"Морозко" - история создания фильма

2015-06-23 | 00:58 , Категория фото


Жанр: детский фильм, сказкаЭтот великолепно костюмированный фильм снят по мотивам русской народной сказки.Жила-была хорошая добрая девушка Настенька. Злая мачеха заставляла ее работать, не давая продыху. Однажды она решила избавиться от падчерицы и отправила ту замерзать в зимний лес. В этих же краях жил паренек Иван. Он полюбил Настеньку, да вот только был он большим хвастуном, потому лесной колдун и превратил его в медведя. И Настеньке, и Ивану пришлось пройти через много испытаний, прежде чем соединить свои судьбы. И помог им в этом добрый волшебник — дедушка Морозко…

В фильме снимались: Александр Хвыля, Наталья Седых, Эдуард Изотов, Инна Чурикова, Павел Павленко, Вера Алтайская, Георгий Милляр, Галина Борисова, Анатолий Кубацкий, Валентин Брылеев, Татьяна Пельтцер, Татьяна Барышева, Варвара Попова, Зинаида Воркуль, Анастасия Зуева
Режиссер: Александр Роу
Сценаристы: Михаил Вольпин, Николай Эрдман
Оператор: Дмитрий Суренский
Композитор: Николай Будашкин
Художник: Арсений Клопотовский
Премьера фильма состоялась 24 марта 1965
Награды: Премия II-го Всесоюзного кинофестиваля «За фильм для детей и юношества»

Александр Артурович Роу завоевал своё особое место в советском кинематографе. Вся его жизнь была полностью посвящена киносказке. Он создал такие фильмы, как «По щучьему велению», «Марья-искусница», «Кащей Бессмертный», «Варвара-краса, длинная коса», «Золотые рога», «Огонь, вода и медные трубы», «Конёк-Горбунок» и «Василиса Прекрасная».
Многолетние поиски режиссёра нашли своё наилучшее выражение в «Морозко». Тринадцатый фильм Роу приняли единодушно и у нас, и за рубежом. О нём много писали как о произведении гармоничном, ярком, высокохудожественном.
В фильме был вполне самостоятельный сюжет и в то же время связанный с фольклором, и прежде всего с мотивами многочисленных вариантов сказки «Морозко» и сказки «Об Иване с медвежьей головой».

Николай Эрдман и Михаил Вольпин — знатоки русского фольклора, талантливые, опытные сценаристы-комедиографы — создали великолепную литературную основу фильма.На роль Морозко был сразу определён Александр Хвыля, любимец режиссёра. Сказочного Ивана доверили играть Эдуарду Изотову, а Настеньку — школьнице из Ленинграда Наташе Седых.
С четырех лет она занималась фигурным катанием. Когда Наташа поступила в балетную школу Большого театра, со спортом пришлось расстаться. Однако «коронный» номер Седых, потрясающе красивый «Умирающий лебедь», помнили долго. Однажды её уговорили выступить с этим номером на большом новогоднем празднике. Номер пятнадцатилетней Наташи увидел по телевизору Александр Роу.

Перед фотопробами Наташа смотрела на фотографии своих потенциальных соперниц по «Морозко» и думала: «Какие же они все красивые, что мне тут делать?». В финале осталось двое: Наташа и Надежда Румянцева, которая к тому времени была уже известной актрисой. Наташа была уверена, что выберут именно Надежду, поэтому особенно не беспокоилась. Но через два месяца ей позвонили и сказали, что она может приступать к съемкам.
На моей кандидатуре настоял сам Роу, хотя абсолютное большинство членов худсовета выступили против: маленькая девочка, не актриса, да ещё и пищит как мышь (уж очень высокий у меня был голос). Но Александр Артурович был непреклонен: сниматься будет Наталия Седых! „Только сделайте с ней что-нибудь, — попросил он гримёров, — чтобы она выглядела хотя бы на шестнадцать лет“»

Кинематографический опыт у Наташи к тому времени был. Правда, очень небольшой. Лет в шесть ее сняли для рекламного ролика «Берегись пожара», потом она снималась в учебном фильме на французском языке. Но со съемками в «Морозко» это, конечно, не сравнить. В хореографическом училище за воспитанницу не обрадовались.
Был жуткий скандал. Ее ведь забирали не на день-два, а на несколько месяцев. Сначала на Кольский полуостров, где снимали зимнюю натуру, а потом в подмосковный Звенигород. Если бы не педагог Наташи, которая поручилась за то, что девушка сдаст экзамены на одни пятерки, ее ни за что бы не отпустили из училища…

