогда был совсем молодой, прямой человек. Он сказал: «Я сам для себя пишу». Хайт так смеялся, потому что он был человек, которого было трудно уговорить написать миниатюру для именитых артистов. И вдруг неизвестный парень, кудрявый русский богатырь, заявляет ему такое. Хайт спросил: «А что ты можешь?». И Миша показал не меньше 20 пародий. И речевых, и музыкальных. С точностью один к одному. Сумасшедший какой-то дар. И тут же спел и из репертуара Высоцкого, и последние хиты. Прочитал свои рассказы. Хайт посидел, подумал и сказал: «Этому парню действительно никто не нужен. Он всё может сам».

О первом впечатлении, о работе и о дружбе с Евдокимовым рассказывала коллега и подруга Евдокимова, Регина Дубовицкая: «В 1984 году кто-то из артистов сказал, что появился в Москве талантливый мальчик, делает пародии и вроде бы работает в областной филармонии. Я его вызвонила, хотя найти Мишу было непросто. Он в то время снимал даже не комнату, а полкомнаты где-то на окраине. Когда пришел в Останкино, я предложила ему показать пародию. Молчит. Думаю: стесняется человек – редакция, много людей сидит. «Представьте, – говорю, – что это Театр эстрады». – «Я никогда не работал в Театре эстрады». – «Ну, представьте, что это клуб в вашей деревне. Вот вы выходите на сцену. В зале земляки». – «А зачем я им буду что-то показывать, они и так все мои пародии знают». – «Зачем же вы тогда ко мне сюда пришли, если не хотите показывать пародию?». Пауза, а потом он говорит: «Пришел, чтобы познакомиться». Меня зло разобрало – честно. «Ну и как я вам?». Снова пауза. «Все нормально. Еще увидимся», – и ушел. Миша был настоящий, то есть всегда одинаков в поступках, в оценках чего-либо. Без пафоса, без манерности. С таким можно в разведку идти. Верный товарищ. Не подводил никогда. Во-вторых, его было практически не свернуть с пути: если он что-то задумал, то обязательно воплощал это в жизнь. Но при этом он умел слушать и советоваться, хотя трудно было его переубедить. И, в-третьих, не было никаких или–или. Либо он принимал человека, либо нет. Независимо от того, «нужный» ли это влиятельный человек. Мишино «да» всегда было «да».

Параллельно с активной работой в «Аншлаге» Михаил Евдокимов сотрудничал с театрально-концертной фирмой «Музыка». Он не прекращал учиться, и в 1992 году окончил факультет режиссеров эстрады в ГИТИСе. В этом же 1992 году он основал ООО «Театр Евдокимова», который возглавлял до 2004 года. Воспоминаниями о годах учебы делился однокурсник Евдокимова Олег Митяев: «Мы вместе учились в ГИТИСе на режиссёрском факультете. Это было заочное отделение. Поступили в 1986 году. Люди все взрослые, со своими привычками. И мне запомнилось, как каждый из нашей группы во время сессии обедал. Одна актриса из Краснодара приносила на обед из гостиницы бутерброды с чёрной икрой и бутылку шампанского. Другая актриса ела только яблоко, потому что следила за фигурой. Были такие, кто вообще обходился стаканом кипячёной воды. Я брал с собой какие-то банальные бутерброды. А Миша мог купить рядом с метро несколько десятков пирожков с мясом, причём, вместе с лотком, поставить его перед нами и сказать: «Угощайтесь, ребята».

