Как одевались наши родители в 70-х

2015-05-23 | 14:38 , Категория фото


По семейным фотоальбомам можно проследить, как эволюционировали вкус и настроения в стране, менялись мода и ассортимент в магазинах.

Вера Ивановна Фролова 56 ЛЕТ

В начале 70-х звуки ритмичного стрекотания ручной швейной машинки доносились почти из каждой квартиры. По выходным доставались чемоданы с морем веселых тканей, старые портняжьи ножницы, бесчисленное количество разноцветных катушек и черно-белые фотографии кинозвезд в фестивальных нарядах. Скопировать что-нибудь «как у Софи Лорен» в последнем фильме было делом чести.

В середине 70-х брюками клеш и мини-юбками бредили даже отличницы. Это был атрибут взрослости. Тебе четырнадцать лет и ты убеждаешь маму выделить 10–15 рублей из семейного бюджета на пошив первых и крайне необходимых в твоей жизни клешей. В магазине ничего такого купить было нельзя, поэтому всё шили сами. Идеальная пара клеш расширялась от бедра и скрывала туфли на 10-сантиметровой платформе, а юбка была тридцать сантиметров длиной. На танцах мы производили впечатление новыми клешами или мини-юбкой, сшитыми из папиного отреза габардина, выданного на пошив военной формы, а также вязаной кофтой-«лапшой» на шнуровке. Кстати говоря, в школу в мини-юбке могли не пустить. По утрам нас встречала директор школы, стоя под фундаментальным портретом А. С. Пушкина пять на шесть метров с сантиметровой ленточкой в руках. Сшитые мамой вещи из далеких 70-х я храню до сих пор.

Маргарита Щемелева 62 ГОДА

Среди моих друзей и знакомых были молодые художницы и актрисы. Все старались подчеркнуть свою индивидуальность и не подражали слепо журнальной моде. В начале 1970–1973-го у каждой модной девушки имелся плащ из кожзама и расклешенные брюки. Плащи были разные по цвету. Мне нравились черные и цвета спелой вишни, но у меня был коричневый. Было сложно подобрать цельный ансамбль, но мы старались. Например, я сшила у портнихи чёрное миди пальто. В Вильнюсе купила к нему темно-зеленые лаковые ботинки и точно в цвет обуви шейный платок.

Идеи нарядов черпала из журналов, фильмов и собственной фантазии. Летом можно было развернуться и что-то сделать своими руками, например майки с принтами, двух- и трёхцветные юбки и рубашки в технике узлового крашения. Трафарет для майки с принтом «Make Love, Not War» я сделала сама, причем масляной краской для живописи. Предварительно 24 часа томила краску на куске картона, чтобы пигмент лег на трикотаж без жирных разводов. И это сработало. Круглые очки с голубыми стеклами привезла мама из Праги. В комплекте с оправой шел набор разноцветных стекол, были даже розовые. Костюм из трикотажа (с фотографии в шляпке. — Прим. ред.) купила у знакомого модельера.

У меня было много замшевых вещей — сумок, юбок. В 1975-м я купила итальянские босоножки на деревянной платформе. Как-то однокурсник выточил по моему эскизу мужские деревяшки-шлепанцы, потом все на улицах на него оглядывались. Большую часть моего гардероба составляли импортные вещи, так как у меня был чудный приятель Веня, который умел общаться с иностранными студентами и туристами. Он приносил мне и моей сестре очень красивые, качественные и модные вещи. И даже французские духи в необыкновенных флаконах. Именно тогда в моем гардеробе появились настоящие темно-синие джинсы с двойной строчкой, джинсовые юбки и даже джинсовый сарафан. Наверное, Вене сейчас лет семьдесят.

Нилина Витальевна Мишина 51 ГОД

В 70-е в связи с тотальным дефицитом достать модную одежду было сложно. Приходилось проявлять максимум выдумки, чтобы выглядеть модно. Одежду редко покупали, в основном шили в ателье или у знакомых портных. Моду тогда отслеживали в кинотеатрах — смотрели много европейского кино и читали модные журналы.

Начало 70-х запомнились стилем хиппи, тогда носили либо экстра-мини, либо макси, причем в мини не отказывали себе даже пышные женщины. Я носила цветастые юбки, которые шила себе сама: покупала самый дешевый хлопок, обшивала их кружевами и тесьмой. Носили шали с бахромой, блузки в этническом стиле. Волосы оставляли длинными, перевязывали тесьмой поперек лба и прически практически не убирали.

