Один день из жизни народного мастера

2015-06-30 | 08:22 , Категория фото


В селе Акши, в 70 километрах от Алматы, живет мастер декоративно-прикладного искусства. Следуя по стопам своего отца – известного исследователя народных ремесел, он создает красивые изделия из дерева, металла и кожи, пользуясь древними народными технологиями.

Даулет Шокпаров – один из нескольких поколений мастеров в их семье. В наши дни он продолжает дело своих предков, сохраняя традиционные ремесла. День Даулета начинается в мастерской. Заходишь сюда и будто переносишься назад во времени, в жилище средневекового зергера. Многие инструменты ремесленника являются воссозданными копиями традиционных орудий труда.

Достаточно большая мастерская состоит из трех комнат, и кожаные, и деревянные, и металлические изделия изготавливаются здесь.

Даулет Даркембаевич замечает:

– Технология изготовления предметов быта казахского народа значительно отличается от производства аналогичных изделий у других этносов. Она неразрывно связана со скотоводством и кочевым образом жизни. Многие изделия прикладного искусства имеют непосредственное отношение к перегону скота на большие расстояния. К примеру, в степи весьма ценилось хорошее седло. Для его изготовления использовалась деревянная основа, которую затем покрывали кожей. При сушке такой заготовки ее мазали коровьими экскрементами, чтобы дерево высыхало медленно и не трескалось. В казахском быту широкое применение нашла деревянная посуда. Чтобы она не впитывала влагу, ее варят в масле или животном жире. Затем периодически коптят на костре, чтобы убить бактерии. Всю посуду и мебель делают из легких и прочных пород дерева. Издревле у мастеров был весьма популярен карагач.

Из металлов наибольшей популярностью у казахов пользуются латунь и медь. Для ювелирных украшений зергеры предпочитали использовать серебро, а не более мягкое и хрупкое золото.

В отдельном углу мастерской стоят химикаты – сера, аммоний, фотофиксаж, различные щелочи и кислоты, необходимые при работе с металлом.

Значительную часть своего времени Даулет посвящает обучению молодежи. К нему постоянно приходят несколько ребят, проживающих в окрестности. А на протяжении десяти лет тонкости работы над произведениями народного искусства у него перенимают два подмастерья – Ринат и Мади. Парни создают красивые декоративные предметы быта из дерева и кожи, ювелирные изделия, национальное оружие.

– Процесс обучения может продолжаться от полугода до четырех-пяти лет в зависимости от того, чему хочет научиться подмастерье. Есть те, кому интересно работать только с кожей или деревом. Таких я обучаю быстро. Бывают и ученики, стремящиеся получить систематические знания о прикладном искусстве в целом. Процесс обучения строится на визуальном восприятии: я показываю им, как нужно делать, и они стараются повторить. Поначалу ученику поручают только мелкие задачи вроде полировки или шлифовки, но постепенно уровень сложности заданий повышается, – рассказывает Даулет Даркембаевич.

Мади предпочитает работать с деревом. На снимке он вырезает узор на деревянной доске, которой предстоит стать частью изящного сундука для приданого. После декоративных работ рисунок будет отшлифован, а сундуку придадут эффект старины. Подобные предметы мебели – ходовой товар и пользуются популярностью у частных заказчиков.

В готовом виде такой сундук может стоить от 60 до 80 тысяч тенге.

Ринат больше тяготеет к изготовлению предметов из кожи. Из двух вырезанных по определенной форме кусков кожи он сшивает торсык – традиционный казахский сосуд для хранения кумыса и шубата. В нем напитки могли сохраняться долгое время. В давние времена это изделие сшивалось сухожилиями животных, в наши дни используется крепкая капроновая нить, а поверх нее наносится декоративный шов.

После того как торсык будет сшит и на его поверхность нанесут орнамент, кожу смачивают и плотно заполняют песком. После высыхания сосуд сохранит свою форму.

Под бдительным оком мастера, отложив в сторону заготовку для торсыка, Ринат приступает к нанесению узоров на кауха – небольшом ведерке для хранения кисломолочных продуктов. Для его изготовления кожу оборачивают вокруг деревянной формы и с помощью специального инструмента – батырғы (давильник) – буквально выдавливают узор по заранее нанесенным эскизам. Эта работа требует хорошей физической подготовки. Для того чтобы узор сохранился на изделии, его контуры продавливают по два-три раза. Кожа во время работы с ней всегда должна оставаться слегка влажной.

