ЛуАЗ-969 "Волынь"

2015-06-24 | 17:18 , Категория фото


Этот неказистый, практически уродливый автомобильчик способен "уделать" в грязи и УАЗ, и "Ниву", и Hummer. Он начинал свой жизненный путь в советских ВДВ, прожил ее на селе, завоевал международные награды и умер в 90-е непризнанным и забытым.

Сам факт того, что этот "механизм" стал серийным легковым автомобилем, удивителен. Это как если бы из ракеты "Протон" сделали прогулочный паровозик для детского парка. Или атомную субмарину попробовали бы превратить в стиральную машинку.


Звучит забавно, но на самом деле нет никаких гарантий, что у вас получится какой-то необыкновенно крутой паровозик или улетная стиральная машинка.


Мы разбираемся в истории удивительного автомобиля ЛуАЗ-969 "Волынь" и пробуем понять, что это было — феноменальный успех или фатальная ошибка.

Ну, за ВДВ!
Луцк находится в Западной Украине. Это административный центр Волынской области, и это небольшой город с большой историей. То же самое можно сказать о Луцком автомобильном заводе — он никогда не претендовал на хоть сколько-нибудь крупное производство, но след в истории оставил заметный. Началось всё почти случайно — в 1950-х ремонтные мастерские преобразовали сначала в авторемонтный завод, потом в машиностроительный. Завод делал сельскохозяйственное оборудование и прицепы, ремонтировал грузовики. И всё бы так и продолжалось, если бы не…

Если бы в НАМИ по заказу Минобороны для ВДВ не разработали транспортер переднего края — ТПК. Это был стопроцентно военный концепт: моторизованная тележка, которая может выбрасываться с парашютом с самолета, берет на борт, кроме водителя, пару носилок или шестерых сидячих раненых, в высоту не превышает полуметра и имеет полный привод и лебедку.

И да, это амфибия, двигающаяся по воде за счет вращения колес. Предназначена для перевозки раненых, транспортировки боеприпасов и буксировки легких орудий. Водитель может управлять ТПК, лежа на сиденье или даже ползя рядом с ТПК и держась за руль. Это если вокруг сильно стреляют.

Воевать с "Огоньком"
Пока не слишком похоже на легковой автомобиль, правда? Однако разработчики любили свое детище — в некоторых источниках первый прототип, построенный в 1958 году, фигурирует под милым названием НАМИ-049 "Огонёк". У него был постоянный полный привод, межосевой и два межколесных дифференциала с блокировками, колесные редукторы, независимые торсионные подвески на продольных рычагах... не слишком прочный стеклопластиковый кузов и 22-сильный мотоциклетный мотор МД-65. Это было приемлемо для прототипа (а точнее — ходового образца), но, конечно, не для принятой на вооружение боевой машины.

Поэтому второй прототип, НАМИ-049А, имел открытый стальной кузов с тентом. В ходе доработки конструкции от межосевого дифференциала отказались, а чтобы можно было ездить по дорогам с твердым покрытием, задний мост сделали отключаемым. Но ключевым местом "апгрейда" был более мощный (27-сильный!) V-образный 4-цилиндровый мотор объемом около 0.9 литра (887 куб.см) с воздушным охлаждением — точно такой же планировали ставить на модернизированный ЗАЗ-965А "Запорожец". А всё потому, что к разработке подключились спецы с ЗАЗа — именно родство со знаменитым "горбатым", а позже с "ушастым" определило финальную архитектуру и военного транспортера, и того, во что он превратился в результате конверсии.

Конверсия
Разработанный транспортер был поставлен на производство в Луцке и получил название ЛуАЗ-967. Может показаться невероятным, но эти машины выпускались с 1961 по 1989 год, время от времени подвергаясь модернизации. На вооружение армии СССР транспортер попал в 1969 году, использовался в войсках ВДВ и мотострелковых частях, а также поставлялся в страны Варшавского договора — например, в армии ГДР было порядка 250 советских ЛуАЗов.

