Эсамбаев Махмуд Алисултанович

2015-07-19 | 05:36 , Категория фото


Чтобы помнили!

Махму́д Алисулта́нович Эсамба́ев (15 июля 1924, с. Старые Атаги, Чеченская автономная область, РСФСР — 7 января 2000, Москва, Россия) — советский чеченский артист балета, эстрадный танцовщик, актёр, хореограф и балетмейстер. Народный артист СССР (1974). Герой Социалистического Труда (1984).

Махмуд Эсамбаев родился 15 июля 1924 года в предгорном селении Старые Атаги (ныне Грозненский район Чеченской республики). Выходец из тейпа Ишхой. Махмуд Эсамбаев танцевал с раннего детства. В 7 лет он уже плясал на свадьбах, куда его брала с собой мать.
В 1939—1941 годах учился в Грозненском хореографическом училище. В 15 лет начал танцевать в Чечено-Ингушском государственном ансамбле песни и танца, в 19 лет — в Пятигорском театре музыкальной комедии. Так как юность Махмуда пришлась на годы Великой Отечественной войны, он танцевал во фронтовой концертной бригаде на передовой, на строительстве оборонительных сооружений, в военных госпиталях.
В 1944 году был депортирован. 1944—1946 годах руководил кружком народного танца и вёл уроки бального танца в доме культуры посёлка Ак-Тюз Кеминского района Чуйской области Киргизии.

В 1943 году в освобожденном Пятигорске своим даром 19-летний танцор моментально очаровал администрацию местного театра оперетты, и ему сразу предложили несколько ролей из репертуара, над которым работали актеры-профессионалы - «Роз-Мари», «Холопка» и «Раскинулось море широко». Несмотря на молодость Эсамбаева, никто из актеров не сомневался в его бесспорном таланте. Причем Махмуд был за непокорность сослан комендантом в аул, где некоторое время ему пришлось сплавлять лес по горной реке и от верной гибели его спасли поклонники и администрация театра.

«Впервые увидев Махмуда Эсамбаева на репетиции, — писал в своих воспоминаниях И.К.Ковтунов, главный балетмейстер театра, — я был восхищен этим бесценным самородком, редчайшим даром природы, певучестью каждой части созданного богом для танца тела». Позже он убедился и в огромном трудолюбии, целеустремленности и дисциплине этого необыкновенного юноши. Молодому артисту не хватало хореографического образования, решил он. Осваивая по ускоренному варианту теоретическую программу балетного училища, Махмуд сразу реализовал ее на практике. Ему помогал в этом интернациональный коллектив. Вскоре под аплодисменты зрителей он начал исполнять не только характерные и народные танцы, но и главные партии в классических русских и других балетных спектаклях: в «Лебедином озере» — злого гения Ротбарта, «Бахчисарайском фонтане» — хана Гирея, «Спящей красавице» — Карабос, «Тарасе Бульбе» — Тараса. Играл в премьерных киргизских национальных балетных спектаклях — «Чолпон», «Анар», «Весна в Ала-Тоо».

В 1950-е годы Махмуд Эсамбаев оставил академическую сцену и обратился к народному танцу. С 1957 года — солист филармонии Чечено-Ингушской АССР. В 1959 году Эсамбаев выступил со своей программой в Москве, затем в составе труппы «Звёзды советского балета» посетил с гастролями Францию, Южную Америку, где имел грандиозный успех.

Поклонники и почитатели у Эсамбаева были повсюду – руководители государств считали за честь оказаться с ним рядом. Его друзьями были Иосиф Кобзон, Алла Баянова, Эдита Пьеха и много простых людей. Иосифа Кобзона Махмуд Эсамбаев называл «любимый младший брат». Иосиф Кобзон рассказывал: «Я пришел к нему на концерте за кулисы. Был 1962 год. Он посмотрел на меня: «А я тебя знаю, ты певец, я тебя по телевизору видел». А меня к тому моменту два раза в «Голубых огоньках» показали. «Значит, не такой ты дурак, раз на балет пришел». Я часто приезжал на гастроли в Грозный, и всегда меня встречал Махмуд. Мы обязательно шли на рынок, а за нами толпа, человек 200—300. В Чечне Махмуда боготворили. «Иосик, ты обязательно должен попробовать наши лепешки!» — «Хорошо, Мамудо!» И подходили ко всем. «Почем твои лепешки?» — спросил Махмуд у молодой чеченки. У той аж ноги от таких покупателей подкосились. «Угощайтесь, все бесплатно!» Эсамбаев долго выяснял цену. «Пятьдесят копеек», — наконец сдалась она. Что тут началось! «Да как ты можешь! Да как тебе не стыдно! Надо же землю вспахать, зерно посеять, урожай собрать, муку намолоть, лепешку сделать, а ты — пятьдесят копеек?» И давай ее ругать по-чеченски. «На двадцать пять рублей, иди домой, накорми детей». Помню, как они со своим дядей наперебой приглашали меня в гости. А дядя у него, Ваха Татаев, был министром культуры Чечни. И вот я, на правах гостя, пригласил их к себе. Дядя тост говорит, а Махмуд, нахмурившись, сидит. «Встань, я же твой дядя!» - не унимается Ваха Ахметович. Тот сидит. «К тому же я министр культуры!» - «Ты - мой министр культуры. У тебя вся культура — Махмуд Эсамбаев». И это была правда».