Затем пришел стиль сафари, чувствовалось влияние Ива Сен-Лорана и французского кино. Хлопок, лен, легкие, но держащие форму ткани естественных расцветок. Деревянные, перламутровые, роговые пуговицы, отстроченные погоны, клапаны и кокетки. Именно 70-е годы придали совершенный силуэт классическим мужским и женским плащам, красивее которых я до сих пор не встречала.

Завершилось десятилетие бесшабашным стилем диско. Парни носили приталенные батники, причем ушивали всю свою верхнюю одежду в талии самостоятельно. Самые смелые модники украшали концы клешей металлическими монетками. Носили цветастые рубашки с очень длинными концами воротников. Мой любимый наряд того времени — это сабо, светлые клеши и короткие топы спортивного типа, а аксессуары из замши и кожи я шила себе сама. Волосы стали завивать на манер афро на бигуди, которые делали сами из газет.

Алёна Пиронко 53 ГОДА

В 70-е было модным всё импортное — купленное из-под прилавка в универмаге (если в универмаге работала какая-нибудь соседка или знакомая), привезенное кем-то, кто выезжал по путевкам в соцстраны. В начале 70-х я носила вязаный берет с козырьком и «джинсы» советского производства, а купить хорошую водолазку в то время было большим везением.

Примерно в 1975-м знакомые, работавшие в военной части в ГДР, привезли мне платье и туфли, а маме — брючный кримпленовый костюм. Если маме костюм нравился и очень ей шел (несмотря на то, что был сделан из 100%-ной синтетики), то мне ни платье, ни туфли не нравились категорически: шерстяное платье кололось, фасон у него был дурацкий, а туфли были малы и тупоносы. Только в 1979-м, когда я была студенткой музыкального училища, у меня появились первые настоящие джинсы, купленные у спекулянтов за бешеные деньги. Носила их со свитером машинной вязки.

Надежда Петровна Тихонова 63 ГОДА

На фотографии 1978 год, на муже самые простые джинсы советского производства — мягкий хлопок саржевого плетения. Желтый анорак из модной тогда болоньи сшила подруга. Она обшила всю нашу горнолыжную компанию. Куртку носил муж, но иногда стреляла поносить и я. Моя фотография сделана двумя годами ранее — в 1976-м: на мне брюки клеш из той же советской «джинсы», блузка с синтетической нитью, сшитая на заказ, и ботинки чешского производства. За всеми хорошими вещами в то время были очереди, но абсолютно всем они были доступны. Помню, в тех же 70-х мне удалось купить пальто, сшитое по лекалам дома Dior.

Одежду покупали в ГУМе и ЦУМе и в типичных универмагах. Все, кто интересовался одеждой, проводили время в очередях. Хочешь новую хорошую вещь — езжай в ГУМ и живи там неделю. Из-за скудного выбора многие шили вещи сами и часто у знакомых на дому: в ателье срок исполнения заказа мог составлять месяц и больше. Одевались разнообразнее, чем сейчас, и «Москва слезам не верит» это прекрасно иллюстрирует. Глядя на фильмы того периода, я испытываю ностальгию.

Это была эра коротких юбок, длина некоторых и сейчас казалась бы провокационной. Ближе к середине 70-х в моду стали входить женские брюки — их тоже шили самостоятельно. Потом пришла длина макси, ставшая облегчением после бесконечного мини. Я считаю, это была прекрасная мода. В ту пору к одежде относились серьезно все, за исключением пожилых людей. Девушки на выданье одевались особенно хорошо. В ту пору каждый этап в моде был революцией.

Настоящей сенсацией стали нейлоновые мужские рубашки: сначала они были исключительно белыми, а потом химчистки начали предлагать услуги окрашивания. В середине 70-х самым модным материалом стал кримплен. Из него шили и платья, и пальто, и мужские костюмы. Всё, что носилось на Западе, если и не появлялось на прилавках советских магазинов, то разносилось словно по воздуху энтузиастами моды по всей территории страны. Из соцстран самой модной тогда была Югославия: вещи и особенно обувь оттуда считались самым шиком.

Светлана Васильевна Диричева 66 ЛЕТ

Эти фотографии сделаны примерно в 1974–1975 году. Я возвращалась с работы и зашла в гости к подруге, которая увлекалась фотографией. Вещи на фото — перчатки, шляпки, вуали, пеньюар — собственность фотографа. Что касается одежды, то в 70-е мы носили короткие и очень короткие платья, макси-юбки, из-под которых мог быть виден кружевной подъюбник, сарафаны на бретельках с открытой спиной, платья в пол с расклешенными рукавами, летние широкополые шляпы.