Больше всего на съемках «Морозко» Наташу поразила удивительная природа Кольского полуострова: северные низкорослые деревья, огромные ели и чистейший воздух… Мешал наслаждаться этой красотой холод. «Слава Богу, со мной была моя мамулечка. Она не дала мне замерзнуть – отпаивала горячим чаем, подкармливала», – вспоминала актриса

Баба-яга в «Морозко» — восьмой вариант этого образа в исполнении Георгия Милляра. Как и в других картинах, живёт Баба-яга в избушке на курьих ножках, в ступе летает, положительного героя собирается в печке изжарить — вроде бы классическая, так сказать, ведьма, а в то же время и несколько иная: постарела, подряхлела, силы поубавились, радикулит старую замучил. Да и в своих колдовских волшебствах разуверилась.

Получая роль, Милляр в своих «почеркушках» рисовал героя, не ожидая эскизов художника. Собственно, часто он становился изобретателем костюма и грима своих персонажей. В работе над ролью он шёл от внешней характеристики: «Сначала я вижу фигуру, грим, костюм, походку, позже приходит речь. С текстом обращаюсь жестоко, фильтрую его, избавляясь от многословия. Роль „прорезывается“ по кускам, а не в сюжетном порядке. Как ни странно, так „монтировать“ роль я приучился ещё в театре, и это облегчило мне работу в кинематографе».
Именно Милляр практически спас «Морозко». Было это так. Фильм снимали под Звенигородом, в деревне Гигирево, которую киношники в шутку называли ГигиРоу. Пленка с отснятым материалом хранилась в подвале двухэтажного кирпичного дома, где жила съемочная группа. Снимали всю зиму, пленки упаковывали в целлофановые пакеты и укладывали в коробки.

В конце февраля работа была почти закончена. Однажды съемочная группа уехали доснимать какие-то незначительные кадры. Вдруг видят, к ним бежит женщина из деревни, крича: «Ребята! Скорей! Там трубу прорвало! Подвал с вашими пленками затопило!». Киношники бросились к машине, безнадежно думая при этом: «Всё! Конец фильму!».
Но, подъехав к дому, увидели потрясающую картину: на снегу свалены коробки с пленками, а Милляр, мокрый, в семейных трусах, босиком по снегу выносит из подвала последнюю коробку. Когда трубу прорвало, его разбудила хозяйка, и он в чем был с постели побежал спасать пленки. Ключ от подвала найти не могли, но щупленький Милляр выбил дверь с петель. Из дверного проема хлынула вода. На улице 20 градусов мороза… Когда Милляр влез в подвал, вода доходила ему до пояса. Он жутко окоченел, но пленки спас.

Инна Чурикова была ещё школьницей, когда впервые снималась в картине «Тучи над Борском». Роль была маленькая — несколько крупных планов. В съёмочную группу «Морозко» попала случайно. Инна Михайловна поведала о том, почему именно её, студентку театрального училища имени Щепкина, выбрали на роль Марфушеньки-душеньки.
«У нас была замечательная комедийная актриса Тамара Носова, и режиссёр Александр Артурович Роу хотел её снимать. Меня увидела в институте ассистентка и предложила режиссёру такую смешную девчонку. Мы пробовались вместе с Тамарой Носовой, мне, конечно, очень хотелось сниматься, но про себя я думала, что выберут Носову.
Но выбрали меня. На пробах мы грызли орехи, я их очень хорошо грызла, не щадя зубов своих. Наверное, поэтому Александр Артурович меня взял… В „Морозко“ я играла дурашливую девчонку. Когда позвали на озвучание и я увидела себя на экране… так расстроилась, даже плакала. Какая я страшная… Я ж не такая, говорила себе». После этого Инна решила больше не сниматься в кино…

«Съёмки „Морозко“ длились почти год, — рассказывает Владимир Окунев. — Первый съёмочный день пришёлся на 13 марта. Уходящую зимнюю натуру снимали на Кольском полуострове, под Мурманском, за полярным кругом. Там такие красивые леса! Мы даже видели северное сияние! Летнюю натуру снимали под Звенигородом».
Актёры, снимавшиеся у Роу, как правило, весело, с полной отдачей, с темпераментом «играли» в сказку.
В фильме много сказочных чудес, сделанных с большим мастерством. На глазах у зрителей появляется и исчезает старичок-Боровичок, деревья мгновенно покрываются инеем, дубинки, заброшенные героем много времени назад, падают на головы разбойников. А сани-самокаты чего стоят! Этот трюк делался методом обратной съёмки.