Ринат:

– Я с детства любил рисовать и стал рано проявлять интерес к созданию всевозможных поделок. Видел по телевизору и в журналах работы известного народного мастера Даркембая – в то время мы жили по соседству, в Маловодном. С сестрой мы иногда приходили к нему в мастерскую, после учебы я стал помогать мастеру выполнять несложные работы. Тогда я и решил поступать в Академию искусств им. Жургенова, где преподавал Даркембай Шокпаров. Дипломную, правда, я сдавал уже его сыну и десять лет так и работаю – в мастерской Даулета Даркембаевича.

Основной заработок мастера составляет продажа своих изделий. Зачастую он реализует их на тематических ярмарках и фестивалях, на которые ездит по два-три раза в месяц.

– Через месяц мы поедем в Тараз на фестиваль культуры Алматинской области. Обычно на таких мероприятиях мы проводим мастер-классы, – говорит Даулет Даркембаевич.

На этих мастер-классах Даулет Даркембавич часто изготавливает казахские браслеты – блезик – с именем владельца. Такие браслеты – один из самых ходовых изделий мастера, он продает их по 2000 тенге. Чтобы запастись товаром на будущий фестиваль, мастер готовится к работе заранее.

Браслеты изготавливаются из тонких полосок латуни и мельхиора. В отполированном виде эти металлы похожи на золото и серебро.

Мастер садится за небольшой переносной столик и начинает свою работу. За основу процесса взята древняя технология изготовления украшения. В работе используется специальный инструмент для гравировки – төрпе.

Даулет небольшими ритмичными ударами молотка выстукивает завитушки и точки, которые в итоге превращаются в тонкий изящный узор.

Молоток не останавливается ни на секунду, и вскоре на металле вырисовываются контуры рисунка и имя будущей владелицы украшения.

После гравировки идет этап шлифовки для придания предмету характерного блеска благородного металла. Шлифовка и полировка украшений производятся на войлочном круге – станке с диском, сделанном из прессованной шерсти.

– В старину это делали обычным куском войлока. Нудную и монотонную работу обычно поручали ученикам, чтобы проверить их упорство в освоение ремесла, – продолжает мастер.

В конце мастер ударами молотка придает изделию характерную форму браслета. Всего на работу у него уходит около 10 минут.

Иногда перед гравировкой металл нагревают, чтобы размягчить. Для этого используют газовую горелку, дающую очень сильное пламя. Эту же горелку используют при плавке драгоценных металлов.

Для более тонкой работы используется бензиновая горелка. Чаще ее применяют для припайки небольших декоративных элементов. Для этого применяют буру – соль борной кислоты, которая заполняет поры в металле и делает его поверхность ровной. Для соединения металлов друг с другом нужен припой (сплав серебра, олова или других легкоплавких металлов).

– Для успешной пайки необходимо чувствовать температуру материалов. Их соединение возможно только при достижении равного нагревания, – делится секретом Даулет.

После работы над браслетами Даулет приступает к изготовлению небольших декоративных элементов мебели. Для этого лучше всего подходит метод штамповки: специальную матрицу с вырезанными узорами располагают на куске свинца, после нескольких ударов молотком на нем образуется выемка по форме оригинального штампа.

Пластинку тонкого металла помещают на выемку, а сверху располагают матрицу. Пара ударов молотком – и она полностью принимает нужную форму. Таким образом можно за раз наштамповать сотни подобных предметов.

После тяжелой работы, решив немного отдохнуть, мастер показывает недавно изготовленные предметы:

– Все эти изделия пойдут на продажу. После переезда в родное село из Алматы наша семья смогла выжить только благодаря продаже предметов, изготовленных своими руками. Поначалу, когда их никто не покупал, занимались всем подряд, даже починкой деревенской утвари. Сейчас дела идут неплохо. Большинство изделий мы продаем в музеи, к счастью, сейчас по всей стране открывается много новых городских и областных краеведческих музеев. Часть предметов – частные заказы. Цены у меня весьма средние.

Кожаный торсык стоит от 20 тысяч тенге.

Одна из самых масштабных работ Даулета Шокпарова за последнее время – традиционное казахское седло с полной конской сбруей.