Я очень любила ботфорты, лаковые сапоги-чулки, обувь на высокой платформе, туфли на шпильке и на толстом каблуке. У меня было несколько пар джинсов (Montana, Lee и Levi’s) с высокой талией и клешем от колена или бедра — это был самый писк моды. Помимо джинсов в моем гардеробе была джинсовая жилетка и два платья-халата, макси и миди длины. Большой популярностью пользовались батистовые блузки и велюровые вещи. Я работала в универмаге в Краснодаре, что-то типа московской «Березки», поэтому все самые сливки доставались мне одной из первых. Также одежду покупали во время поездок в Прибалтику, да и в саму «Березку» тоже ездила. Например, на фотографии с пеньюаром на мне акриловая майка, привезенная из Венгрии.

Людмила Глебовна Страховская 73 ГОДА

Это 1968 год, я два года как работаю в Институте прикладной математики им. Келдыша. Пальто я сшила той весной в ателье из шерстяного крепа стального цвета, а подкладка у него была из натурального крепдешина в тон. Фасон я, кажется, взяла из журнала Burda — друг нашей семьи ездил по работе в Германию и всегда привозил нам оригинальную, немецкую Burda. Правда, я никогда не шила по выкройкам дословно — мне нравилось фантазировать, к тому же я адаптировала их под свою фигуру.

В это время нам привозили много импортных вещей, что-то привозили знакомые или родственники из-за границы. Например, туфли на мне были чешские, их не видно, но они тоже подходили по цвету к пальто. Очень модны были ансамбли. Никто не стеснялся ни ярких рисунков, ни оттенков. Например, у меня было геометричное пальто очень благородного розового цвета с рукавом три четверти, которое я умудрялась носить даже зимой с высокими белыми перчатками, которые мне связала тетя, — а к ним еще и воротник-стойку вместо шарфа и белый вязаный цилиндр с маленькими полями. В Советском Союзе вообще были очень хорошие натуральные ткани. Ткань продавалась свободно, поэтому каждый сезон покупали новые отрезы и шили, скорее, отталкиваясь от материала.

Представления о моде мы черпали в первую очередь из итальянских и французских фильмов. Ходили и на показы в Дом моделей на Кузнецком Мосту: нам они казались не слишком современными, но какие-то идеи можно было почерпнуть. К тому же в Доме моделей продавались и выкройки в отдельных упаковках, хотя я не могу сказать, что они были очень хорошие. Телевидение в этом смысле было не слишком прогрессивным и уступало журналам, но в конце 60-х появился «Кабачок 13 стульев», где можно было подсмотреть польскую моду. Мода менялась стремительно, и, как мне кажется, мы не сильно отставали от Запада. В основном это было заметно по длине: в какой-то момент резко пошло мини. Помню, одну из наших сотрудниц выгнали с семинара, потому что она пришла в головокружительно короткой кожаной мини-юбке, которая, кажется, с трудом прикрывала попу.

Молодежь, следившая за модой, одевалась единообразно. Помню, как однажды привезла из Орла туфли своей бабушки Сони, которые ей шили на заказ еще до революции. Они были в прекрасном состоянии и из чудесной кожи. Сейчас это считалось бы редким винтажом, но они были остроносыми, а тогда такие не носили и ходить в них было неловко. Сейчас можно выйти в обуви любого фасона, а тогда идешь и понимаешь, что на тебя все смотрят, потому что ты не в таких туфлях.

Носили преимущественно платья и юбки — сочетали их с блузками или свитерами. У сестры был прекрасный австрийский свитер с орнаментом, который она носила с прямой юбкой. В это время были модны и юбки-полусолнце, которые мы шили из клетчатой шерстяной ткани. Надо сказать, что в начале 70-х брюки женщины еще повседневно не носили. Конечно потом, когда пошла мода на клеш, я сшила сестре костюм оранжевого цвета из рогожки крупного плетения — довольно простой и, наверное, паршивой материи. Получился чудный ансамбль: расклешенные брюки и летнее пальто на подкладке. Сама я предпочитала юбки, но всё равно сшила себе клеши из вельвета.

