Башня Лунева

2015-06-29 | 21:13 , Категория фото


Александр Лунев, житель Томска, прославившийся в сети и далеко за её просторами благодаря монументальному строительному проекту: реставрации старинной водонапорной башни и обустраивании её под жилой дом. Комментарии автора от первого лица, содранные в очень укороченном виде с живого журнала

В 2012. В апреле 2012 года коллега по работе показал мне на сайте томской мэрии, что сдается в аренду нежилое здание. Сразу же понял и что неистово, люто, бешено хочу это здание себе в собственность. И восемь месяцев потратил на то, чтобы это здание в собственность получить. В конце 2012 — начале 2013 года получил на руки результаты аукциона и свидетельство о собственности.

Восемь месяцев было потрачено на то, чтобы мне по рыночной стоимости передали его в собственность, а потом еще охранные обязательства, контроль со стороны мэрии, контроль со стороны области.
Формально государство требует от собственника памятника следующие вещи: во-первых, он должен быть восстановлен, если он подвергся разрушению от времени, во-вторых, он должен содержаться в определённом режиме. Так как в моём случае особенностью памятника является его внешний вид, это означает, что по согласованию с государственной комиссией и департаментом культуры я готовлю план приведения внешней части в историческое соответствие — как башня выглядела при постройке в 1895 году.

Я обеспечиваю использование соответствующих материалов, гарантирую, что не буду никак нарушать облик башни (это всё называется реставрацией), и вместе с тем я произвожу реконструкции и приспособление. Это все внутренние вещи: разбивка по этажам, установка лестницы, проводка коммуникаций, тот факт, что я вообще хочу там проживать.
Формально, сделав это и пройдя через все оговоренные ступеньки, я становлюсь белым и пушистым, и государство от меня больше ничего не требует. Там только ещё занесено в охранные обязательства, что департамент культуры имеет право проводить осмотр памятника — и всё.
Им по большому счёту наплевать до тех пор, пока я его не снесу или не распилю на куски верхнюю часть башни.

Оно было построено примерно в 1895 году. Его строили железнодорожные инженеры. У них не было наших современных материалов: например, раствор был ещё плохонький, известняковый. Они, не имея крутых технологий, вкладывали большое количество физического труда: кирпичи обтёсывались вручную, укладывались и поднимались наверх тоже вручную. Вся деревянная часть подгонялась топорами, обшивочку всю тоже строгали рубанками, делали покраску.
Я на всё это смотрю в процессе реставрации. Старая лестница: сварки тогда не было, её собирали на кованые клёпки. Я её распиливаю на части и обнаруживаю, что она к стене крепится такими огромными закладными деталями — тоже коваными. Это несчастное окошечко в нижней части — не просто окошечко: через него проходила труба, через которую заправляли паровозы.

И я внезапно понимаю, что я очень сильно этим всем проникся. Я, наверное, чувствую само время, тех суровых бородатых инженеров, которые в конце XIX века делали это всё своими руками и на своих горбах таскали кирпичи. И я ощущаю нереальное желание всем этим поделиться и рассказать: мои знакомые уже давным-давно закатывают глаза, как только я начинаю что-нибудь рассказывать про башню.
Я мог бы часами рассказывать о том, как была организована водопроводная система, как проходили чугунные трубы из подвала до самого верха, как было устроено отопление башни… Башня реально использовалась для заправки паровозов. Для того, чтобы заправлять паровозы водой и снабжать ей часть вокзала, а потом — томского водопровода.
Она находится неподалёку от путей, если смотреть по прямой линии - метров 300, в своё время там была специальная ветка, по которой паровозы подъезжали к башне. Нижняя кирпичная часть башни является основанием, а в верхней, деревянной стоял стальной бак объёмом нескольких сотен кубометров. К сожалению, его распилили и украли до того, как я появился в башне.
Государство меня, конечно, не обязывает водить экскурсии, но я уже точно знаю, что если я вывезу всю эту тему, я один день в неделю выделю на посещения: буду водить экскурсии по башне и рассказывать: здесь у нас пятиметровой глубины подвал, тут у нас были туннели в сторону реки, тут вот я сделал этажи.

