Лучшие экранизации Стивена Кинга по версии Кинга

2015-06-30 | 08:36 , Категория фото


В данной статье представлены лучшие экранизации произведений Стивена Кинга по версии самого автора. Давайте посмотрим, кто из режиссеров достоверней всего изобразил темную сторону мироздания, которую так кропотливо и подробно описал один из ее самых мощных созидателей...

«Мгла» (2007) — это экранизация Кинга, наверно, с одним из самых шокирующих финалов во всей истории страшного кино. Сам Стивен, заглянув в сценарий, был потрясен (у него-то в романе все закончилось иначе), снял шляпу перед Дарабонтом и начал предвкушать реакцию зрителей. И до сих пор «Мглу» невозможно смотреть без финального безутешного «Whyyyy???!!!».

Группа людей баррикадируются в супермаркете от страшных тварей, которые прут из густого тумана, вдруг откуда ни возьмись опустившегося на город. И когда страх окончательно завладевает заложниками, каждый проявляет себя во всей красе. Отдельно хочется отметить талантливую игру Марши Гей Харден в роли сбрендившей религизоной фанатки. Спецэффекты, безусловно, не чета нынешним, но для поклонников Фрэнка Дарабонта «Мгла», тем не менее, станет приятным открытием.

Способный ученик (1998)
Режиссер Брайан Сингер из всех многочисленных произведений Кинга выбрал то, которое своей тематикой до сих пор не столько пугает, сколько причиняет боль миллионам людей, включая тех, кто знаком с этими страницами мировой истории лишь понаслышке. Никто не знает, сколько таких реальных стариков Куртов Дюссандеров, командиров концлагерей, до сих пор прячется под вымышленными именами от правосудия, зато молодые Тодды Боудены, больные последователи Адольфа, не стесняются и не боятся сегодня никого.

Блистательный дуэт Иэна Маккеллена и Брэда Ренфро принес фильму несколько престижных премий и немножко скандальной славы: политкорректным американцам показалось, что фильм дает неоднозначную оценку главным героям, недостаточно отрицательную. Если бы режиссер оставил оригинальный кинговский финал, в котором само общество совершает возмездие над тринадцатилетним нацистом Тоддом, средний американский зритель, очевидно, счел бы картину завершенной и логичной.

Среди поклонников творчества Кинга эта экранизация считается мягче и легче, чем само произведение, а соответственно, хуже и слабее. Если вы не смотрели и не читали «Способного ученика», советуем начать с фильма. Тем не менее, сам автор остался доволен работой Сингера и даже поддержал его, сыграв камео.

Куджо (1983)
Согласитесь, от фразы «сорок уколов в живот» у любого человека в этом самом месте появляется не самое приятное ощущение. Бешенство — еще одно чудовище из реального мира, которое, с одной стороны, находится где-то далеко, в закупоренных пробирках ученых, а с другой — совсем близко, и если часто о нем думать, со страху можно и всех соседских Тузиков перетравить.

При помощи нескольких кобелей, одного актера в собачьей шкуре и нехитрого реквизита в виде механической головы режиссер Льюис Тиг в далеком 1983 году воссоздал на экране один из тех романов Стивена Кинга, в которых за главным героем пряталась главная проблема писателя — алкоголизм. Бешеный пес Куджо, в заложниках у которого оказалась отважная мама с маленьким, изнуренным обезвоживанием сынишкой, в конечном итоге был умерщвлен, а мальчик, вопреки оригинальному тексту, остался жить.

«Куджо» — наглядный пример того, что экранизировать Стивена Кинга так, чтобы понравилось самому Стивену Кингу и легиону его поклонников, не обязательно с применением «зеленого экрана» и огромного бюджета.

Долорес Клэйборн (1995)
Редкая по глубине и психилогизму, недооцененная в свое время экранизация Кинга о женщине, которая убила своего мужа, защищая дочь от его домогательств. Собственно, эту книгу писатель посвятил своей маме, острой на язык и не признающей авторитетов. Отец у писателя отсутствовал, поэтому «убивать» его было не страшно и не кощунственно.

В образ Долорес Клэйборн идеально вписалась актриса Кэти Бейтс, сыграв, как окажется позже, одну из лучших своих ролей, более многоплановую и сложную, чем в оскароносной экранизации «Мизери». А режиссер Тэйлор Хэкфорд мастерски изобразил плавные временные переходы, которые так хорошо удаются самому Стивену Кингу.