В начале 1990-х годов Евдокимов начал сниматься в кино. На его счету были роли в фильмах «Воспоминание о «Коровьем марше» в 1991 году, «Не хочу жениться» и «Про бизнесмена Фому» в 1993 году, «Не валяй дурака» в 1997 году, «Не послать ли нам гонца?» в 1998 году и «Старые клячи» в 2000 году. Несмотря на то, что все эти роли были похожи друг на друга, как похожи и на самого Евдокимова, все они были очень тепло восприняты аудиторией. А за роль в комедии «Не валяй дурака» артист даже получил приз «За талант, народный юмор и верность традициям отечественного кинематографа» на всероссийском кинофестивале «Созвездие». Галина Евдокимова с теплотой вспоминала московский период жизни с супругом: «Миша был особенным во всем. Многим он казался деревенским простачком, этому способствовал и его сценический образ. Но он был разным. Я чувствовала, что рядом настоящий мужчина. Видела в нем человека, о котором женщина может только мечтать».

Евдокимов никогда не замыкался на одном жанре или формате. Его актерская деятельность переросла в успешную телевизионную карьеру, параллельно с которой шла запись музыкальных альбомов. Ему доверяли создание авторских передач. На экране появлялась передача «С легким паром!» на Первом канале, «Не скуЧАЙ!» и «Михаил Евдокимов в кругу друзей» на телевизионном канале «Россия» и «Надо жить» на ТВЦ. В 1998 году он получил «Золотого Остапа» в номинации «Артист эстрады». Один за другим выходили диски с его монологами и песнями, а в 1999 году он и многие другие известные артисты приняли участие в совместном проекте композитора Евгения Бедненко и Виктора Мережко «Поют звезды театра и кино». Итогом этой работы стал ряд концертов и музыкальный альбом, записанный в США.

Несмотря на феноменальную популярность, Евдокимов никогда не чувствовал себя оторванным от обычных людей. Он часто ездил домой, если выдавалось свободное время, помогал родным деньгами и подарками. Галина Евдокимова рассказывала: «Он не копил. Заработал — потратил. Нужно кому-то — помог. По большим суммам советовался со мной. Он легко расставался с большими деньгами. Когда учился в Новосибирске и жил только на то, что сам зарабатывал, отдал земляку свое теплое зимнее пальто. Сам остался без зимней одежды, мерз! Вот за это я его пилила. Говорю: «О себе-то надо думать! Если бы что еще было в гардеробе, а то единственное пальто». Похожими воспоминаниями делилась и Регина Дубовицкая: «Помню, как первый раз пришла к нему домой. У него в Москве была маленькая двухкомнатная «хрущевка». И меня поразило, что все в ней было завалено какими-то одеялами. «Что это такое у тебя?» – «Ребята с Алтая приехали». – «А что, им больше негде ночевать? Только у тебя?» – «А у меня здесь, считай, Дом колхозника». К нему постоянно приезжали гости с Алтая. Помогал он людям здорово. Кому-то трактор купил, кому-то еще что-то. Но это когда он стал уже по-настоящему зарабатывать. Мишины друзья шли с ним по жизни. Он жил в Москве, но москвичом никогда не был. Главное его местожительство – деревня Верх-Обское. Он пропадал там. Полгода точно проводил. Как-то разыскала его в сентябре по телефону: «Миша, ну ладно ты в деревне. У дочки же занятия в школе начались. Она же все забудет!». И он мне тогда сказал: «Главное, чтоб она деревню не забыла».

В начале 2000-х годов Михаил Евдокимов стал переключать свое внимание на другие сферы деятельности. Его интерес привлекла политика, как наиболее прямой путь к непосредственной и значительной помощи людям. «Мише стало тесно в рамках эстрады, — рассказывала Галина Евдокимова. — Приезжая в Верх-Обское, он видел, как бедно живет народ. Даже покосившиеся заборы удручали его. Он мечтал, чтобы возле каждого дома они стояли ровные и покрашенные». В это же время, в 2000 году, он окончил новосибирский институт, к тому времени переименованный в Сибирский институт потребительской кооперации, получив диплом по специальности «Экономика и управление на предприятии».