Говорят, что прямых аналогов у этого транспортера-амфибии до сих пор нет. Последней "эволюционной ступенью" был ЛуАЗ-967М, который уже больше напоминал легкий джип, чем тележку с мотором. Часть деталей была унифицирована с машинами других марок (электрика от УАЗа, гидравлика от "Москвича"), а область применения расширилась — на машины стали ставить легкие пулеметы. В начале 1990-х годов появлялись даже трехосные варианты, но дальше опытных образцов дело не двинулось.

Именно ТПК послужил основой "Волыни" — уникального советского автомобиля повышенной проходимости. Приспособить военную технику для нужд села — таким путем ходили инженеры всех стран и поколений, а уж для советских эта дорога зачастую была попросту единственной.

От "амфибийности" отказались, водителя и пассажиров разместили "по-граждански", брезентовый верх дополнили пристяжными брезентовыми боковинами, а обводам кузова постарались придать... ну назовем это формой. Во всем остальном "сельский джип" остался тем же самым ТПК. Первые 30 экземпляров под названием ЗАЗ-969 выпустили в 1964 году в Запорожье, а в Луцке конструкцию довели до промышленного варианта и запустили в серию в 1967-м.

Первый советский переднеприводник
По поводу того, какой автомобиль правильно считать первым советским переднеприводником, споры идут до сих пор. Доводы могут быть разными, но фактически именно ЛуАЗ-969В был первым серийным автомобилем с приводом на переднюю ось. Дело в том, что идеологически этот "проходимец", выросший из ТПК, именно переднеприводный, с подключаемым задним мостом.

К тому же к началу серийного выпуска Мелитопольский моторный завод не успел обеспечить новую модель редуктором заднего моста, и поэтому в серию эта машина пошла с передним приводом, а в обозначении модели появилась литера В, чтобы отличать переднеприводную модификацию. Вал отбора мощности в КПП, не задействованный по прямому назначению, приспособили для привода сельскохозяйственного оборудования.

Сейчас бы сказали, что тип привода этого автомобиля определила "архитектура платформы", ведь 30-сильный двигатель МеМЗ-969, который ставили на ЛуАЗ-969В, перекочевал с "Запорожца", у которого он стоял сзади, передавая крутящий момент на заднюю же ось. Чтобы построить переднеприводник, нет рецепта проще, чем взять заднеприводный заднемоторный автомобиль, развернуть силовой агрегат на 180 градусов и перенести его в переднюю часть машины. До начала 1970-х годов таких переднеприводных ЛуАЗов успели сделать более 7 000 штук. Потом проблемы с комплектующими решились, машина обрела полный привод и свой первоначальный индекс, ЛуАЗ-969 — или ЗАЗ-969, потому что в начале 70-х ЛуАЗ и ЗАЗ входили в один концерн. То есть, простите, производственное объединение.

Рожденный ползать
Вы можете смеяться над этим автомобилем, увидев его на дороге, но он правда очень хорош на бездорожье. Военные "амфибийные" гены сделали свое дело: в кузове с интегрированной лонжеронной рамой компактно расположены двигатель, коробка передач, главная передача и карданный вал, причем все узлы фактически находятся в едином герметичном корпусе ("кардан" протянут сквозь трубу). Независимая торсионная подвеска на продольных рычагах спереди и сзади имеет огромные ходы, а у штатных 13-дюймовых шин очень развитые грунтозацепы.

Добавьте сюда колесные редукторы, межколесный дифференциал и очень удачную развесовку — смещенные вперед салон и силовой агрегат позволили как следует загрузить переднюю ось и обеспечить отличную проходимость, даже отказавшись от переднего межколесного дифференциала. У ЛуАЗов 280-миллиметровый клиренс и очень низкий центр тяжести. И поэтому на бездорожье он способен "уделать" кого угодно. Взгляните на фото и сравните его с тем, где на точно такой же бугор (а вероятно, что на тот же самый) карабкается ТПК. Похоже, что "гражданский" вариант справляется с задачей не хуже! При этом автомобиль получился надежным и неприхотливым как... да-да, как танк. Маленький танк с мотором от "Запорожца".

На асфальте
Многие фанаты этого автомобиля считают, что именно последнее обстоятельство — моторы МеМЗ, изначально предназначенные для "Запорожцев", сильно подпортили характеристики этого автомобиля. На это можно заметить, что вообще-то именно этот двигатель подарил ЛуАЗу жизнь — не будь его, скорее всего, не было бы и "Волыни".

