Снайпер Семён Данилович НОМОКОНОВ по прозвищу "Сибирский шаман"

2015-06-23 | 05:30 , Категория фото


Он мастер снайперской науки, Фашистской нечисти гроза, Какие золотые руки. Какие острые глаза! Эти строки Лебедева-Кумача посвящены тунгусу Семену Даниловичу Номоконову. Чем заслужил такое внимание таёжный охотник, тунгус из poда шилкинских хамниганов? В переводе на русский хамниган - значит "лесной человек". Так и записано было в документах у Номоконова: тунгус из рода хамниганов. Родился он в селе Нижний Стан, спрятавшемся в лесах Забайкальского края.

С малых лет Семён вместе с отцом бродил по таёжным тропам. В 7 лет взял в руки охотничье ружьё и учился искусству следопыта - охотника, набирался знаний, навыков и опыта нелёгкого "лесного" дела. В 10 годков Семён стал заправским охотником, имел прозвище "Глаз коршуна", и на ярмарках самостоятельно сбывал свои охотничьи трофеи: зайчатину, шкурки белок, соболя, мясо изюбра, сохатого, кабана. Тогда же впервые столкнулся с несправедливостью. Он привёз на ярмарку свою первую большую добычу - более 200 зайцев, которых поймал на петлю. Русский купец забрал сразу всех - по 2 копейки за каждого. А на другой день уже сам продавал зайцев, но брал по 5 копеек за каждую тушку. Жил Номоконов, как и все тогда тунгусы, совсем худо и бедно. После 1917 в улус пришла новая жизнь. Знатным охотником скоро сделался Семён Номоконов. В 19 лет женился. Вскоре в его семье один за другим появились на свет 5 сыновей и дочь, но однажды придя с промысла, он узнает страшную весть. Дочь, 4 сыновей и жену унесла в могилу скарлатина. Чудом остался в живых самый младший из сыновей - Володька. В 32 года впервые взял он в руки букварь и вместе с сыном Владимиром стал учиться читать.

Когда началась война, ровеснику века С. Д. Номоконову шёл 41-й год, но он в числе первых ушёл защищать Родину: "Если не остановить фашистов - большое горе придет в тайгу". Сразу же попал на Калининский фронт. Первое время никогда не служивший в армии тунгус из рода шилкинских хамниганов доставлял командирам своей нерасторопностью, любовью покурить трубку, посидеть, помечтать немало хлопот и был у них, так сказать, на "подхвате" - хлеборезом на полевой кухне, помощником начальника вещевого склада, членом похоронной команды, сапёром. Во время бомбёжки, получив ранение, попал в госпиталь. После излечения был оставлен здесь же и мастерил костыли для раненых, но вскоре его перевели в санитары. Только благодаря случайности санитар 348-го стрелкового полка рядовой С. Д. Номоконов стал снайпером. Это было в один из осенних дней 1941 года. Подобрав очередного раненого, он увидел, как немец целится в их сторону. Номоконов мгновенно вскинул винтовку и выстрелил, притом метко. Вечером в части только и было разговоров о метком выстреле санитара. Его зачислили в снайперский взвод. Так начался путь снайпера-забайкальца. Его личным оружием была трёхлинейная винтовка Мосина даже без оптического прицела. Винтовка с оптическим прицелом у снайпера появилась только зимой 1942 года и прошла с ним до Победы! Когда санитара Номоконова определили в снайперский взвод, он, собрав свои немудрёные солдатские пожитки, перенёс их в блиндаж, где жили снайперы, начал знакомиться с новыми боевыми друзьями и... встретил земляка бурята Тогона Санжиева, с которым познакомился ещё в далеком от фронта селе Агинское на курсах всеобуча.

Как-то раз вызвал Номоконова командир полка: - На участке 5-й роты засел немецкий снайпер. Трёх наших солдат убил. Надо сделать так, чтобы потерь больше не было. Номоконов вышел на "охоту" с Тогоном, на боевом счету которого было уже 186 уничтоженных гитлеровцев. Недалеко от передовой нашли разрушенный блиндаж и всю ночь вычерпывали из него воду. Под утро, устроившись поудобнее, стали ждать появление немца. Вдруг Санжиев выстрелил. Номоконов удивился несдержанности товарища. - Ползут там, двое, - пояснил тот. Это были его последние слова. Немецкий снайпер заметил засаду и с первого выстрела поразил его в голову. Мастера своего дела были не только по эту сторону линии фронта... Номоконов поклялся мстить за гибель боевого друга и земляка Тогона Санжиева. Он объявил фашистам "дайн-тулугуй" - беспощадную войну! Несколько дней охотился Номоконов за вражеским снайпером и всё-таки выследил, перехитрил его, отомстил за смерть своего товарища. В его "Памятной книжке снайпера" появилась краткая запись "Убит немецкий снайпер". Есть у забайкальских охотников обычай: каждого убитого зверя обозначать отметкой на ружье. Фашисты - те же звери, но в людском облике. После боя Номоконов часто раскалял на огне проволоку и ставил на своей трубке точку или крестик. Каждая точка - убитый фашистский солдат, а крестик - офицер. Почему эти знаки сделаны на трубке? "На казённой винтовке нельзя отметки ставить, - отвечает Семён Данилович. - Скажут - портишь. Да и заменить её могут, а война кончилась - сдал её. Трубка же всегда со мной".

