Армейская история №4. Как я попал в армию.

2015-06-26 | 02:54 , Категория текст


Всем моим подписчикам, которые меня вдохновляют, посвящается.
В конце декабря 2001 года я получил повестку из военкомата. Родина вспомнила, что у меня контракт, подписанный при поступлении на военную кафедру, в котором черным по желтому (да-да, контракт был напечатан на какой то тонкой желтой бумажке, которую, наверное, еще до революции изготовили, судя по ее виду) было моей подписью закреплено, что в случае необходимости, я обязуюсь отслужить 2 года и не имею права отказаться.
Как потом я выяснил, с нашего учебного взвода я один при получении такой бумажки не стал скрываться. А некоторые вообще их не получали. Русская рулетка. Я выиграл. Или проиграл. Не важно. Мыслей о том, чтобы скрываться у меня не было. О том, что такое армия я имел некоторое представление. Мой отец – кадровый военный. Все детство – это мотание по гарнизонам. От Приморья до ГСВГ. Но и в армию меня не тянуло. Причина та же – я знал, что такое армия. Службу свою мой отец заканчивал преподавателем в одном из военных училищ нашей страны. И при желании, я мог вместо вуза поступить в училище, без проблем его закончить, а после получить назначение в хорошую часть и пойти по стопам отца. Но, несмотря на отца-военного, я сознавал – я не военный и быть им не хочу. Но и бегать от армии, раз уж довелось родиться в России, не хотел. Я и на военную кафедру пошел с расчетом – если уж угораздит служить, так не простым бесправным солдатом. В общем, хитрый план.
На медкомиссиях я был годен по всем параметрам. Плоскостопие в начальной стадии, небольшой сколиоз, заработанный в универе, и прочие мелочи в виде периодически обостряющегося гастрита никого из врачей не заинтересовали. Зато бурное обсуждение вызвал факт проведенной полтора года назад лазерной коррекции зрения. Офтальмолог не могла определиться – является ли это ограничением или нет. С одной стороны – зрение 100%. С другой – была операция. В итоге записали меня годным с незначительными ограничениями.
Военком, после обязательного разговора, выписал мне направление в распоряжение командующего дальневосточным военным округом, который должен был определить мою дальнейшую судьбу.
Т.к. отец мой начинал службу на Дальнем Востоке, то он рассказал мне, в какие регионы попадать не следует, а где более-менее. Информация хоть и была устаревшей, но дальнейшая моя служба показала, что за 25 лет ничего не изменилось почти.
Получив бесплатный билет в купейный вагон (офицерам положено купе). Собрав две сумки самого необходимого барахла, 24 декабря я отправился в Хабаровск. Дорога была скучной. Прибыв в Хабаровск утром я отправился в штаб округа. Мне выписали пропуск и объяснили, что мне надо попасть к начальнику войск ПВО округа. Идя по коридорам штаба, где чуть не через каждые 5 шагов попадались навстречу бегущие (не шучу) в суете генералы с бумажками, я ловил на себе косые взгляды офицеров. Тут надо пояснить – я был одет в гражданскую одежду. На мне был пуховик китайский, не первого года носки, шапочка-гандонка, брюки теплые и сапоги-говнодавы. Уезжал я из Сибири, где было -30 на дворе, а прибыл в Хабаровск, где градусник показывал ноль и снега в этом году почти не было. Во всяком случае на улице его не наблюдалось. И вот я иду по штабу округа мимо генералов – мешок матерчатый. Зрелище достойное внимания.
Начальника на месте не оказалось, поэтому я попал к его заму – какому-то полковнику. Тот начал выспрашивать что да как, откуда я и кто такой вообще. Оказалось, что у него в моем городе теща живет, при чем хорошая! Поэтому он не будет меня направлять на Сахалин, Камчатку или Амурскую область. Самый вариант – в Приморье. Там есть неплохие части.
Стало известно, что начальника-генерала сегодня не будет, поэтому он выписал мне направление в распоряжение начальника войск ПВО штаба 5-й армии в Уссурийске.
Ночь я провел в поезде. Утром я был в штабе армии. Зашел в кабинет к начальнику войск ПВО – тоже полковнику. Опять те же вопросы и опять совпадение – полковник свое детство провел в моем городе. Давно это было, но память жива и в памяти много хорошего. Разговорились. В итоге было решено, что «нехуй тебе делать во всяких там барабашах, спассках и прочей хуйне». Под «хуйней» подразумевались мотострелковые и танковые дивизии, в которых есть пвошные подразделения, которые прозябают как незаконнорожденные ублюдки по сравнению с основными типами войск дивизии.