Политическая карьера Евдокимова развивалась стремительно. В апреле 2004 года он одержал победу в выборах на пост губернатора Алтайского края. Однако, именно этот, казалось бы, благополучный поворот судьбы принес ему много неприятностей. Найти общий язык с депутатами и местными властями оказалось непросто. Михаила воспринимали как артиста, который замахнулся на власть, используя собственную популярность. Неоднократно в прессе возникали разговоры по поводу его компетентности и соответствия занимаемой должности. Дважды Евдокимову выражали официальное недоверие. Друг артиста Валерий Золотухин рассказывал о сложностях Евдокимова в новой сфере работы: «Помню, мы с ним встретились на Алтае в пору его губернаторства. Он шуганул охранника и сказал: «Сергеи-ич! Беру-ут! А я не умею — ни брать, ни давать!». И матом… У него была катастрофа с этими взятками. Крик души: «Беру-ут! И на самом высочайшем уровне. Вот беда в чём. Они ждут, что я приеду с чемоданом денег».

Сам он говорил о своих проблемах всегда с юмором, и всегда по-мужски: «Знаете, мой приход к власти вызывает у многих какое-то отторжение. Ну, скажите, что здесь плохого, если я, имея какой-то вес в обществе, стараюсь помочь своему народу? Но находятся людишки, иначе, я их не могу назвать, которые тявкают из подворотни. Ну, все уже прошло, закончился театр. Началась работа. Почему они это делают. Чем я мешаю кому-то? Да, я артист. Это было моим главным делом. Я многого достиг на этом поприще. Но жизнь вносит коррективы в судьбу. И сейчас я решил для себя, что я могу сделать больше в роли политика. Актеров априори любят. А политик не может быть любимым всеми. Всем не угодишь. Почему я пошел на это? Да просто хочу сделать в этой жизни главное – улучшить жизнь людей. Можно ли ставить это в вину? У меня лично – все есть. Но я знаю, что я могу сделать больше для тех, кто в меня верит и любит. А эта шпана меня достает. Мне это обрыдло, и я не знаю, как от этого избавиться. Откуда эта зависть и злость? Это, наверное, и есть самая неприятная штука в моей сегодняшней жизни. Знаете, мне Валера Золотухин замечательную историю рассказал про Сергея Михалкова. Он где-то за границей был, когда текст его гимна приняли. Сам в прениях не участвовал. Едет он в лифте с двумя поэтами. Ну, они начали трунить: текст гимна не очень, так себе, можно было бы подработать, укоротить слегка, метафор добавить, синекдох, оксюморонов. Подначивают по полной программе. Лифт открывается, они выходят, а Михалков им вслед: «Идите и учите текст!». Это гениально! И я сейчас говорю: Ребята: Учите текст! Все! Война закончена! Началась нормальная работа! Уже в высших эшелонах власти началась работа с нами, а эти не успокоятся. Зачем эта возня? Она мешает нормальной работе».

Уход Михаила Евдокимова в политику не одобрили многие друзья, и даже супруга: «Была очень удивлена, отговаривала его. Он со многими советовался — и с друзьями детства, с друзьями — артистами и спортсменами Михайловым, Сергеем Макаровым, Евгением Ловчевым, Панкратовым-Черным. Думала, он поговорит на эту тему, и вопрос на этом закончится. А он решил действовать». Регина Дубовицкая вспоминала: «Я тогда считала, что глупость. Из-за этого мы даже разругались с Михаилом. Когда он пригласил меня приехать на Алтай и поучаствовать в его выборной кампании, наотрез отказалась: «Это не твое. Ты актер от Бога. Политика – другая работа. Каждый человек должен заниматься своим делом». Но я знала, что Мишку не переубедить. Никогда и ни в чем, даже в мелочах. Он всегда добивался, чего хотел».

