Иранские отцы и их дочери

2015-06-28 | 20:16 , Категория фото


Иранка по происхождению Нафис Мотлак, живя в Малайзии, с удивлением обнаружила, что в этой стране об Иране люди говорят тревожные вещи. У них отсутствует реалистичное видение её родной страны, потому что они полагаются, в основном, на стереотипы. Желая опровергнуть эти стереотипы, старший преподаватель Университета Путра в Малайзия, Нафис Мотлак совершила поездку домой и исследовала отношения отцов и дочерей в Иране с помощью фотографии.

Шима и Лима и их отец — менеджер крупной фирмы. «Наш отец учился в Европе. Вот почему он дал нам всем свободу западной молодежи в личной жизни”, — говорили они.

Азеро и её отец — продавец ковров и его дочь. «Он очень веселый человек. Он заставляет людей смеяться и от его шуток всегда весело на семейных торжествах. Он любит настольные игры и с друзьями часто играет в рынке в шахматы», — сказала его дочь.

«Существуют стереотипы об отношениях иранских мужчин и женщин, которые в основном показывают многие СМИ. Но это совсем не так. Именно поэтому я решила создать свой фотопроект, чтобы пролить свет на реальные теплые и доверительные отношения отцов и дочерей в иранских семьях» — сказала автор проекта Нафис Мотлак.

Фатима и её отец — офисный работник. «Он хороший отец. Я не знаю, что добавить», — сказала она.

Каталун и её отец — отставной армейский офицер. «Мои друзья думают, что он заботится обо мне слишком много, но я думаю, что он большой энтузиаст в моей жизни», — сказала она.

Нафис Мотлак говорит, что не думает, что отношения отцов и дочерей в Иране слишком отличаются от тех, которые есть в других странах.

Фатима и её отец — библиотекарь в мечети. «Люди думают, что у меня нет свободы, потому что мой отец — священник, но это не правда. Он дал мне разрешение на посещение национальной книжной ярмарки с моими друзьями, когда мне было 15 лет», — сказала она.

Шади и её отец — бизнесмен. «В его души до сих пор сидит упрямый мальчик. Вы должны знать, как иметь с ним дело», — сказала она.

Захра и её отец — безработный.“Я не знаю, что сказать о нем», — сказала она.

Нафис Мотлак провела чуть меньше двух недель, снимая фотографии, путешествуя по городам и сельской местности для того чтобы лучше охватить широкий пласт населения страны. Её целью было показать, что “иранские мужчины не все одинаковые”. Среди них много таких, как и ее собственный отец, который, обучал и поддерживал своих дочерей и права женщин в целом. “Есть много успешных иранских женщин в университетах, в бизнесе, в искусстве, науке и промышленности, и мы должны понимать, что большинство из них имеют очень хорошую поддержку отцов и друзей мужского пола в их жизни”, — добавила она.

Захра и её отец — работник фермы. «Он много работает, чтобы мы смогли нормально жить», — сказала она.

«Культура Ирана может иметь множество слабых и нелицеприятных мест, но что бы ни было, это далеко от настоящего положения дел, которое показывают СМИ в мире», — сказала она. «Когда вы живете за пределами Ирана, вы устаете от неправильное восприятия, странных вопросов людей о Вашей стране. Они судят обо всем, основываясь на ложной информации. Я думаю, что знать реальность и истину очень важно».

Маша и её отец – ветеран войны. «Он всегда мой герой, но я хочу, чтобы он был счастливым отцом», — сказала она.