Это случилось зимой под Валдаем. Семён тогда затаился на "нейтралке". Уже давно он приметил подозрительную группу офицеров высоких чинов. И мог бы сразить не одного из них, но охотничье чутьё подсказывало ему, что тут может появиться цель поважнее. Стал выжидать. Не обманулся, как в воду глядел. Вскоре из блиндажа вышел поджарый немец в шинели с меховым воротником. Потому, как вокруг него все подобострастно засуетились, Номоконов понял, что это важная птица. Прицелился и выстрелил. Фашист повалился на снег. Позже плененные немцы показали, что это был генерал, инспектор из Берлина, специально приезжавший на фронт с целью рекогносцировки и тщательно знакомившийся с положением дел на всём протяжении советско-германского фронта. Он должен был составить подробный отчёт об увиденном и сделать доклад в ставке Гитлера в Восточной Пруссии. Эти же пленные показали, что о Номоконове у них в окопах хорошо известно и прозвали его "сибирским шаманом". За его голову назначена большая премия.

Выходил он на позицию с верёвочками, со шнурками, с рогатульками, с осколками зеркал. На ноги плёл из конского волоса хитрую обувку, которую называл "бродни". Они помогали Сёмену бесшумно передвигаться по лесу. Никто не мог превзойти его в маскировке, а тем более в хитростях при охоте на фашистов. Зеркальцами он дразнил их и выманивал на выстрел, а верёвочками подёргивал каски, надетые на палки. Как-то довелось ему в течение нескольких дней выслеживать фашистского снайпера. Долго они с Номоконовым не могли одолеть друг друга. Опытный попался враг. В пустовавшем неподалеку окопчике закрепил Номоконов винтовку, к спусковому крючку которой протянул из своего окопа шнурок. На 2-е сутки в одном из уцелевших домов, из чердачного окна, заметил Семён подозрительно шевельнувшуюся доску, а затем еле-еле обозначившуюся узкую щель. Решил проверить свою догадку. Под утро снова пробрался в соседний окопчик, направил винтовку на подозрительную доску на чердаке и закрепил её, проверив шнурок, а сам вернулся в свой окопчик к винтовке. Ждать пришлось не долго. Шевельнулась доска, слегка отошла в сторону. Номоконов увидел узкую щель и осторожно потянул за шнурок. В ту же секунду услышал из окопчика выстрел. Но прицел своей винтовки уже направил на щель, откуда прогремел ответный выстрел. Да, враг был там, на чердаке, и Семён, недолго думая, плавно нажал на спусковой крючок. Больше фашистский снайпер не появлялся. Об этом случае узнал командующий фронтом и прислал в подарок отважному снайперу курительную трубку из слоновой кости. Пригодилась трубка. Семён на ней продолжал свой счёт уничтоженным фашистам. Но вскоре остался от трубки один лишь сколотый мундштук. Случилось это когда фашисты обнаружили район, из которого работал снайпер, и обстреляли его из миномётов. Осколки мины ранили Семена в лицо, а один из них расколол трубку...

В стремлении "завалить" ставшего грозой немцев "сибирского шамана" противник использовал свои лучшие силы, но... Номоконов был "заколдован"! Один раз против него выставили женщину-снайпера. После выстрела, поставившего точку в этом изнурительном поединке, он как обычно пробрался ползком к тому месту, где лежал поверженный враг, и с удивлением увидел, что перед ним, уткнувшись головой в траву, лежит молодая женщина в пятнистом маскировочном комбинезоне. На длинных светлых волосах запеклась кровь. Потеряв надежду в очной дуэли "уложить" шамана-сибиряка, враги через громкоговоритель предлагали ему перейти на их сторону, обещали огромные суммы в дойчмарках, райскую жизнь в рейхе, роскошные виллы, машины и даже красивых женщин, но после очередной удачной охоты "сибирского шамана" на его голову опять лилась злобная брань, бессильные угрозы наконец-то с ним рассчитаться.

Закончил С. Д. Номоконов свой боевой путь у отрогов Большого Хингана со справкой командира 221-й Мариупольской, Хинганской Краснознамённой ордена Суворова стрелковой дивизии генерал - майора В. Н. Кушнаренко: "В августе 1945 года, действуя на Забайкальском фронте, снайпер С. Д. Номоконов уничтожил 8 солдат и офицеров Квантунской армии. Приказом командующего фронтом, С. Д. Номоконову, как таёжному охотнику, выделены в подарок именная снайперская винтовка № 24638, бинокль и лошадь. Просьба разрешить герою войны беспрепятственный переезд через границу". Итоговая надпись в книжке снайпера гласит: "По подтверждённым данным С. Д. Номоконов истребил за годы войны 360 гитлеровских солдат и офицеров. Начальник штаба 695-го стрелкового полка капитан Болдырев."