1408 (2007)
К XXI веку кинематографисты, наконец, научились экранизировать «ретранслятора потустороннего» так, чтобы и самому «ретранслятору» понравилось, и чтоб зрителям угодить. В общем-то, несложная для Джона Кьюсака роль оказалась его неожиданным «звездным часом» как раз благодаря тому, что кроме обычного набора эмоций неадекватного писателя, актер очень по-кинговски передал атмосферу того рода безумия, которое вселяется в человека извне, чтобы потом методично пожирать его изнутри.

У режиссера Микаэля Хофстрема получилось зацепить из оригинального рассказа все, из чего и сложилась так называемая атмосферность этого хоррора, который, в отличие от многих других кинговских экранизаций, и в прокате задал жару, чуть не окупившись в первый же уикенд.

Зеленая миля (1999) и Побег из Шоушенка (1994)
Обе картины неспроста пришлись по душе автору оригинальных романов, который умудряется под одной обложкой укомплектовать в паре-тройке сюжетных линий сотню персонажей, каждый из которых украшен отдельной историей, и весь этот массив пронизан огромным количеством смыслов.

«Зеленая миля» и «Побег из Шоушенка» стали классикой кино и были занесены в список любимых экранизаций Стивена Кинга по той причине, что обе картины буквально нашпигованы Кингом — тем, который знаток человеческих душ во всех их самых скотских и самых благородных ипостасях. Определенно, психологические триллеры по Стиви режиссерам удаются лучше, чем хорроры.

Мизери (1990)
Совершенная парная игра Кэти Бейтс в роли одержимой фанатки писателя и Джеймса Каана в роли этого писателя, по воле случая оказавшегося у нее в плену, с переломанными ногами, но в здравой памяти и с целыми руками. Уникальная по своей задумке история о том, что бывает, когда творец оказывается в лапах поклонника, и поклонник выступает в роли музы-насильницы, заставляя творить гения под свою дудку.

«Мизери» — просто находка для любителей хорроров, в которых основным пугающим элементом является искаженное безумием лицо главного героя (в данном случае — героини, что еще страшнее), а не кровавая резня или рожденные с помощью современных технологий несуществующие персонажи. Через шесть лет этот же режиссер повторит свой трудовой подвиг — еще одна «бескровная» экранизация Стивена Кинга от Роба Райнера войдет в список любимых у самого мастера, а именно...

Останься со мной (1986)
В творчестве многодетного папы Стива дети с их зачастую далеко не детскими проблемами занимают особое, можно сказать, почетное место. А вот приключения, которые с этими детками случаются, всегда вписаны в общую концепцию творчества писателя — это ужасные приключения, где вместо «гроба на колесиках» фигурируют трупы и кариозные клоуны.

«Останься со мной» — история о мальчиках из 1950-х, которые оправились в лес на поиски тела ребенка, предположительно сбитого поездом. Мальчики хотели славы и, конечно, развлечься. Веселенький поход оборачивается для них суровым испытанием, в результате которого молодежь переживает стремительное взросление.

В данном случае как режиссер, так и сами дети, исполняющие главные роли, помогли этой картине взять планку. Мальчики не столько играли, сколько проживали свои роли, поэтому тот мощный психологизм, за который до сих пор нахваливают «Останься со мной», полностью окупает отсутствие мистики.

Буря столетия (1999)
По книге, написанной в виде киносценария, режиссер Крэйг Р. Баксли снял фильм в виде мини-сериала. Вот он, подходящий формат для экранизаций Стивена Кинга, будто созданный специально для того, чтобы дать побыть главным каждому герою. В сочетании с почти дословным воспроизведением диалогов «Буря столетия» изначально была обречена на благосклонность со стороны автора оригинала.

Мир Кинга в этом мини-сериале такой узнаваемый и такой родной. Маленький островок покоя в огромном противоречивом мире, где живут простые американцы со своими простыми проблемами, вдруг превращается центр притяжения зла. Странник Андре Линож (Колм Фиори) явился не запылился (вместе со снежной бурей, какой не видели уже лет сто) и требует дать ему «то, что он хочет». А пока не дали, он, естественно, будет творить беззаконие.

В этом Леноже в исполнении Фиори есть что-то от Ганнибала Лектера, и саму «Бурю столетия» неоднократно сравнивали с «Молчанием ягнят» — по плотности того саспенса, который мини-сериал аккумулирует за четыре с половиной часа. Для полного погружения в «Бурю» рекомендуем одолеть ее единым зрительским усилием.


Итак, писатель, который до такой степени нас всех запугал, что мы со страху сделали его самым богатым писателем в мире, оказывается, и сам не прочь ужастики на ночь посмотреть. И заметьте, не какие-нибудь слэшеры, когда мертвых тел на экране больше, чем живых, а самые настоящие «олдовые» хорроры и сложносконструированные психологические триллеры. Хороший вкус у Стивена Кинга, ничего не скажешь.