Доставать обувь было трудно, но мы всегда старались покупать импортную: австрийскую, английскую, итальянскую. К примеру, у нас с сестрой были туфли с пробитыми дырками на рифленой платформе, которую мы называли «на гармошке». Из Абхазии привозили лаковую обувь на каучуке. Помню, что ездила домой с работы на трамвайчике и, проезжая мимо крупного обувного, всегда выбегала посмотреть — «дают» что-то или «не дают». Конечно, когда что-то «давали», то все бросались в магазин.

Впрочем, не стоит забывать, что история — это интерпретация каждого отдельного человека. Сейчас, если оглянуться, понимаешь, что жили мы, может, и не всегда просто, но одевались и выглядели совершенно роскошно.

Татьяна Самсонова 57 ЛЕТ

На первой фотографии 1975 год, я ученица десятого класса. На мне красновато-коричневые сапоги-чулки и неприлично короткая юбка с двумя бантовыми складками, сшитая наверняка из отцовской форменной ткани. Он был военным, и ему выдавали ткань типа габардина на пошив формы. Красно-черный свитер мама вязала на заказ еще в 60-е в Польше, где отец служил несколько лет. Маме, как она думала, не шел красный, а мне нравился, так что когда свитер стал мне впору, носила не снимая.

Кроме этих сапог у меня были еще одни, не вполне «чулки» — у них была молния и толстенная платформа с огромным каблуком. Они были довольно удобными, пружинили при ходьбе и делали меня неотразимо высокой. Я до сих пор помню, что сапоги были импортными, югославскими. Помню, маму на родительском собрании завуч попросила меня не баловать, так как мой внешний вид из-за этих сапог казался учителям и ученикам слишком вызывающим.

На второй фотографии 1977 года я студентка, гуляю в парке. У меня всё еще платформа, но уже босоножки — желтые подошвы, высокий каблук. Светло-голубые джинсы выменяла у подруги. Джинсы ей кто-то привез из ГДР. Нам обеим джинсы были велики, но она не умела шить и не знала, как сделать их меньше. А я нашла хитрый способ убрать излишки в боковой шов, не нарушив заветной джинсовой двойной строчки. Джинсов тогда не было никаких, у фарцовщиков они стоили пять моих стипендий и я была рада даже ушитым гэдээровским. Шифоновая блузка в ландышах сшита маминой подругой, очень хорошей портнихой. На руке болтается ужасно неудобная плоская сумка с одной ручкой и молнией. Купила ее на рынке, где в мои студенческие годы покупалось почти 100 % приличной обуви и одежды, в основном производства стран социалистического содружества.

Татьяна Сергеевна Стрельникова 61 ГОД

Это фото сделано примерно в 1970–1972 году. Тогда я училась в техникуме в Костроме, в Москве не бывала. Я родом из города Юрьевца Ивановской области, там же приходилось добывать все вещи. В это время брюки были очень модным предметом одежды, но достать их магазине было крайне сложно. Кстати, на снимке мои первые брюки! Как, подозреваю, и у моей подруги с фотографии. Эти брюки из льна мне сшили в ателье. В магазинах тогда в принципе был плохой выбор, но кое-что всё же удавалось купить, например эту водолазку. Мне часто шила вещи тетя Катя. Все-таки заказывать в ателье было дороговато, к тому же тетя Катя всё равно шила лучше.

Ирина Австрейх 53 ГОДА

Фотография с ракеткой сделана в середине 70-х, я здесь со своей школьной подругой Мариной. В то время мы фанатели по мелодиям и рифмам зарубежной эстрады: Рафаэлю, Энгельберту Хампердинку, Сальваторе Адамо. На фото на мне джинсы с переходами от светло-голубого к темно-голубому — это был хит! Я о них страшно мечтала, и в итоге джинсы привезли из Польши папины коллеги. Тогда главным источником зависти и вдохновения были «мидовские дети», которые учились в моей школе. Вот на них мы и видели какие-то нереальные вещи. Майка-«лапша» тоже была дико модной. Другим хитом было носить вязаные жилетки, как на Марине, поверх вообще всего — водолазок, рубашек. У всех обязательно была такая жилеточка: мне ее связали на машинке из старого китайского шарфа, потому что в нем было много цветных ниток.