создание рабочего уюта

карманам для длинных балок заранее продолблены каналы

Это уже третье (идентичное предыдущим двум) межэтажное перекрытие, которым я хвастаюсь

Внимательный глаз увидит кровельщика на этой фоточке

зимним selfie с высшей точки башни

чистили болгаркой деревянные стены (т.к. низ будет закладываться газобетоном, надо как следует пропитать брус огне–биозащитой). Стены сразу начинают радовать взгляд

Выдрал из стены очередной кованый гвоздь

стеночка по периметру ванной

Вид в вертикальную штробу под трубы и кабели, проходящую сквозь все этажи

Вид с первого уровня на три каркаса перекрытий:

А вот самая старая обнаруженная в башне надпись: (интересно, кто были эти К.В. и Г.В., забравшиеся в башню 28 марта 1968 года?)

Сегодня же было одно из самых сильных впечатлений за все время работы на башне.
Все это время стены изнутри были покрыты штукатуркой, побелкой, отслаивающейся краской, кусками плитки. И плитку в СССР лепили, похоже, на чистый цемент. Впрочем, в процессе чистки было ничего не понятно: серо–белая пыль моментально садилась обратно на стены толстым слоем.

Но сегодня мы просто помыли стены из шланга. И я натурально офигел.

Наконец-то дошли руки! Давно пора было это сделать.

Сбежались на помощь соседи. Сначала я не понял, почему все так хотят разобрать пристройку, но когда мне сказали, что только листы старой жести с крыши они сдали на чермет за 1200 рублей, я понял их рвение. В принципе, была бы у меня Газель, можно было и самому этим заняться. Ну да ладно. Старые доски на глазах растаскивали на дрова по окрестным дворам, потом начали тащить и все, что лежало в пристройке. Тут уж я вмешался, отобрал все, что еще может пригодиться мне на стройке и затащил с ребятами на второй уровень башни. Будет у нас там склад материалов.

окрестные соседи с удивительной энергией крушат пристройку. Для минимизации расходов на трактор и транспорт, я пообещал отдать Женям и соседям все, что они найдут при демонтаже. Сегодня обнаружилось, что комнатка со стальными стенами — это контейнер–пятитонник, вокруг него построили остальные части здания. Ребята в восторге, т.к. его можно распилить и сдать на металл или продать целиком. Сосед, разбирающий стены, обнаружил под слоем гнилого ДСП отличную и свежую половую доску–пятерку. Выглядит так, будто ее вчера прибили. Они с другим соседом чуть не подрались за нее:

Ну наконец–то! Пробный пролет лестницы на пять ступенек готов!

Сегодня весь день проводил что–то типа субботника. Так как соседи насытились дровами и досками, я начал сжигать все оставшиеся деревяшки чтобы уменьшить расходы на вывоз строительного мусора. Еще начали разваливать последнее живое помещение пристройки — кирпичный холодильник.

В два часа ночи Женя–младший позвонил мне со словами «башня горит!»
Я примчался туда, но опоздал — пожарные уже залили все водой и уехали. Как оказалось, сгорел только пенопласт на старом дверном проеме. Потери минимальны — уличные розетки и кусок канализационной трубы. Но башня сильно подкоптилась. С учетом того, что мне все равно надо снимать с 300 квадратных метров фасада старую краску, пожалуй начну искать пескоструйку для этой работы.

Обнаружил, что голуби полны решимости выжить меня с башни:

Процесс откапывания канализационного колодца тех времен. Фархат с Мохаммадом сегодня докопали яму до труб! Последний метр глубины колодца был забит мусором, я абсолютно не понимаю, куда уходили сточные воды. Но вот оно, на глубине примерно 3,3 метра:

А еще проведали голубиное гнездо на чердаке. Там уже вылупились мерзкие тварюшки:

Это уже перекрытие шестого этажа

довязали каркас и залили бетон во вторую часть шестого этажа.

Вот узбеки, ребенок и бетономешалка в моей спальне:

Сегодня весь день льет дождь, пейзажи из башни отличаются особой радостью:

Пока вы отдыхаете и наслаждаетесь настоящим, летом, кто-то работает в поте лица :-) И этот «кто-то» — я! Три дня подряд в пыльном дымном мешке со сварочником, болгаркой и перфоратором в руках

Соседи–узбеки сегодня привезли барана, зарезали его и всем хайвом варили плов:

вторая лестница идет бодрее, чем первая. Сегодня закончил вторую опорную площадку:

А еще сегодня ко мне уже в третий раз подошли соседи, которые жалуются на то, что Женя–младший в мое отсутствие забирается на пятый этаж и обливает людей водой из шланга, кидается гравием, ругается матом. В первый раз я в это просто не поверил, но получив такую информацию трижды от разных людей — отобрал у маленького придурка ключи от башни.