Визитной карточкой на новом витке жизни и творчества Эсамбаева стал индийский храмовый ритуальный танец стиля Бахарат Натьям «Золотой Бог», поставленный в 1957 году Элеонорой Грикуровой.

Блистательный исполнитель ряда ведущих балетных партий привлек внимание кинорежиссеров. Дебют Махмуда Эсамбаева в кино в 1961 году состоялся не только как актера, но и как сценариста. Он написал сценарий к телеспектаклю, фильму-балету «В мире танца», а вскоре последовала главная роль Ишкоева в киноленте «Я буду танцевать». В экранизации балета Петра Чайковского, в фильме-балете «Лебединое озеро» в постановке режиссеров Аполлинария Дудко и Константина Сергеева Эсамбаев исполнил одну из главных партий.

Режиссеры Альберт Мкртчян и Леонид Попов пригласили Махмуда Эсамбаева на одну из главных ролей в приключенческо-романтическую драму «Земля Санникова» по сценарию Марка Захарова. В этой картине Махмуд Эсамбаев сыграл Черного шамана, отпугивавшего своими завораживающими танцами беглого каторжника Ильина, сыгранного Владиславом Дворжецким, ссыльного поселенца Крестовского, сыгранного Олегом Далем, и авантюриста Губина в исполнении Юрия Назарова.

Профессиональной победой в кино маэстро танцев стала роль придворного Музыканта «Несравнейнийшего» Иги-Наш-Туш у режиссера Геннадия Васильева в музыкальном фильме-сказке о волшебном Городе веселых тружеников «Пока бьют часы». Неугомонный «Огонь» в сказке Юрия Победоносцева «Честное волшебное» был в исполнении Эсамбаева также очень убедителен. Режиссеры обожали Эсамбаева за талант, их покоряла внутренняя мощь актера. Елизавета Кимягарова пригласила танцовщика на роль казначея в «Приключения маленького Мука» по мотивам произведения Гауфа, и в этой необычной роли Эсамбаев тоже был превосходен.

Режиссер Георгий Базаров утвердил актера на роль строго Учителя в политической драме «Репортаж из бездны», повествовавшей о военном перевороте в небольшой азиатской стране в конце 1970-х годов. В 1995 году Эсамбаев снялся в роли Великого Турана в международном кинопроекте. Кинолента «Зов Предков» стала совместным кинопроектом Алжира и Узбекистана.

Он очень болезненно переживал события в 1995 году. В Чечне шла война, в то время как Эсамбаев всю жизнь проповедовал идею единения людей разной веры, разных взглядов и разных национальностей. Его искусство примиряло, объединяло и возвышало. Он был человеком Мира.

Очевидцы рассказывали о случае, произошедшем после спектакля в Большом театре в Москве на фуршете, где было много высокопоставленных чиновников. Махмуд Эсамбаев был не похож на себя – обычно такого веселого и доброжелательного. Он был подтянут и аккуратен, в своей знаменитой папахе и при галстуке. Но в глазах такая скрывалась боль. За столом Эсамбаеву, пожалуй, самому известному тогда чеченцу дали слово. «Скажи!» – подталкивали его. И он сказал довольно грубые, не свойственные ему, но четкие слова: «Пусть сдохнут все, кто начал войну!». Выдохнул и продолжил: «И все, кто за это не выпьет». И все выпили.
Война в родной Чечне – это та боль, с которой он не смог долго жить. И дело вовсе не в том, что во время чеченской войны его семья потеряла целое состояние, на которое, как он шутил, можно было построить в Москве целую улицу. