13 знаменитых киносцен, снятых не по сценарию

2015-05-24 | 03:20 , Категория фото


Давайте вспомним совместно с сайтом film.ru 13 сочиненных «на коленке» киноэпизодов, без которых многие знаменитые картины, может, и состоялись бы, но уж точно не были бы так хороши.

1. Тупой и еще тупее (1994) / Dumb & Dumber

Два путешествующих на «собакомобиле» туповатых друга, Гарри и Ллойд, «доверившись своим инстинктам», подбирают на дороге бандита и убийцу Джо Менталино. По пути они играют в глупые детские игры, кривляются и орут, а когда киллер просит их включить радио, заводят отвратительными голосами песню про пересмешника – естественно, без какого-либо музыкального сопровождения. Сцены в изначальном плане не было, братья Фаррелли придумали ее по ходу съемок, предложив актерам делать все, что им захочется. Майк Старр, сыгравший Менталино, был так ошарашен потоком идиотизма, вылившимся на его голову, что его мимике в этот момент поверил бы и сам Станиcлавский.

2. Умница Уилл Хантинг (1997) / Good Will Hunting

В фильма Гаса Ван Сента присутствует диалог между математическим гением Уиллом Хантингом (Мэтт Дэймон) и его психоаналитиком Шоном Магуайром (Робин Уильямс), в процессе которого терапевт делает удивительное признание: оказывается, его покойная жена не могла контролировать кишечник, вследствие чего часто портила воздух, а однажды во сне выдала такой «концертный аккорд», что сама от этого проснулась. Спич о том, что все люди несовершенны, но это и делает их людьми, был целиком сочинен Уильямсом по ходу записи дубля. Внимательный зритель может заметить, что импровизация рассмешила не только Дэймона, но и оператора, из-за чего картинка слегка дрожит, -- но режиссер так впечатлился результатом, что по итогу сцена вошла в конечный вариант фильма без всяких правок. Уильямс явно знал, что делает: роль Магуайра принесла ему премию «Оскар».

3. Доктор Стрейнджлав, или как я научился не волноваться и полюбил бомбу (1964) / Dr. Strangelove or: How I Learned to Stop Worrying and Love the Bomb

Стэнли Кубрик не тратил времени зря: днем он вел съемки, а ночами занимался переписыванием сценариев, вкладывая туда возникшие по ходу дела новые задумки. Окончательный текст у него вырисовывался не раньше, чем все сцены были тщательно отрепетированы с актерами, которых режиссер просил не стесняться с высказыванием свежих идей. Так было со многими киноработами Кубрика, и ленты «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу», в основу которой лег роман-триллер Питера Джорджа «Красная угроза», не избежала чаша сия. Метод привел к любопытному результату: актер Питер Селлерс, изображавший прикованного к инвалидному креслу ученого Стрейнджлава, так вдохновился творческой свободой, что в финальной сцене вскочил на ноги и сделал пару шагов со словами: «Мой фюрер, я могу ходить!»Почему бы и нет, решил Кубрик – ведь это же черная комедия! Эпизод остался в фильме (режиссер вписал его в сценарий задним числом), зато оригинальный финал, включавший эпичную драку на кремовых тортах, был признан «слишком фарсовым» и вырезан под корень: в своем видении сюжета Стэнли всегда больше ориентировался на внутреннее чутье и мнение окружающих, нежели на сценарный план.

4. Цельнометаллическая оболочка (1987) / Full Metal Jacket

Стэнли Кубрик позволял актерам импровизировать на всех своих проектах, но Рональд Ли Эрмей -- инструктор по строевой подготовке корпуса морской пехоты США, участник Вьетнамской войны, комисованный после нескольких ранений с целой кучей наград – стал для него настоящей находкой. Изначально нанятый на проект «Цельнометаллическая оболочка» лишь как консультант, самородок оказался таким колоритным малым, что был удостоен кинопроб, на которых Кубрик попросил его изобразить грубость. Чтобы ярость Рональда была неподдельной, ассистент режиссера 15 минут швырял в него апельсинами и тенисными мячами, а Эрмей все это время так отчаянно ругался, ни разу не повторившись и не сбившись, что восхищенный Кубрик решил, что лучше него сержанта Хартмана, муштрующего «салаг», никто не сыграет.