Путем небольшого совещания с каким то зашедшим полковником из строевой, было принято решение отправить меня в зенитно-ракетную бригаду прямого армейского подчинения. Мол, там будет гораздо лучше, да и от Уссурийска и Владивостока недалеко, ибо как раз между ними она и располагалась. В общем – курорт. И зачислили меня не в зенитно-ракетный дивизион, а в ремонтно-техническую роту.
- Ремонтировать там один хуй нечего, а ебать будут гораздо меньше, чем в зенитном дивизионе. А в службе главное что? Чтобы не заёбывали! – сказал начальник войск ПВО 5й армии и весело заржал со своим компаньоном.
Получив очередное предписание, я на электричке отправился к месту службы. Прибыв в часть 26-го декабря, я отправился в строевую. Доложился о прибытии. Сдал документы начальнику строевой я получил распоряжение ждать своего командира роты, в которую я зачислен. Т.к. я был «пиджаком», то ни комбриг, ни его зам, ни начштаба не удостоили меня своей аудинции. Командиром оказался старший лейтенант, который, как впоследствии выяснилось, начинал службу солдатом. Потом закончил курсы прапорщиков, затем курсы младших лейтенантов и теперь вот командир роты. Службу он знал. Но солдатское прошлое наложило свой отпечаток. В душе он оставался солдатом – похуистом, проёбщиком, шлангом. Этаким сверхдембелем, который любого солдата насквозь видит. Под его началом я и прослужил два года. Отношения у нас сложились хорошие.
Комроты определил меня в общежитие для офицеров, где мне выделили койко-место, и приказал до обеда устраиваться, а после обеда он за мной зайдет и пойдем на построение, после которого мы пойдем на склад получать обмундирование ну и далее вхождение в должность.
Про жизнь в офицерской общаге можно написать отдельный пост. Получится серия маленьких анекдотов. Может и до них доберусь.
После обеда мы с комроты пошли в часть. Он познакомил меня с офицерами роты и солдатами. Все бы ничего, но я был все в том же мешкообразном пуховике и вид имел явно не военный. Не спасало даже то, что этот пуховик был цвета хаки. Я был похож не на офицера. А на немецкого солдата времен оккупации Сталинграда. Или на партизана, замученного тяжкой лесной жизнью. Поэтому, от греха подальше. Меня на время построения поставили в конец строя, сразу за солдатами. Что сразу вызвало улыбки на лице некоторых. Дабы пресечь эту линию поведения, я легонько (т.к. рукоприкладство запрещено) толкнул в бок ближайшего лыбящегося солдатика и вежливо (ибо ругательства так же запрещены) попросил его привести выражение лица в спокойное положение. Скривившись (видимо от внутренних душевных переживаний, вызванных моими словами. ну не от слабенького же толчка в бок!), солдат встал в строю как ему положено. Остальные тут же последовали его примеру.
Во время построения были поставлены задачи, которые не позволили нам с комроты отправится на склад. В итоге я был отправлен в общагу со словами «не до тебя сейчас, на вечернее построение приходи». Ну мне пофигу. Посвятив свободное время изучению общаги, вечером я пришел на построение. Процедура с прятаньем меня в конце строя повторилась. Назавтра договорились после утреннего построения отправиться на склад. Следующий день оказался Днем сурка. Утреннее, предобеденное, послеобеденное и вечернее построение с прятками. Всем было похуй на меня. Я уже знал солдат, подружился с офицерами за краткие периоды построений. Но командир роты все никак не мог меня сводить до склада. Либо был занят он сам, либо прапорщик – начальник склада.
В итоге утром третьего дня моего нахождения в части, во время построения, комбриг заорал во все горло: Я не понял, ремрота, что за хуй в гражданке у вас третий день ошивается?!!!
- Это офицер-двухгодичник, товарищ полковник! Меня начвещ все время завтраками кормит, не может форму выдать.
- Вы что, охуели тут все?!!! Товарищ прапорщик, вам что-то мешает выдать форму офицеру?!!!
- Никак нет, товарищ полковник!
- Тогда какого хуя у нас в части ходит вот это чудо?!!! (указывает на меня) Вы там охуели у себя на складе?!!! Вы офицеров в хуй не ставите?!!! (я от такой заботы чуть не прослезился). Я вам быстро мозги вправлю через вашу жопу!!! Сейчас же после построения выдать все, чтобы в обед я этого блядства не наблюдал!!!!
- Есть!
В тот же день – пятницу 28-го декабря я получил форму и начал принимать должность. До Нового Года оставалось 3 дня. О том, как я встретил первый НГ в части напишу отдельную историю, в которой будет много бухла, полеты призрака по коридорам общаги, детские стишки, гарнизонные шлюхи и приключения с бодуна.
Всем хорошего настроения и с прошедшим праздником Защитника отчества!