На выпускной в школе я пошла в финском платье. Помню, их завезли целую партию в Москву в разные места: часть в «Березку», часть — по универмагам. Моя мама отстояла в очереди пять часов в магазине «Весна» на Калининском проспекте (сейчас это Новый Арбат). В «Березке», правда, были улучшенные варианты — с бархатными жилетками и другой расцветки. В школе, к счастью, ни у кого такого платья больше не оказалось. Оно на самом деле темно-розовое с зеленым, и это была моя лучшая вещь. Я его еще долго носила, сначала как выходной вариант, а потом как повседневный. Прическу тоже делали сами — накручивали волосы на щипцы. При этом ни на какую «Аббу» похожей быть не хотелось: мне хотелось быть как мои лучшие подружки, а им хотелось быть как я.

К сожалению, на фотографии не видно моих красивых босоножек на высокой танкетке. Их мне одолжила подруга семьи, которая была переводчицей и часто выезжала за границу. Для второй части выпускного у меня были другие туфли, купленные на чеки в «Березке». Совершенно убийственные — на деревянном каблуке с кожаными ремешочками. Я в них потом еще лет пять ходила. Две пары мне были нужны из-за ссоры с бойфрендом: мы были одинакового роста, и я решила, что специально надену на каблуке, чтобы быть выше и презрительнее. На случай, если помиримся — взяла сменку на танкетке.

После выпускного я подстриглась, поступила в третий мединститут и поехала с подругой к моим родственникам в Ригу. Там я первый раз увидела настоящие цветные колготки (в школе мы варили колготки сами, чтобы они были белые). Себе, правда, купила тогда не колготки, а полосатые гольфы. Кроссовки adidas на желтоватой каучуковой подошве выпустили перед Олимпиадой-80, их мне доставали через друга семьи. Джинсы на самом деле вельветовые и куплены в «Березке». Тут я еще и с пакетом из «Березки», который являлся предметом отдельной гордости — их не выбрасывали, использовали многократно, некоторые даже стирали.

Евгений Чернышев 55 ЛЕТ

В 1979-м я как раз отслужил в армии и поступил на первый курс журфака МГУ. Фотография сделана, когда мы гуляли от факультета вверх по Большой Никитской. На мне спортивный костюм Puma, купленный на чеки в «Березке». Потом в общежитии МГУ я обменял его и ботинки на двойную заграничную пластинку Chicago. Кожаное пальто привез друг по армии из Ставрополя, где была целая сеть подпольных цехов — делали всё от ковров до тряпочных тапок. Кепка тоже была модная — все очень завидовали.

Татьяна Борисовна Овчинникова 74 ГОДА

В 70-е вещи в магазины завозили уже отовсюду: из Польши, Великобритании, что-то из Германии, Бельгии и Чехословакии. Выглядеть хорошо было не так уж сложно. Если знать нужных людей, купить можно было почти всё. В начале 70-х в моде были высокие сапоги на небольшом каблучке. Потом им на смену пришли сапоги-чулки. Стоили рублей 40–60. У меня были летние — ярко-красные лаковые. Но я носила их и зимой, так что они все потрескались от холода. До 70-х у нас сапоги вообще не продавались. Можно было найти только ботинки высотой до середины икры, туфли и калоши какие-нибудь.

Тогда же, в начале 70-х, появились короткие юбки, французские платья и импортные брючные костюмы. Их можно было купить в ГУМе, правда, стоили они около ста рублей, а мы в месяц получали 120. Продавалось много тканей, например, был великолепный кримплен и плотный цветной трикотаж. За ним стояли очереди. Потом сами или в ателье шили из него юбки или платья.

Все уже ходили в коротких юбках. Не таких, как сейчас, конечно, намного длиннее, но точно выше колена. Были цельнокроенные платья из джерси, мое любимое — маленькое черное, практически прямого силуэта. Мы с подругой купили одинаковые, оно у нее до сих пор хранится — на века вещь. Примерно в это же время стали продаваться свободные болоньевые плащи, в которых ходили и мужчины, и женщины. Я бы и сейчас такой носила, если бы нашла.

В начале 70-х на «Коньково» открылся магазин «Ядран» — филиал универмага «Москва». У меня к тому времени уже была машина, и мы с подругами ездили в него за вещами. На вход очередь стояла, как в мавзолей, но у нас там работали знакомые, так что мы всегда проходили без очереди одними из первых. Сразу набирали одежды по спискам на всех друзей и родных. Еще одна знакомая всю жизнь проработала заведующей в секции меха в универмаге на улице Горького (сейчас Тверская. — Прим. ред.). Как только привозили что-то модное, она тут же звонила мне, а я после работы мчалась туда. Другая приятельница преподавала в институте в Копенгагене и привозила одежду оттуда.