С появлением Эрмея заготовленный сценарий потерял всякий смысл, т.к. стало ясно, что кубриковские заготовки в подметки не годятся живому солдатскому лексикону. «50% диалогов Ли, звучащих в фильме, особенно оскорбительная ругань, -- это все его собственные слова», -- признавался режиссер, хотя, возможно, это преуменьшение: по словам других участников съемок, исполнитель роли Хартмана настолько подмял под себя все сцены в «учебке», что вообще не заглядывал в сценарий. Нецензурные считалки, которые в фильме горланят марширующие новобранцы, тоже были вставлены в сюжет по совету Эрмея. Бывший вояка был вознагражден за свои старания сполна: он стал востребованным актером, открыл торговлю экшн-фигурками матерщинника Хартмана через веб-сайт, а в мае 2002-го даже удостоился за свои кинодостижения чина комендор-сержанта, став, таким образом, первым в американской истории отставным военным, которого повысили в звании. Если верить Эрмею, ему пишут многие молодые люди, которые говорят, что пошли в морпехи под впечатлением от высказываний Хартмана. Стать ролевой моделью благодаря импровизации – это ли не успех?

5. Немножко беременна (2007) / Knocked Up

В комедии Джадда Апатова «Сорокалетний девственник» есть сцена с Сетом Рогеном и Полом Раддом, которые рубятся в Mortal Kombat и попутно играют в игру «Знаешь, как я догадался, что ты гей?». На главные роли в фильме «Немножко беременна» Апатов снова нанял старых друзей, посадил их в машину и отправил в Вегас, заставив развлекать друг друга по дороге той же игрой – правда, на этот раз не снабдив никакими специальными инструкциями. В процессе родились шутки типа: «Ты гей, потому что твой указательный палец пахнет Рупертом Эвереттом. – А ты гей, потому что ты в курсе, как пахнет Руперт Эверетт». Закончился парад острот заявлением «Ты гей, потому что пародируешь сам себя в говенном фильме». Последнее было уже несколько чересчур, поэтому режиссер решил сцену хорошенько укоротить – в фильме от нее мало что осталось. Но она присутствует в дополнительных материалах на DVD, и если вас не отталкивают гэги про буккаке и прочие «шоколадные глаза», несколько минут бонусного смеха вам обеспечены.

6. Живая мертвечина (1992) / Braindead

По сюжету культовой хоррор-ленты Питера Джексона, двое зомби, священник и медсестра, занимаются сексом и впоследствии производят на свет уродливого младенца с торчащими зубами. Поскольку в реальности настолько уродливых детей просто не бывает, для фильма была сделана специальная зомби-кукла. Сцену сняли, все посмеялись. Этим линия с ребенком должна была ограничиться. но к концу производства у режиссера еще осталось немного денег и имелся в запасе сэкономленный съемочный день, поэтому он на ходу сочинил сцену «младенец на прогулке» и тут же ее снял. Сцена примечательна не только дракой главного героя с младенцем и популярной цитатой «У него гиперактивность!», но и тем, что в этом эпизоде Джексон снял свою супругу Фрэн Уолш в роли болтающей на парковой скамейке женщины в очках. Сам постановщик, к слову, называет эту сцену если и не лучшим моментом фильма, то своим самым любимым так точно.

7. Энни Холл (1977) / Annie Hall

В ромкоме «Энни Холл» главный герой, сыгранный режиссером Вуди Алленом, решает попробовать кокаин: предупрежденный о том, что это дорогая штука, он принимает в руки коробочку, берет чуточку порошка на пробу и вдруг так чихает, что все содержимое портсигара повисает в воздухе в виде белого облака. Репетируя сцену, ничего такого Аллен делать не собирался, и его первый чих был совершенно натуральным, но остальных актеров разобрал такой смех, что на съемках Вуди чихнул уже намеренно. В фильм эта сцена могла и не войти: монтируя «Энни Холл», постановщик намеревался удалить ее из окончательной версии, как и много другого материала, раздувавшего хронометраж, но на предварительном показе аудитория гоготала над его чиханием ничуть не меньше, чем коллеги, так что кокаиновый эпизод было решено не вырезать: было это в сценарии или нет, а только хорошие гэги на дороге не валяются.