Сани привязывали на длинном металлическом тросе к мощному грузовику. При этом плёнка в кинокамере крутилась в обратном направлении. Впервые этот способ съёмки Александр Роу применил ещё в 1937 году в кинофильме «По щучьему велению».
В эпизоде, когда Настенька дотрагивается до посоха Морозко, режиссёр применил съёмку методом наложения, с двойной экспозицией. Вместо заледеневшей героини снимали её отражение в прозрачном зеркале, за которым стояли Морозко (Александр Хвыля) и Иван (Эдуард Изотов).

Для Бабы-яги в заполярном лесу построили деревянную избушку, которая приводилась в движение с помощью специальных рычагов. Вторую — танцующую — сделали из поролона. Немало усилий прилагалось и режиссёром, и актёрами, чтобы фильм стал настоящей волшебной сказкой для детей.

Но мало кто знает, что на самом деле, есть две отечественных версии этой русской сказки. Первого «Морозко» сняли еще в 1924 году. Это был первый советский фильм, который делали на только что полученной из-за границы новой аппаратуре. Даже кинопрожекторы тогда были в диковинку. Тем не менее, «Морозко» получился удачным – благодаря подлинно сказочным, подлинно русским и подлинно кинематографическим декорациям и блестящему составу исполнителей.
Новая осветительная техника позволила, например, дать в фильме эффект настоящего солнечного света при съемке декораций и ряд световых ракурсов. Старыми, давно известными приемами, но удачно была решена задача такого показа Мороза, чтобы юные зрители поверили, что это не ряженый дед, а действительно фантастическое существо – сказочный Дед Мороз.

Сначала были показаны большие ели, с висящими на них лапами снега; длинный наплыв, и от них отделилось какое-то странное существо – тело, как коряжистый ствол дерева, руки, как ветви, с налипшими на них комьями снега. Над всем этим возвышалась голова в виде сплошного шара торчащих седых волос, тоже вроде кома снега; среди них торчал крючковатый птичий нос и пара сверкающих глаз.
При виде такого чудища дети настораживались: совсем не такой Мороз, каким они его ожидали увидеть, – не в тулупчике и бобровой шапке, с мешком подарков за спиной, каким его обычно изображали наши художники. Но вот он отряхнулся, тяжело ступая, сделал несколько шагов и вдруг, перевернувшись в воздухе, птицей взлетел на высокую ветку сосны – достигалось это благодаря обратной съемке. После этого никто из юных зрителей не сомневался, что это самый всамделишный Мороз.

В 1965 году «Морозко» получил на фестивале в Венеции главный приз — «Золотой лев» в разделе детских и юношеских фильмов. Роу очень гордился почётным призом, как и другими наградами, завоёванными фильмом. В залах Дворца кино полторы тысячи итальянских бамбино (детей) азартно аплодировали советской сказке, а потом в перерывах между просмотрами разыгрывали сценки, смешно копируя русскую Бабу-ягу.
На показ пришли (а кто-то и приехал на инвалидной коляске) русские эмигранты. И после окончания фильма многие из них плакали и кричали: «Спасибо за белые березки. Спасибо за русский рассвет».

«Морозко» получил от Консультативного совета по кинематографии США награду Award of Excellence за лучший киносценарий для семейного просмотра. Но в конце 90-х там же, в Америке, «Морозко» вызвал бурю эмоций и вошёл в список 100 худших фильмов всех времён. Американцы, в большинстве своем мало интересующиеся кинопродукцией других стран, узнали о русском фильме 34-летней давности случайно.

Естественно, аудиторию интересует не фильм, а комментарии ведущих. Представляете, во что можно таким образом превратить «Морозко» или «Father Frost», т. е. «Отец Мороз», как назвали его в США. Вот некоторые отзывы посмотревших фильм: «Какая-то фантазия про хвастливого придурковатого парня, превратившегося в медведя, одиннадцатилетнюю аутистку, которую он хочет соблазнить, идиотский дом с ногами, неблагополучную семью уродливых русофилов, длиннобородого уродливого парня, который замораживает деревья и убивает птиц, санки похожие на свинью, гибонообразного гнома….».
«Да, этот фильм кажется ужасным. Но в нем присутствует нездешний сюрреализм…». «Кислотные телепузики!». «Хуже всего, что этот фильм называют детским! Это ужасающая, шизофреническая, психопатная мешанина! Если бы я посмотрел этот фильм в детстве, я бы сошел с ума!».
При случае обязательно пересмотрите «Морозко». Думаю, что в новогодние праздники его покажут не раз. Кстати, традиция ставить эту новогоднюю сказку в эфир есть не только в России. В Чехословакии или в Польше его тоже показывают на каждый Новый Год, правда, называется он там «Мразек»