Косметикой при этом мы практически не пользовались. Максимум — тушь и пудра. Завивка у всех одинаковая была, только кто-то на бигудях спал всю ночь, а другие «химию» делали в парикмахерской. Вообще я бы сказала, что 70-е, скорее, были периодом застоя в плане новых материалов или фасонов. В 60-х у нас появилась синтетика: начали продавать мужские рубашки и носки с добавлением эластана. А ближе к 80-м стали привозить совершенно невероятные пальто с пушистыми воротниками, бархатные на ощупь, и дубленки из Турции приличного качества.

Эти фотографии сделаны в 1974 и 1976 году. На первой на мне зимнее пальто с пушистым воротником, сшитое на заказ, норковая шапка и сапоги на невысоком каблуке. На втором — английское зеленое платье прямого фасона, которое очень мне шло.

Галина Михайловна Малых 69 ЛЕТ

Модницы 1970-х и модницы 2010-х — это две большие разницы. Сейчас всё есть: и магазины, и интернет, и какая-то общая связь между всеми. В 70-х в СССР у нас были только журналы мод, портные и редкие находки. Кстати, я до сих пор уверена в правоте фразы, что у женщины должен быть хороший портной, парикмахер и гинеколог: эти товарищи — на всю жизнь.

Я в 70-х уже была замужем за научным работником, у меня была дочка Марианна, копна черных волос (такая прическа называлась «бабетта») и желание быть самой модной. И я была самой модной у нас в Иркутске! Все мои подружки всегда спрашивали, где и что я брала. А я и сама не понимаю: то тут, то там. В 70-х всё было лучше, чем в 50-х и 60-х: помню, когда училась в институте (середина 60-х), мне привезли нейлоновые колготки, и это было целое событие. Стояла сибирская зима, я жила в предместье в деревянном доме и мы с девчонками пошли на танцы. В колготках холодно — кошмар! И вот я возвращаюсь назад по этим окопам вместо дорог (какой асфальт, что вы), фонари не горят, нужно как-то аккуратно на ощупь пробираться к дому. В кромешной тьме я падаю в какой-то овраг, колени изодраны, колготки — тоже, все в стрелках. Не помню, чтобы я до этого так же сильно рыдала. Это целая трагедия была! Сейчас и представлять смешно — плакать из-за пары колгот.

В 70-х мы зажили немного по-другому: получили квартиру в профессорском доме и хорошие по тем временам работы и зарплаты, муж постоянно летал читать лекции в Москву, я иногда ездила в Прибалтику и Болгарию, и мы, конечно, привозили подарки. Вот на одном из фото моя дочь Марьяша с подружкой в кожаной куртке из Болгарии. Спортивные штаны с лампасами она сама привезла из ГДР, и нужно отметить, это был просто шик — в таком наряде поехать на Байкал. Моя внучка Соня Качинская лет с тринадцати начала залезать ко мне в шкаф (а я многое до сих пор храню) и носить находки: у некоторых вещей качество такое, что можно еще 10–15 лет ходить и не жаловаться. Помню, она с друзьями устраивала какую-то вечеринку в ретростиле с лосинами, олимпийками и начесами: я тогда всю компанию приодела, а ее другу Гене даже подарила спортивный костюм.

Еще мы какое-то время очень любили равняться на француженок: огромные очки и платок в крупный горох поверх сумасшедшего начеса — и можно на природу. На фотографии как раз мы с подругой в Саянах в деревне Аршан. По-моему, этот набор и сейчас выглядит так, что ходить не стыдно. Еще мы носили платья и плащи, повязывали платочки на шею и доставали дефицитные
туфли-«рюмочки». У платьев силуэты были очень женственными, но никогда — чересчур вызывающими. Когда мода на них стала возвращаться, я очень обрадовалась: в 70-х хоть и не было много одежды, но зато уж если ты умела соображать и находить стильные вещи, то выглядела сумасшедше женственно! Сейчас такого почти не встретишь.

Мой муж Геннадий Иванович был настоящим джентльменом, хотя в те времена этих джентльменов называли сухим словом «товарищ». На этой фотографии мой товарищ с новым фотоаппаратом и в новом пальто из Болгарии, а на другой — уже в конце 70-х на Красной площади. Преподаватель в костюме и пальто — мировая классика. Уже тогда чувствовалась связь с Европой, просто не так сильно.