Вот они, последние несущие элементы лестницы до пятого этажа:Надо сказать, что в создании лестницы самой тяжелой работой является не подвешивание ступенек, а именно изготовление и крепеж угловых площадок. Сначала ты вырезаешь из уголка пять составных элементов, все со сложными углами. Потом свариваешь первые два, примеряешь на стену, сверлишь дырки, забиваешь анкеры, разрабатываешь два из четырех отверстий чтобы конструкция садилась на анкеры в углу стены.
Одну площадку я делаю часа за четыре–пять. Делал, то есть.

воробьиных цыплят сегодня под очередным снятым подоконником увидел:

В этот раз — выламываю старые оконные рамы и подоконники. Оказалось, что оконные коробки делали вообще без крепежа. Сначала укладывали мощную доску подоконника, потом ставили впритирку боковые рамы на пазо–гребневой системе, а потом наглухо расклинивали боковины верхней рамой. Собрано это все настолько плотно, что для извлечения верхней перемычки ее приходится распиливать в двух местах! Вытащив рамы, я офигел от пары вещей. Во–первых, оконные проемы оказались огромными! Толстенные рамы и наличники не давали этого понять, но черновой размер каждого оконного проема примерно 180х140 см. Понятно, что новые рамы и фрамуги съедят это пространство, но все равно — круто

бетономешалку тоже сослал на первый этаж:

мнению, быструю и дорогую пескоструйку на кирпичной части башни может заменить медленный и печальный узбек с кордщеткой. Я выбрал самый обильно покрашенный кирпич и за пару минут зачистил его до родного цвета:

Башня постепенно раздевается :-) Давно пора что-то делать с фасадами. Денег на нормальные работы нет, но можно хотя бы убрать все лишнее. Под эту работу был привлечен промальпинист Володя, который за скромное вознаграждение согласился ободрать с фасадов старую вагонку. Вот он за работой:

Теперь у меня настоящая Темная Башня!

для работы с фасадами башню надо окружить 72 комплектами лесов. Это чудовищные деньги, даже если брать леса в аренду. У меня есть шесть комплектов, они слегка кривые, но дареному коню… Как работать с деревянным фасадом, если лесов не хватает?
Я придумал очень идиотскую и смелую систему (отвага_и_слабоумие.jpg) — балконы вокруг башни, подвешенные на том уровне, где кончается кирпичная часть! Каждый балкон представляет собой сварную прямоугольную раму размером 3,1х1,3 м из стального уголка 63х5 мм. Одним длинным краем рама крепится на два анкера к стене, на другом длинном краю просверлены дырки для винтов с рым–гайками. С широкого карниза крыши (вернее, с консольных балок) свисают два стальных тросика 6 мм, которые с помощью талрепов удерживают раму в горизонтальном положении. После того, как рама закреплена, на нее укладываются доски. Потом на все это я попробую еще и леса поставить. Шанс, что система не выдержит такого веса, довольно высок, так что вылезать на балкон я буду только в страховке.

Зачистил уже три стены, пропитал пока две. Смотрите, какая красота!

Еще месяц назад я был уверен в том, что деревянные окна в деревянном доме вставляются так же, как это происходит с пластиковыми окнами в кирпичных зданиях. К счастью, на ForumHouse мне рассказали про волшебные слова «скользячка» и «обсада».

Вообще, скользящий оклад нужен для того, чтобы усаживающийся в первые годы деревянный сруб не раздавил оконные рамы. в канавку ставится брусок, кторый закреплен только в одной точке и имеет возможность спокойно переносить возможные вертикальные подвижки сруба:

23.09.14 В марте этого года я думал, что к зиме уже смогу переехать в башню. В начале лета я думал, что надо успеть утеплить башню, вставить окна, чтобы спокойно заниматься внутренним ремонтом в холодное время года. Ха–ха. Отсутствие денег и времени привело к тому, что утепление башни и первые свои окна я буду делать уже в морозы. Наполеоновские планы редуцировались до категорической необходимости утеплить по крайней мере первый этаж, чтобы не перемерзала вода. Я понимаю, что низкие темпы работ ведут к тому, что вам становится неинтересно читать про башню, но поделать с этим ничего не могу.