А кроме того, на переднемоторном внедорожнике этот агрегат работал куда лучше, чем на заднемоторном "Запоре" — фамильной склонности к перегреву не было. Но с другой стороны, именно маломощный мотор с воздушным охлаждением не позволил "Волыни" стать полноценным автомобилем с нормальным микроклиматом, уровнем шума и динамикой. Такое вот противоречие.

Как все это ездило? Честно сказать, с трудом. Чтобы не быть голословным, приведем цитату из "тест-драйва" тех времен. Вот как писал о своем путешествии на этой машине из Луцка в Тольятти испытатель Вадим Александрович Котляров в книге "Эх, дороги"*: "Движок довольно хилый, 40-сильный. Поэтому конструкторы вынуждены были безбожно задрать передаточные числа трансмиссии — чтобы машина хоть как-то передвигалась. Первая передача мне напомнила... танк (я ж всё-таки такнкист!). Двигатель ревет, машина еле ползет. Включаю вторую — всё почти то же самое. Лишь на последней, IV передаче получается что-то вроде езды. Потом выяснилось, что на ней можно без особого труда даже тронуться с места — конечно, на ровном месте или на спуске. … Ехать на "Волыни" по шоссе на дальние расстояния — занятие не для слабонервных. Что в гору, что под гору — больше 60 км/ч никак не получается. Тут одно спасение — безостановочная размеренная езда. Тогда постепенно входишь в ритм, останавливаясь только для заправки".

Модернизация и мировой успех
В советские годы автомобиль несколько раз пытались улучшить, и нельзя сказать, что безуспешно. В 1975 году на "Волынь" поставили эволюционировавший до 40 л.с. "запорожский" мотор МеМЗ-969А. Модификацию назвали логично — ЛуАЗ-969А, а спустя еще четыре года, в 1979-м, запустили в серию ЛуАЗ-969М, то есть "модернизированный". Два раздельных тормозных контура с усилителем на переднем, освеженная панель передка, иная форма лобового стекла, двери с замками (да-да, раньше замков не было!) и рамками окон, пластиковая панель приборов, травмобезопасная рулевая колонка, сиденья от "Жигулей"...

Переднюю часть кузова сделали менее угловатой, и машина сразу стала выглядеть по-другому. В это трудно поверить, но маленький автомобиль из маленького советского городка добился международного признания: еще до начала серийного выпуска, в 1978 году, на Международном автосалоне в Турине ЛуАЗ-969М вошел в десятку лучших внедорожников Европы! Конечно, рынок внедорожников, как и рынок автомобилей вообще, в те времена был несколько другим, но тем не менее.

В девяностые
Прошедшая в СССР смена индексов для обозначения моделей превратила ЛуАЗ-969М в ЛуАЗ-1302. Правда, индексы сменились в 1985-м, а первые машины из Луцка с новым обозначением появились, согласно большинству источников, только в 1990 году. И это был уже во много другой, более "взрослый" автомобиль. Главным образом из-за двигателя — наследство "Запорожца" удалось изжить с помощью... "Таврии"!

Да, ЗАЗ в очередной раз пришел на помощь коллегам из Луцка, и внедорожник получил, наконец, нормальный двигатель с жидкостным охлаждением, имевший 4 цилиндра и 53 л.с. Все это гарантировало адекватную разгонную динамику, а главное — экономичность. 969М "по паспорту" съедал 10 литров бензина на 100 километров пути, но это если ехать со скоростью 60 км/ч, а при больших скоростях он выжирал 34-литровый бак гораздо интенсивнее. Новая же "Волынь" тратила только 7,7 литра и при этом могла двигаться быстрее — максималка выросла с 85 до 100 км/ч.

24 августа 1991 года, примерно через год после начала выпуска ЛуАЗ-1302, Украина вышла из состава СССР и стала самостоятельным государством. Контакты ЛуАЗа с Россией прекратились. ЛуАЗ-1302, помимо мотора, позаимствовал у "Таврии" сиденья (вазовские, например от ВАЗ-2108, и взять было уже неоткуда), а также получил усиленные лонжероны и дополнительную шумо- и виброизоляцию. Машинка получилась неплохая — более быстрая, тихая и экономичная, чем предшественница. Но для российских поклонников марки такие автомобили были уже недоступны.

