Аврора в Кронштадте

2015-06-29 | 23:05 , Категория фото


Пару недель назад в городе Петербурге произошло эпохальное событие — крейсер Аврора ушла со своей вечной стоянки. Еще год назад лично мне это казалось совершенно невозможным, ибо я готов был спорить что она стоит на бетонном постаменте, и вообще — настоящий корпус Авроры давно разрезан и притоплен в Финском заливе.

В Кронштадте Аврора появляется не впервые. Еще в 1904 году она впервые пришла на остров, где ее дооборудовали специалисты Обуховского завода. После революции она снова оказалась в Кронштадте, где, как я понимаю, простоял много лет. С неё снимали орудия, из неё делали учебный корабль.

Войну крейсер провел в Ораниенбауме, причем на нем почти не оставили вооружения – десять орудий были демонтированы с Авроры и использовались при обороне Ленинграда.

После победы в войне, крейсер был отдан в Нахимовское училище, в качестве учебного судна. С него были демонтированы котлы, винт, множество других механизмов, что позволило существенно облегчить вес корабля.

В начале 80-х годов корабль обследовали, и выяснилось что он находится в не самом хорошем состоянии, нуждаясь в капитальном ремонте. Именно тогда обсуждался вопрос установки крейсера на бетонную подушку, что видимо и породило многочисленные слухи о том, что Аврора – давно бетонная и не держится на воде.

Из всех вариантов ремонта остановились на восстановлении крейсера во внешнем виде, в котором тот пребывал в 17 году. И в 1984 Аврора ушла на ремонт, с которого и вернулась в привычном нам виде.

Посмотрите – до сих пор сохранен оригинальный литой бронзовый форштевень!

Какой замечательный, не знаю как правильно называется этот изгиб на подводной части носа.

Аврора дошла за четыре часа из Питера до Кронштадского морского завода и встала на деревянные киль-блоки в доке Велещинского.

В доке Аврора стоит не одна, а с очень серьезным соседом – ледоколом Красин.

Работы на Авроре начались практически сразу - освидетельствование, дробеструйка, окраска.
Это дорогого стоит – прикоснуться к форштевню такого корабля.

Вокруг носовой и кормовой частей корабля возведены леса, по которым можно подняться до уровня ватерлинии.

Интересно, что Красин заведен в док носом вперед, а Аврора – носом к батопорту.

Все знали, что с Авроры был снят винт, но оставлена рама пера руля. Насколько я понимаю, после откачивания воды из дока всех удивило то, что само рулевое перо отлично сохранилось. Это особенно удивительно потому, что оно – деревянное, из тика. Выбор тика обусловлен тем, что это дерево прекрасно сопротивляется гниению. Посмотрите – металлическая обшивка пера расслаивается, а дерево находится в достойной форме. Предполагаю что перо будет снято и перенесено в какой-нибудь музей.

Мы старались ходить крайне аккуратно, не мешая рабочим завода.

Вообще это поразительно – идти по доку, в котором свободно помещается два корабля и остается еще столько же свободного места. Сам док – безусловно произведение искусства.

Тут все огромное. Если посмотреть вверх, можно представить себя героем фильма Спилберга про марсиан на боевых треножниках. Только тут четыре ноги.

Посмотрите – какие потрясающие стены у дока!

Док Велещинского прекрасен, но рядом расположенные – ничуть не хуже. Вот в этом, например, стоит совершенно замечательная подводная лодка, которую я не уверен что можно выкладывать. Зато стену дока – можно.

На каждом шагу тут находятся удивительные исторические предметы.

Но, несмотря на потрясающую территорию завода, речь все же про корабли. Красин оказался незаслуженно забыт в этой заметке, что надо срочно исправить. Итак – вот он, ледокол.

В отличии от Авроры, на Красине стоит родной винт, и вообще – сохранено машинное отделение.

Глядя на днище Красина понимаешь – насколько непросто идти сквозь лед. Вот эти волнистые деформации – следствие борьбы металла и льда. Еще больше поражают заклепки – видно что они все стерты по ходу движения корабля.

Потрясающе – два прекрасных корабля и так рядом.

А если повернуться и посмотреть в другую сторону – можно насладиться гаванью.

Спасибо больше Кронштадскому судоремонтрому заводу за возможность прикоснуться к истории.

Покидая Аврору, увидел надпись, неподалеку от носовой части. Написано явно после прихода крейсера. В добрый путь, Аврора.