Сейчас я это отчетливо вижу, когда я смотрю старые французские и немецкие фильмы: мне близки Трюффо и Годар. Взять вот «Банду аутсайдеров» — там хоть и совсем не советские молодые люди, но контекст чувствуется отлично. В 60-х я была молодой и со мной происходило что-то неприкаянное, универсальное — то, чем молодые люди по всему миру были пронизаны, — и так всегда будет, хоть все в мире границы закрой.

Зоя Леонидовна Самсонова 78 ЛЕТ

В моде были платья с широкой юбкой и узким верхом, а также, как ни странно, с заниженной талией. Однако по-настоящему было модным то, что шили своими руками. Когда я приехала учиться в Ленинградский государственный педиатрический институт, основная часть студенток из Ленинграда была одета очень модно, а потому догнать и перегнать их было делом непростым. В то время с нами училось много эстонцев, и мы постоянно покупали одежду у них — она была красивая, модная и не такая, как продавалась в обычных магазинах.

После окончания института меня направили в Свердловск. Там я была одной из самых модных девушек города в своих платьях и с меховыми воротниками на пальто. При этом в Свердловске-45, как и в большинстве городов атомной промышленности в то время, было куда больше возможностей купить модные вещи. Я постоянно носила каблуки: высокие или не очень, они оставались предметом зависти. Я 35 лет проработала педиатром, каждый день обходила участок и выезжала на вызовы — и всегда была на каблуках. Никому даже в голову не могло прийти появиться на смене в удобных тапочках, потому что хотелось изящества и красоты.

На фотографии на мне жатый купальник по последней моде. С большой вероятностью его привезли мне эстонские подружки. На другом снимке — приталенное платье, сшила его сама, очень любила и носила по любому поводу. На фото в лодке на мне кофта, связанная бабушкой, — говорят, такие сегодня называются поло.

Зоя Георгиевна Филимонова 77 ЛЕТ

Модные тренды тогда черпали из двух источников: журналов «Работница» и «Модели Дома Моды». В них были остромодные выкройки, а продавались журналы исключительно в ГУМе и ЦУМе. В моде были брюки длины миди и до колена, платья со складочками на юбках, отложные воротники и платья с белыми воротничками, как у школьниц. При этом выделяться было довольно сложно — все были одеты одинаково, а найти вещь нужного кроя или своего размера стоило дорогого.

Любимой моей вещью много лет оставалась сшитая братом Володькой и его другом Женькой ковбойка. Это такая рубашка с погончиками, поясом и застежкой на пуговицах. Я купила красно-сине-зеленую ткань и принесла ее домой, где как раз сидели мой брат со своим другом — они помогли раскроить ковбойку на глазок.

На фото с подругами в Юрмале на мне блузка и юбка, которые я сшила сама по выкройкам из Дома моделей. Несмотря на дефицит красивой или просто разнообразной одежды, тканей в продаже было много и купить их было легко. На втором фото я в осенне-весеннем пальто из ГУМа с модным в то время начесом. Предыдущее пальто мне шили на вырост: оно с меня спадало, но мама, подсчитав, во сколько оно обошлось, строго-настрого запретила его снимать. Одни только пуговицы стоили целое состояние.

Алексей Викторович Нифонтов 70 ЛЕТ

В 70-х все выглядели примерно одинаково: клеши, приталенные и клетчатые рубашки, у девушек обязательно обувь на платформе, у мужчин — усы или бакенбарды. В моде были шубы — обязательно огромные и пушистые. Все любили битлов и хотели быть на них похожими, даже если не слушали их песни. Те, кому было важно хорошо выглядеть, старались — ушивали рубашки, искали фарцовщиков и какие-то способы найти крутые вещи.

Моя мама была главным художником харьковского Дома моделей, так что шить я научился лет в восемь. Вытачивал пуговицы, перекрашивал ткани, в 70-е ушивал себе рубашки просто до безумия. Кепки как у Джона Леннона, клеши себе и сыну — всё шил сам. В 1976-м мы на несколько лет переехали в Улан-Батор, и с выбором одежды стало получше: там были японские военторги, где мы покупали верхнюю одежду — кожаны, плащи, ветровки.