Феномен названия
Это забавно, но в свободных источниках не удается отыскать точную дату, когда эта модель получила имя собственное — "Волынь". И это объяснимо — в СССР имена автомобилям давались бессистемно, как-то почти случайно, причем чем ближе к развалу Союза, тем всё реже.

Красивое название автомобилю в СССР было нужно именно для красоты, ведь задачи увести покупателей у конкурентов не стояло. Как бы там ни было, а название "Волынь" в разных источниках применяется как первому варианту внедорожника, ЛуАЗ-969, запущенному в 1967-м году, так и к более поздним образцам этой модели, ЛуАЗ-969М, выпускавшимся с 1979 по 1990 год. Однако народ, проникнувшись этим автомобилем, породил собственные варианты названия:

"Волынка" — тут не только производное от названия, но еще и намек на "благородный" звук мелитопольского двигателя;
"БМВ" — расшифровывается как "Боевая Машина Волыни";
"Луноход" — за колесные редукторы и своеобразную внешность;
"Лунтик" — сокращенное от "луноход", появилось в 2000-е годы;
"Лумумзик" — от ЛуМЗ, раннего обозначения завода ЛуАЗ, когда он был еще машиностроительным, а не автомобильным;
"Луиза" — производное от ЛуАЗ;
"Тушканчик" — за умение "прыгать" по любой поверхности;
"Штудебеккер" — за прожорливость;
"Хаммер" — за проходимость;
"Чебурашка" — за большие фары;
"Утюг" — за форму кузова;
"Фантомас" — за комедийно-злодейскую внешность;
"Еврейский броневик" — за совокупность качеств, полученных за небольшие деньги.

Кроме того, машину именуют "Лошариком", "Чапиком" и "Пианино" О_о. Пожалуй, ЛуАЗ можно назвать обладателем самого большого количества прозвищ из автомобилей бывшего СССР. Согласитесь, унылая "Волынь" на фоне этой ярмарки достижений народного творчества смотрится как-то не очень.

Модификации
Как мы знаем, у ТПК, из которого рождена "Волынь", было несколько разновидностей, например трехосные машины. Разумеется, и у самой "Волыни" была масса вариантов. Характерно, что абсолютное большинство из них создано уже в постсоветский период на базе модели 1302 — завод одновременно пытался вписаться в законы рыночной экономики и поспеть выполнить госзаказ. Известны модификации с кузовом, с удлиненной колесной базой, жестким верхом, удлиненным задним свесом и четырьмя дверями (одна слева, две справа и задняя), а также спецверсии — "Форос", имевший "джиперский" дизайн, и уникальный шестиколесный плавающий "Геолог".

Эти машины, неся на себе "родимое пятно" армейского транспортера переднего края, без труда проходили там, где пасовали более тяжелые ГАЗы, УАЗы и даже "Нивы", в труднодоступных районах серьезно облегчая труд ремонтных бригад, геологов и врачей... К сожалению, сейчас все эти машины уже в прошлом, хотя бездорожья на территории бывшего Советского Союза заметно меньше не стало.

Попытки продолжения
Почему "Волынь" с мотором от "Таврии" носила индекс 1302, ведь первая модель по новой классификации должна была начинаться с "ноль один"? А потому, что индекс 1301 еще с 1984 года был занят под совершенно другой автомобиль... К сожалению, ЛуАЗ не избежал главной проблемы, свойственной всему советскому автопрому, — инертности.

Медленные темпы "апгрейда" во многом испортили судьбу "Волыни". Например, по некоторым данным, первые экземпляры улучшенной версии модели, 969М, полностью готовые к производству, появились в 1973 году, а по конвейеру эти машины пошли только в 79-м! Однако инженеры по мере сил пробовали переломить ситуацию.

В 1984 году в Луцке была разработана машина, имеющая прежнюю платформу, но с совершенно новым кузовом из пластика — именно эта модель и должна была получить индекс 1301. На протяжении десятка лет, ввиду невозможности запуска производства, машину видоизменяли (можно найти упоминания о четырех прототипах, построенных в разные годы, плюс модификация для "Скорой помощи") и улучшали, а в конце девяностых она снова "всплыла" в прессе, был даже назначен срок начала производства (2003 год), объявлен конкурс на лучшее название, но — увы...