Сложностей на новом посту его ожидало немало: регион имел значительные долги, в упадке было столь важное для экономики Алтайского края сельское хозяйство, сокращали производства главные промышленные объекты, неумолимо уменьшались рынки сбыта, от сотрудничества отказывались кредиторы. Евдокимов, имевший огромную поддержку в народных массах, и пользовавшийся доверием народа, был неприемлемым губернатором для действующих в крае персон и работавших там схем. Кроме того, не поступало никакой поддержки из Москвы, более того – главные лица государства были открыто против появления фигуры Евдокимова на политической арене. А 7 августа 2005 года Михаил Евдокимов погиб в автомобильной катастрофе, вместе со своим водителем Иваном Зуевым и охранником Александром Устиновым. Авария произошла ранним воскресным утром на трассе Бийск-Барнаул. Целью поездки губернатора была деревня Полковниково, где планировались торжества, посвященные 70-летию космонавта Германа Титова. Автомобиль «Мерседес», в котором находился Евдокимов, совершил неудачный маневр, пытаясь избежать столкновения с едущей навстречу «Тойотой». Автомобиль съехал в кювет и на полной скорости врезался в дерево. Трое мужчин, находившихся в машине, скончались от полученных травм на месте аварии. Также в машине находилась Галина Евдокимова, но она выжила после аварии, и смогла восстановиться после долгих месяцев операций и больничной реабилитации. Имела ли место в этой трагедии политическая подоплека – не знает достоверно никто. Вдова не говорила на эту тему, и никаких официальных выводов в процессе расследования сделано не было. Александр Маршал, друг Евдокимова говорил в интервью, которое дал прессе почти сразу после трагедии: «Смерть свою близкую он чувствовал. Был такой момент, я гостил у него в деревне, мы сидели на кухне и долго-долго разговаривали. Он ко мне почему-то был расположен, изливал душу. Рассказывал такие вещи, которые я никому не могу рассказать… И у него промелькнуло: «Сань, хочешь – верь, хочешь — не верь, но мне недолго осталось». Он и другим говорил: «Давай ещё по махонькой, а то когда ещё встретимся».

Возможно, если бы у Михаила Евдокимова было больше времени, он смог бы провести ряд необходимых реформ, и заслужить доверие коллег депутатов. Коллега и друг Евдокимова, депутат Государственной Думы Николай Харитонов делился своими сожалениями: «Человеку не хватило времени раскрыться. Хотя, по большому счету, то, о чем мы говорим, то, к чему он стремился, реализуется. В должности губернатора он привлек внимание ко всем болевым точкам, начиная с состояния здравоохранения, агропромышленного комплекса, и заканчивая душевным состоянием людей. Вот это все время мучило: человек, которому не дали раскрыться, у которого судьба отняла время. Очень жаль, и я жалею».

Галина Евдокимова с дочкой Анной растят внука, полного тезку знаменитого деда – Михаила Сергеевича Евдокимова. Вдова Евдокимова, благодарила друзей и близких за то, что не оставили ее в трудный период: «Морально мне очень тяжело. Но время идет… Я не считаю, что время лечит — просто постепенно начинаешь думать о многом по-другому. Муж погиб в расцвете лет. 47 — разве это возраст? Теперь мы живем памятью о нем. Приятно, что люди не забывают его — это согревает, и горе легче переносится. Панкратов-Черный, Михайлов, Маршал помогают словом, а когда и не только словом. Фима Шифрин, такой волнительный, привозил ко мне своего врача в 2006 году, утащили они меня в больницу. Казалось бы, кому я, вдова, теперь нужна? Нет мужа, который может словечко замолвить, а люди все равно остаются рядом».

В память об артисте был основан музей на его родине, в селе Верхне-Обском. Посмертно вышли диски с аудио и видеозаписями Евдокимова, проводятся вечера памяти в Москве, на Алтае и по всей стране. В 2000 году вдова и друзья создали фонд имени Михаила Евдокимова, призванный помогать одаренной молодежи, развивать искусство и спорт в регионе.

Михаил Евдокимов был похоронен в родном селе Верх-Обское Алтайского края.