В Монголии у нас собрался интернациональный коллектив, поляки и венгры периодически привозили вещи. Еще у нас была так называемая посылочница из Америки — женщина, которая каким-то образом умудрялась доставать американские шмотки и продавать их. Толкучки тоже помогали, хотя там редко удавалось найти что-то качественное и самобытное, но перешивать эти вещи можно было бесконечно. К своей гордости могу сказать, что вещи, которые я шил сам, у меня пытались выкупить. Окружающие принимали нас с женой за чехов — так круто мы выглядели. Жене я сшил рубашку полностью из шелковых косынок, она была вся в розах, шикарная и такой точно ни в одном советском магазине не было.

Вообще все вещи мы сами делали, если хотели выглядеть как-то прилично и стильно. Вот и на этих фотографиях в Улан-Баторе я в брюках и кепке, которые сшил сам. Кепок таких сделал несколько, разных расцветок и пускал их в ротацию. А вот курточки на нас с сыном японские.

Валентина Платоновна Серёгина 77 ЛЕТ

На этих фотографиях на мне всё импортное: финские брюки, польская трикотажная кофточка с узором и платок с зигзагом. Тогда были модными очки именно такой формы. Туфли у меня были отличные, кожаные. Я очень люблю обувь и всегда считала, что платье может быть самым простым, но обувь обязательно должна быть на все сто.

Сама я не очень хорошо шью, а услуги ателье были дорогими, так что в основном одежду покупали. Сейчас считается неприличным прийти в одной и той же кофте на второй день, как будто бы дома не ночевала, но тогда такого не было. Вещей было немного, носили по нескольку раз подряд. В 70-е начали появляться джинсы клеш, но мне в джинсах было некомфортно. В центральном аппарате джинсы считались неприличными. Так, одной моей коллеге секретарь партийной организации запретил ей их носить на работу.

Мой муж на фотографии — на отдыхе, в спортивном костюме и иранских сапогах. Часы наши, ему их подарили на свадьбу. Работа обязывала его одеваться строго. Он носил костюмы по фигуре — никаких клешей. Единственное, что воротники у рубашек были заостренные. Мне как-то раз удалось ухватить такую без очереди. У мужчин в моде были бакенбарды, и муж тогда тоже решил их отпустить вместе с бородой. На снимке он в сапогах, но вообще в то время появились китайские кеды «три меча» и мы всей семьей их носили.

Наталия Бутузова 58 ЛЕТ

Самыми модными были «родные» американские джинсы: синие, голубые, клёш или дудочки. Джинсовые вещи привозили из-за границы родственники и знакомые. У кого таких родственников не было, покупали у фарцовщиков. Особенно обеспеченные могли позволить себе вещи из «Березки».

На фото, где мы с мужем вдвоем на сцене, на мне тонкая эластичная майка нежно-голубого цвета с ярким рисунком на тему Disneyland, купленная в Одессе на Привозе, потертые расклешенные джинсы Levi’s. На муже — белая хлопковая футболка, привезенная из-за границы в качестве сувенира, джинсы тоже Levi’s — их купили за границей и привезли для продажи близкие родственники.

Кроме джинсовой одежды модные люди носили расклешенные брюки, которые шили на заказ или сами. Материал должен был быть дорогим — это всегда было видно по форме. В моде были фасоны, идеально сидящие по фигуре, обтягивающие бёдра, а от бедра максимально расклешенные к низу, практически до пола, чтобы учитывать обувь на платформе. Такие брюки назывались «слоны».

Очень популярен у девушек был шерстяной свитер с воротником «водолазка», а также эластичные тонкие водолазки, и белые, и цветные. У настоящих хиппи были волосы средней длины или до плеч, а с джинсами они носили трикотажные разноцветные футболки с коротким рукавом. Ценились джинсовые юбки — от мини до макси. Юбки длины миди могли быть в обтяжку или расклешённые от талии с молнией спереди. Их носили с майками-футболками или с батниками — штапельными блузочками в мелкий цветочек. Кроме того, в моде были хлопковые юбки миди с ярким, крупным рисунком, а также макси-юбки в «штапельный цветочек».

Из обуви модно было носить сабо на платформе, а летом — босоножки на плетеной танкетке с закрытым мысом, с тонкой перемычкой вокруг щиколотки, на платформе и с открытым носочком. Зимой носили сапоги-чулки на огромной платформе, с круглым массивным мыском. Они были из коричневого, бордового или черного лака, а до колен — эластичное, обтягивающее ногу лакированное голенище.

Были и пончо. Их немногие носили, но отдельные экстравагантные модники выдумывали очень оригинальные варианты. Например, я придум