По похожему конструктивному сценарию пошла инициативная группа разработчиков из ленинградской лаборатории макетирования перспективных автомобилей НАМИ — в 1988-89 годах, пока российский институт еще поддерживал связи с украинским заводом, они создали альтернативный вариант ЛуАЗ-1301, тоже с пластиковым, но более стильным и прогрессивным кузовом. Машина с шестиступенчатой коробкой передач, двигателем от "Таврии", оригинальной схемой трансмиссии с подключаемым передком, "интегральным" капотом, откидывающимся вместе с крыльями, и привлекательной даже по сегодняшним временам внешностью получила название "ЛуАЗ-Прото". Да так прототипом и осталась.

Конец истории
Итак, попытки запустить новую модель и удержаться на плаву в море капитала не удались. На рубеже 1990-2000 годов ЛуАЗ занимался контрактной сборкой автомобилей ВАЗ и УАЗ, а в 2006 году попал под крыло корпорации "Богдан", сменил название на "Автосборочный завод №1", прекратил производство автомобилей, окончательно свернул собственные разработки и переключился на сборку автобусов. А еще несколько лет спустя сама корпорация "Богдан", имевшая несколько сборочных заводов, под влиянием экономического кризиса и сложной политической обстановки на Украине попала в крайне затруднительное положение — производство остановилось на всех предприятиях. На момент конца 2014 года весь украинский автопром, частью которого была корпорация "Богдан", фактически перестал функционировать.

За советские годы, с 1966-го по 1989-й, ЛуАЗ выпустил около 182 000 автомобилей. Это немного, но вдумайтесь: завод, который представляет собой лишь несколько небольших цехов, прославился всего одной гражданской моделью. Причем именно прославился — "Волынь" и любят, и ненавидят одинаково, равнодушных нет!

Ведь будучи уникальным "проходимцем", автомобиль совершенно ущербен во всем, что касается элементарного комфорта. Зато какой полет для творчества! Как объект тюнинга "Волынь" не менее популярна, чем как объект для придумывания прозвищ**... Любовь и ненависть — это то, что делает всех нас, соседей по бывшему Союзу, такими похожими. Мы умеем одинаково сильно любить и ненавидеть, причем как железки, так и людей.

"Волынь-2"?
В апреле 2014 года тема продукции ЛуАЗа получила совершенно неожиданное продолжение — ряд украинских СМИ заявил о том, что государственный концерн "Укроборонпром" намерен возобновить производство транспортера переднего края для нужд украинской армии. Площадка для производства тогда только подыскивалась (и теперь уже абсолютно не ясно, будет ли определена вообще), но техника была признана незаменимой, а все старые образцы, имеющиеся в армии на тот момент, — исчерпавшими свой ресурс. А значит, иного выхода, кроме как перезапускать производство, нет. Новый транспортер должен получить новый двигатель и коробку передач, другую светотехнику и приборы.

Истории свойственно повторяться, и если решено возродить ТПК, то, может быть, на его базе когда-нибудь снова родится гражданский автомобиль? Дизайнер Артём Синицын по нашей просьбе даже попробовал представить, как могла бы выглядеть такая машина — хотя, конечно, это не более чем смелая фантазия, особенно с учетом нынешних реалий. Но ведь все войны когда-нибудь кончаются, и так хочется верить, что возможна "Волынь-2", сочетающая в себе проходимость и неприхотливость первой машины и потребительские качества сегодняшнего дня!.. Только вот к отечественному автопрому, в общепринятом теперь для россиян значении слова "отечественный", эта история никакого отношения иметь уже не будет.

* Эту интереснейшую книгу очень сложно отыскать в библиотеках и Интернете, зато на просторах Сети без труда находится ее "приквел" — книга "Вижу цель", первый сборник рассказов Вадима Котлярова об автомобильных испытаниях и путешествиях. Рекомендуем к прочтению!

** Если вы уже твердо решили стать обладателем "Луизы" или "Утюга", работоспособные экземпляры на территории России можно найти по цене от 60 000 до 160 000 рублей. Причем за максимальную цену — доведенные до идеала машины.