8. Спасти рядового Райана (1998) / Saving Private Ryan

После «Умницы Уилла Хантинга» Мэтт Дэймон уяснил, что хорошая импровизация может стать украшением любого фильма. Поэтому когда Стивен Спилберг решил добавить лиризма фильму «Спасти рядового Райана», он с радостью ухватился за эту идею. В сцене перед финальным сражением, изначально отсутствовавшей в сценарии, он и герой Тома Хэнкса обмениваются воспоминаниями о доме. История о том, как в последнюю ночь перед отправкой на фронт его братья нечаянно сожгли амбар, придуманная Дэймоном на ходу, так хорошо вплелась в общую сюжетную канву, что без нее сегодня фильм уже сложно представить. Благодаря этому забавному трехминутному монологу рядовой Райан перестал быть плоским второстепенным персонажем и запомнился зрителям. Учитывая общую звездность актерского состава, занятого на проекте (Спилберг собрал под своим крылом любимцев публики от Хэнкса до Вина Дизеля), можно сказать только одно: хорошая работа.

9. Бешеные псы (1992) / Reservoir Dogs

На съемках «Бешеных псов» Майкл Мэдсен, желая придать «живости» своему персонажу, постоянно пытался сыграть что-нибудь не по сценарию. Когда актер Кирк Балц, сыгравший похищенного им полицейского Марвина, попросил Майкла Мэдсена для лучшего вхождения в образ прокатить его вокруг квартала в багажнике своей машины, Мэдсен сделал даже больше. Позже он вспоминал об этом эпизоде не без удовольствия: «Я завел двигатель и катал его минут сорок пять -- пересчитал все колдобины на дороге, ездил в горку и под горку, делал виражи… Потом заехал в закусочную, купил тако и колы. Балц брыкался и орал так, что пришлось включить радио. В багажнике была куча старого хлама, и он стучал железом по крышке. Когда я открыл багажник, он был весь мокрый и очень злой».

Подготовленного таким образом Балца прикрутили к стулу, и Мэдсен принялся уродовать его бритвой. Здесь он снова проявил креативность, сымпровизировав диалог с жертвой в духе «понравилось ли это тебе так же, как мне?» и другие искрометные шутки – всем, наверное, запомнилось, как он разговаривал с отрезанным ухом копа: «Эй, слышишь меня?». Тарантино, в сценарии которого отсутствовали какие-либо реплики (предполагалось, что их все равно заглушит играющая по радио музыка) пришел в восторг от жестоких острот Мэдсена и сцену переснимать не стал. Впоследствии юмор оценили не все: например, на кинофестивале в Барселоне часть зрителей сочла пыточную сцену слишком жуткой и покинула зал в середине показа; среди тех, кто не выдержал, были такие кровавых дел мастера как Уэс Крэйвен и создатель спецэффектов Рик Бэйкер. Массовая аудитория тоже вздрогнула, а критики отругали молодого постановщика за жестокость и цинизм. Но то, что импровизация Майкла всем запомнилась – это точно.

10. Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега (1981) / Raiders of the Lost Ark

В сценарии ленты Стивена Спилберга присутствовал длинный поединок археолога Индианы Джонса с одетым во все черное плохим парнем, вооруженным огромным мечом. К ее съемкам было все готово, но накануне актер Харрисон Форд съел что-то несвежее и чувствовал себя очень плохо. Откладывать съемку и выбиваться из графика Спилбергу не хотелось, поэтому он отправил раскадровки в урну, перечеркнул крестом соответствующую страницу в сценарии и сказал Форду: «Не дерись, просто пристрели его». Что Харрисон и сделал. Сцена стала культовой.

