Афганцы почитают и охраняют памятник советскому солдату

2015-07-12 | 10:06 , Категория фото


Оккупант и захватчик Сергей Малыгин погиб смертью героя порабощенной страны. Нонсенс, которому легко найти объяснение, — солдат был русским. После ухода наших войск афганцы снесли более сотни советских памятников, однако монумент этого героя устоял и продолжает вызывать восхищение у местных жителей.

Амурчане Валерий Вощевоз и Андрей Анохин, работающие в Афганистане, побывали на месте гибели солдата.
Гулаб Буддин — типичный афганец. Одежда национального кроя, поверх которой затертый армейский бушлат, туфли на босу ногу и автомат на плече. Профессия охранника одна из самых востребованных в современном Афганистане, а для стратегического перевала Саланг она тем более актуальна. Задача Гулаба следить за безопасностью нескольких десятков рабочих, что наводят порядок в высокогорном тоннеле. Условия службы трудно назвать комфортными: четыре тысячи метров над уровнем моря, кругом покрытые снегом вершины, плотные потоки грузовиков тянутся по единственной автомагистрали, связывающей юг и север исламской республики.

Однако тоннель — не единственная забота охранника. У самого въезда с северной стороны небольшой пятачок земли, уровень символизма которого трудно оценить привычными мерками. На внушительном памятном камне, торчащем из сугроба, имя Сергея Малыгина, погибшего в 1985 году. Он пал не от пули и не от афганского кинжала. Ценой своей жизни Сергей спас десятки местных ребятишек. В итоге, когда советские памятники разрушались бульдозерами, этот камень не тронули. Более того — он до сих пор находится под усиленной охраной, в которой, кажется, нет необходимости. Афганцы сожалеют о гибели чужого солдата, которого при жизни считали захватчиком и оккупантом.

— Мы сначала расстреливали на Саланге ваши колонны, а когда получали ранение, то бежали к вашим докторам лечиться, — делится предысторией Гулаб. — Мне трудно говорить сегодня о прошлом, очень много ошибок совершили обе стороны. Однако подвиг русского солдата не вписывается в рамки привычной войны.

— Сергей Малыгин служил водителем армейского грузовика и часто возил грузы через перевал Саланг. Духи регулярно обстреливали нашу технику. У солдат была масса поводов обозлиться, перестать видеть даже в мирном населении обычных людей, — рассказывает председатель амурского отделения Союза ветеранов Афганистана и организации «Боевое братство» Валерий Вощевоз. — Однако Сергей в критический момент пошел по пути самопожертвования. Однажды он выводил из тоннеля свой грузовик, когда заметил, что прямо на него несется автобус. Внутри и даже на крыше десятки афганцев, в основном дети. В случае столкновения автобус мог рухнуть в пропасть, но солдат направил свой грузовик в стену отвесной скалы. Шансов выжить у него не было, он отчетливо должен был понимать, что это последние секунды его жизни. Машина разбилась вдребезги, но дети в автобусе не пострадали. Памятник установлен точно на месте гибели Сергея. Он постоянно приводится в порядок, а не так давно в нем установили трубу для подачи воды. Получился рукотворный фонтанчик, который работает в теплое время года.

Афганские водители регулярно останавливаются возле памятника, пьют воду, восстанавливают силы. Рядом дуканы, в которых можно перекусить. Получился небольшой островок отдыха. За все время существования памятника не было ни одного случая вандализма. Обидно, что в стране, где до сих пор неоднозначное отношение к россиянам, их заслуги почитаются больше, чем на родине. На территории России представить подобный памятник, а тем более отношение к нему практически невозможно.

На прощание Гулаб попросил у россиян чудодейственную мазь для заживления ран, которой когда-то щедро делились советские доктора. Очень огорчился, узнав, что мази Вишневского у нас с собой нет. Тут же, словно в оправдание, заверил, что раны не военные — он теперь человек мирный. Дескать, Саланг под его охраной — это самое безопасное место для гостей из России.

Валерий Вощевоз привез соратнику по борьбе подарки из России

В населенном пункте Хинжан амурчане встретили Усмана — уже знакомого читателям АП афганца, воевавшего на стороне Советской армии. Валерий Вощевоз привез соратнику по борьбе подарки и новости из России — Усман продолжает следить за жизнью в нашей стране. За общим столом оказался еще один знаковый персонаж, который чудом ушел от советского плена, а возможно, и гибели почти тридцать лет назад. Племянника известного полевого командира Суфи Паянды спасло только то, что однажды комбат Валерий Вощевоз решил не нарушать местные традиции. Оба даже не видели друг друга в лицо, хотя в тот момент находились всего в паре метров друг от друга. Встреча произошла только сейчас. Подробности этой истории и чем она закончилась — в одном из будущих выпусков «Амурской правды». Эти эпизоды войдут в документальный фильм, посвященный афганской войне. Его выход намечен на февраль будущего года на телеканале «Россия-1», журналисты которого сейчас также работают в Афганистане.

В конце концов, в дом, где давние друзья и враги отмечали встречу, вошло сразу несколько вооруженных людей, главный из которых в вежливой форме потребовал вернуться в Кабул. На перевале Саланг два дня назад талибы сожгли бензовоз. Пришлось подчиниться и в экстренном порядке возвращаться в афганскую столицу. Доехали без приключений. В ближайшие дни запланирован выезд в Панджшерское ущелье, которое считается вотчиной панджшерского льва и национального героя афганистана Ахмада Шаха Масуда.

На внушительном памятном камне, торчащем из сугроба, имя Сергея Малыгина, погибшего в 1985 году. Он пал не от пули и не от афганского кинжала.

http://www.ampravda.ru/2013/11/02/040082.html

В статье указан Малыгин, но по поиску и на фотографии памятника фамилия бойца - Мальцин
Обелиск рядовому С. Мальцину на С. Саланге.