Лики войны: "Черная смерть" Дуська Завалий

2015-07-02 | 21:01 , Категория фото


Малоизвестные герои великой страны...Гвардии полковник Евдокия Николаевна Завалий — единственная женщина-командир взвода морской пехоты в годы Великой Отечественной войны. "Дуськин взвод" наводил ужас на врагов, прозвавших командира морпехов "Фрау Черная Смерть". Начала войну санитаркой, четыре ранения, две контузии. Орден Красного Знамени, а после войны — замужество, дети и внуки.

Евдокия Николаевна Завалий родилась 28 мая 1926 (по другим данным — 1924) года в селе Новый Буг Новобугского района Николаевской области. Разночтения в годе рождения происходят из-за того, что в некоторых энциклопедиях указан 1924 год, а в ряде публикациях имеются ссылки на слова самой Завалий, которая неоднократно заявляла, что во время начала войны ей не исполнилось еще 16-ти.

По каким-то неведомым нам соображениям имя единственной женщины, которая командовала взводом морской пехоты в годы Великой Отечественной войны, не попало на страницы Большой Советской Энциклопедии, где сведения старались тщательно проверять. У нас нет оснований не доверять уважаемой Евдокии Николаевне, но память человеческая, увы, несовершенна, а потому бывает путаница…

Оккупанты с уважением называли ее Frau schwarzer Tod - "госпожа Черная Смерть", подразумевая черный цвет бушлатов находившихся в ее подчинении морских пехотинцев и ее собственную униформу. Свои же припечатали братву выражением "Дуськин взвод". Может и не очень вежливо, зато своя в доску да и звучит ласково.

Свой боевой путь девчонка с Николаевщины начала в июле 1941 с добровольной помощи раненым бойцам Красной армии. Вскоре стала санинструктором. "Научилась вводить раненым противостолбнячную сыворотку и делать многое другое, что поручают лишь опытным медицинским сестрам", — вспоминала Завалий.

За спасение командира получила орден Красной Звезды. Сумку медсестры она сменила на автомат, когда на ее глазах пуля насмерть сразила старлея, поднимавшего своих бойцов в атаку. Молодым и звонким голосом Завалий подняла за собой в атаку роту.

Во время жестоких боев за Будапешт в феврале 1945 года морские пехотинцы несколько дней кряду безуспешно пытались пробиться к штаб-квартире фашистского диктатора Венгрии адмирала Миклоша Хорти. Пробраться к замку, подходы к которому были заминированы, помогла смекалка. Бойцы 83-й бригады морской пехоты, в состав которой входил вверенный младшему лейтенанту Завалий взвод, обследовали все закоулки и под канализационным люком обнаружили подземный ход.

Но разведчики доложили, что в подземелье, через которое можно пробраться в крепость, стоит такой невыносимый смрад, от которого реально задохнуться. Командир роты Кузьмичев напомнил, что среди захваченных трофеев есть 18 подушек с кислородом.

Через много лет после войны Евдокия Завалий вспоминала: "Просчитали, что идти надо до четвертого колодца, и решили рискнуть. Мой взвод шел впереди роты — одна подушка на двоих, делаешь спасительный вдох и отдаешь соседу. Коллектор оказался уже, чем предполагали, шли согнувшись, ноги увязали в зловонной жиже. У второго колодца услышали грохот и лязг. Осторожно отодвинули крышку и сразу закрыли — наверху вся улица запружена танками и бронемашинами. Господи, подумалось, а что же ожидает нас у четвертого колодца? Ведь это вонючее подземелье может стать нашей братской могилой, достаточно бросить пару гранат! У четвертого колодца остановила взвод. Сердце бешено колотится, но там, наверху, было тихо. Значит, правильно рассчитали".

Перед выходом наверх бесшумно сняли охрану. От неожиданности фрицы не оказали сопротивления. Подоспевшая рота и другие подразделения начали брать этаж за этажом и вскоре полностью очистили от гитлеровцев замок и прилегающие кварталы. Самым ценным трофеем оказались оперативные карты и генерал, который, по словам Завалий, "смотрел на нас, как на призраков, не в силах понять, каким чудом мы оказались в тылу его войск".

"Вызвали меня. Пришла в штаб грязная, как черт, разит от меня за километр. Майор Круглов, зажимая нос платком, обращается ко мне: "Доложите, как пленили немецкого генерала!". И вдруг немец протягивает мне пистолет системы "Вальтер" — плохо, видать, обыскали его ребята. "Фрау русиш черный комиссар! Гут! Гут!" Я глаза вытаращила на политотдел, те кивают — бери. Потом ребята именную надпись мне на этом пистолете сделали, — делилась своими воспоминаниями комвзвода Завалий. — После той операции у меня была одна мысль — как от этой грязи отмыться. Мы зашли в какой-то местный парфюмерный магазин, и я принялась сливать в котелок все, что попадалось под руку, а потом вылила все это на себя. С тех пор духи я на дух не переношу!"

За эту операцию Евдокия Завалий была награждена орденом Красного Знамени.

Девушку дважды хоронили. Под Белгород-Днестровским, когда ночью форсировали лиман, чтобы захватить и удержать плацдарм до прихода главных сил. Ребята потеряли своего командира во время наступления, когда ее отбросило взрывной волной. Очнувшись, Евдокия увидела, как враги добивают наших раненых. Она чудом не выдала себя, когда в ее ногу вонзился штык — проверяли, жива ли. На рассвете истекающую кровью комвзвода подобрали местные жители. Так ее имя появилось впервые на братской могиле в Белгород-Днестровском.

Второй раз Евдокию Завалий похоронили уже в Болгарии. Ее фамилию начертали на памятнике. Когда спустя 25 лет она приехала в Бургас в качестве почетного гражданина города, одна из женщин во время встречи с горожанами узнала Евдокию Николаевну и бросилась к ней со слезами: "Доченька! Ты живая!".

Гвардии лейтенант Евдокия Завалий участвовала в обороне Кавказа, в боях за Крым, Бессарабию, на Дунае, в освобождении Югославии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Австрии, Чехословакии.

После окончания войны девушке дали направление на учебу в военное училище, но четыре ранения и две контузии дали о себе знать. В 1947 году она демобилизовалась и уехала в Киев. Но и после войны она "еще долго по ночам ходила в атаку. Кричала так, что соседи пугались. А бабушка молилась и говорила маме: "Это нечистый дух из нее выходит!", — вспоминала Евдокия Николаевна. Постепенно жизнь налаживалась. Евдокия вышла замуж и родила двоих детей. Стала бабушкой четырех внуков и четырех правнуков.
После развала СССР Евдокия Николаевна Завалий продолжала заниматься тем же, чем и прежде: "После войны объездила множество городов, воинских частей, кораблей и подводных лодок — везде рассказывала о моем десантном взводе. Выступала в школах, чтобы дети знали правду, а не росли Иванами, не помнящими родства. И сейчас иду, если зовут и не подводят силы. В августе прошлого года привезла из Севастополя 30 комплектов тельняшек и бушлатов для ребят из 104 школы в Пуще-Водице, куда с радостью ходила каждый год 9 Мая. А 1 сентября 2007 года этой школе торжественно присвоили имя фашистского головореза Романа Шухевича. Нужна ли теперь там моя правда?…".

Евдокия Завалий скончалась в Киеве всего за четыре дня до 65-летия Великой Победы.