– Наши прадеды были универсалами и должны были уметь работать по коже, дереву и металлу. Седло – отличный пример совмещения этих различных материалов в одном изделии, – говорит Даулет.

На изготовление такого седла уходит около года. Цена вместе с комплектом сбруи – 2000 долларов. Автор считает ее вполне разумной, учитывая, что цена недекорированных новых конских седел из Англии и Индии в специализированных магазинах может доходить до 1 миллиона тенге.

Еще один популярный у заказчиков предмет – оружие. Даулет делает традиционные дубинки (шокпары), кинжалы, сабли, а также луки из рогов горного козла.

В середине дня, после того как Даулет заканчивает свои дела в мастерской, он отправляется на второе свое рабочее место – музей имени его отца Даркембая Шокпарова, открытый в 2010-м в доме, где его семья жила с 1996 года. Даулет теперь директор этого музея.

Подходя к музею, Даулет Шокпаров начинает рассказ о творческом пути мастера Даркембая:

– Мой отец родился в селе Акши Енбекшиказахского района. В тяжелые послевоенные годы, рано потеряв родителей, он окончил восьмилетнюю школу-интернат. Практически все его родственники были искусными мастерами по изготовлению традиционных казахских предметов быта и ювелирных украшений. Папа обучился семейному ремеслу у своего дяди и поступил в художественное училище имени Гоголя в Алматы. Во время учебы он поставил перед собой цель – развеять миф об отсутствии у казахов тяги к сложным и изящным ремеслам.

На протяжении многих лет папа колесил по всей стране, собирая секреты старых мастеров и практически утраченные технологии работы по коже, дереву и металлу. Возвращаясь домой из этих экспедиций, он скрупулезно, по записям, пытался воссоздать образцы ремесленного творчества. И уже будучи заведующим кафедрой обработки металла и дерева Академии искусств имени Жургенова, он на протяжении многих лет передавал свои знания младшим поколениям.

– Значительную часть своей жизни папа посвятил работе в Казмузейреставрации, где восстанавливал старинные предметы материальной культуры. Он приложил руку к созданию множества экспонатов Музея казахских народных музыкальных инструментов.

– В 80-е годы, став одним из главных популяризаторов возрождения традиций казахского прикладного искусства, отец произвел фурор своими работами в пакистанском городе Исламабаде на I фестивале мастеров исламских стран мира. В 1988-м он участвовал в создании первого кооператива мастеров прикладного искусства "Мирас". Кроме того, был одним из инициаторов создания деревни ремесленников Шебер-Аул. В 1996 году вместе с семьей переехал в родное село, где занимался творчеством и обучал молодежь тонкостям изготовления предметов прикладного искусства. Папа умер достаточно рано, в возрасте 59 лет, от рака легких, отчасти вызванного работой с химическими веществами, которые используются при создании ювелирных изделий.

В Музее им. Д. Шокпарова хранится огромная коллекция изделий прикладного искусства конца XIX – начала XX веков, собранная мастером во время его многочисленных поездок по стране. Всего в экспозиции порядка 2500 экспонатов. Часть из них побывала на выставках в Лондоне и Израиле еще до открытия музея.

Редчайшие изделия из драгоценных металлов, камня и дерева. Примечательна и коллекция музыкальных инструментов. Работ самого мастера Даркембая Шокпарова в выставочных залах немного.
Одна из них – скульптура Карасай батыра из карагача.

Даулет Шокпаров самостоятельно проводит экскурсии по музею. В отдельном зале выставлены мебель и деревянные изделия, изготовленные Даркембаем. Одно из них вернулось к нам из далекого прошлого.

– Это универсальный верстак. Ремесленник мог, сидя на нем, работать над заготовкой, зажав ее в тисках. Кроме того, он работает как кожемялка. Отец воссоздал его по записям этнографов и рассказам стариков, – рассказывает Даулет.

– Отец отмечен множеством государственных наград, включая премию Ленинского комсомола.

– Время от времени к нам в музей приезжают различные делегации, в том числе и иностранные. Отец всегда мечтал о том, чтобы в его родном селе появился центр развития народных искусств: музей, мастерские, школа прикладного творчества. В наше время его мечта постепенно претворяется в жизнь, – говорит Даулет Шокпаров.