11. Полуночный ковбой (1969) / Midnight Cowboy

Драма Джона Шлезингера «Полуночный ковбой» запомнилась многим криком молодого Дастина Хоффмана «I’m walking here!», который можно перевести как «Куда ты прешь?» В одной из сцен главные герои переходят улицу, но, но словам актера, фильм был таким малобюджетным, что денег на перекрытие Шестой авеню у них не было. Режиссер вышел из ситуации, сказал ему и Джону Войту просто идти и разговаривать с такой скоростью, чтобы приблизиться к перекрестку в аккурат, когда там загорится «зеленый свет». Артистам долго не удавалось рассчитать правильный момент, но когда все наконец получилось, и они стали переходить дорогу, на них чуть не наехал таксист, желавший проскочить на «зеленый».

Дальнейшее было совершенно не по сценарию: выпавшая изо рта у Хоффмана сигарета, возмущенные вопли, неприличный жест вслед нарушителю и следующие реплики, обыгрывающие происшествие. «Вообще-то меня так и подмывало заорать: «Мы тут кино снимаем, а ты нам все пересрал!», -- признался позже актер. Но он решил не портить дубль и правильно сделал: режиссер, прятавшийся вместе с оператором в минивэне, откуда тайком велась съемка, поначалу счел сцену проваленной, но потом пересмотрел материал и решил, что такой натурализм даже за деньги не купишь. Эпизод с таксистом остался в фильме, и сегодня крик «Куда прешь?!» занимает 27-е место в списке ста самых знаменитых киноцитат прошлого века по версии Американского института киноискусства.

12. Славные парни (1990) / Goodfellas

В знаменитой ресторанной сцене в «Славных парнях» гангстер Томми ДеВито рассказывает забавную историю, обильно усыпанную матом. Все смеются, после чего другой гангстер, Генри Хилл, говорит: «Классная история, ты такой смешной». «В каком смысле я смешной? Хочешь сказать, я клоун?!» -- тут же заводится ДеВито и начинает «наезжать» на собеседника, запугивая его до тех пор, пока до того, совершенно раздавленного и деморализованного, не доходит, что это тоже была шутка. Ничего подобного в сценарии ленты прописано не было, но Джо Пеши рассказал режиссеру Мартину Скорсезе, что однажды по неосторожности имел такой конфликт с реальным бандитом, и предложил разыграть аналогичным образом Рэя Лиотту. Скорсезе идею поддержал, попросив ничего не говорить остальным актерам, а когда на съемках потрясенный Лиотта еще и отреагировал весьма натурально, стало ясно: надо брать! В итоге сцена, как мы знаем, стала одним из самых ярких и запоминающихся моментов фильма.

13. Апокалипсис сегодня (1979) / Apocalypse Now

Во время производства «Апокалипсиса сегодня» центральный актер ленты Мартин Шин постоянно накачивался алкоголем для лучшего слияния со своим персонажем, так что с какого-то момента вообще перестал обращать внимания на камеры, снимавшие его пьяные эскапады «как есть». Режиссер Фрэнсис Форд Коппола не протестовал против такого хода, решив, что дополнительный реализм его фильму не повредит. Однако решение взять на роль безумного полковника Курца оскароносного Марлона Брандо, ранее работавшего с Копполой на «Крестном отце», стало настоящей проблемой, поскольку, в отличие от Шина, тот оказался вообще неуправляемым.

Когда Брандо прилетел на Филиппины, выяснилось, что он совершенно не подготовился к роли, не прочел ни книгу, ни сценарий, да еще и безобразно располнел (хотя для роли военного, истощенного войной, ему требовалось сильно похудеть). Вдобавок суперстар, прибывший на съемки с большим опозданием, наотрез отказывался учить роль, и поскольку времени его уговаривать у Копполы не было – фильм успел выбиться из графика и любое промедление грозило полным банкротством – постановщику пришлось довольствоваться импровизациями актера: ключевые реплики для него записали на специальных карточках, куда он время от времени подглядывал, чтобы хоть как-то соответствовать общему тону сцены. Все это отняло у Копполы столько нервов, что после съемок он отказывался разговаривать с Брандо целых 15 лет. Ну а фильм… фильм стал легендой.