Многие удивляются и спрашивают, почему С. Д. Номоконов, истребивший столько врагов, не удостоен высокого звания Героя Советского Союза? Семён Данилович в годы войны служил в составе 5 фронтов, 2 дивизий, 6 полков, о чём есть записи в его военном билете. Постоянно менявшимся командирам и начальникам было не до этого. Подумаешь, какой-то снайпер-тунгус. Номоконов получил в поединках 9 ранений, 2 контузии, лежал в медсанбатах и госпиталях. Скромнейший и очень добрый по натуре, он после лечения ехал туда, куда приказывали. Его товарищи становились офицерами, получали звания, другие назначения, а он, как и прежде, продолжал свою "охоту"... Ради жизни на земле храбро сражались с врагом Советские воины. Никто из них не стучал себя в грудь, требуя ордена и медали. Получали то, что давало командование. А им, как говорится, было виднее, хотя, чего греха таить, была разнарядка, нормы награждаемых по частям, да ещё и "личные соображения" начальства... Семён Данилович был доволен своими боевыми наградами: орденами Ленина, Красного Знамени, двумя Красной Звезды, медалями, среди которых "За боевые заслуги", но самой дорогой наградой стало для него присвоение в 1960 году приказом командующего войсками ЗабВО генерал-полковника Г. Крейзера звания "Почётный солдат Забайкальского военного округа", чем он очень гордился.

После возвращения с войны домой С. Д. Номоконов не сидел без дела, почивая на лаврах фронтовых. Он вернулся к своей прежней профессии - плотничал в Дорстрое, летом работал бригадиром строительной бригады. Большой и дружной была его семья. Вторая жена красавица Марфа Васильевна родила ему 6 сыновей и 2 дочерей. Сын от первой жены - Володя в годы войны работал в колхозе, занимался охотой. В конце 1944 года его забрали в армию, и он попал на фронт. Как и отец, воевал снайпером. На его боевом счету 56 уничтоженных врагов. Был ранен, дошёл до Берлина. Награждён орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу", "За боевое заслуги". По призыву партии Семён Данилович, хоть он и не был членом КПСС, пошёл на работу в сельское хозяйство и работал плотником в сельхозартели "Родина" Шилкинского района. Работал добросовестно, надёжно. В 1972 году в семье снайпера-фронтовика было 9 детей и 13 внуков. Все сыновья служили в армии. К примеру, Прокопий - на флоте, Михаил был разведчиком, Иван - танкистом, Василий - военным строитель. 15 июля 1973 года Почётного солдата ЗабВО, знаменитого фронтового снайпера - забайкальца не стало.

Впервые о Номоконове рассказала газета Северо-Западного фронта "За Родину" в декабре 1941 года. В заметке сообщалось, что бывший забайкальский охотник Семён Номоконов имеет на своём счету 76 уничтоженных гитлеровцев, в том числе одного генерала. Весной 1942 года эта же газета написала, что на счету снайпера - 106 вражеских жизней. А 28 марта 1943 года Совинформбюро сообщало, что Номоконов истребил уже 263 фашиста. О боевом пути, подвигах С. Д. Номоконова фронтовой корреспондент Евгений Воробьёв в апреле 1945 года написал статью "Трубка снайпера". Уже после войны забайкальский писатель Сергей Михайлович Зарубин написал книгу с аналогичным названием. Снайперская винтовка № 24638, вместе с книгой, ныне экспонируется в музее истории войск ордена Ленина Сибирского военного округа, где есть уголок, посвящённый С. Д. Номоконову. В степной Аге не забывают прославленных снайперов - земляков С. Д. Номоконова и Т. Санжиева, память их свято чтут, подвиги помнят. В Феврале 1990 года Агинский районный комитет ДОСААФ впервые провёл районные соревнования по пулевой стрельбе из винтовки ТОЗ-8, посвящённые памяти снайпера Тогона Санжиева. А ко Дню Победы были проведены окружные соревнования по пулевой стрельбе на призы снайпера Семёна Номоконова.

Вместе с русским Михаилом Поплутиным, нанайцем Максимом Пассаром, бурятом Таганом Санжиевым, украинцем Петром Павленко, казахом Киримом Кулыровым, вместе со всем Советским народом храбро воевал тунгус Номоконов против ненавистных немецко-фашистских захватчиков.
Такие, как Номоконов, всевидящие и вездесущие снайперы, запретили фашистам ходить по нашей земле во весь рост, заставили их ползать!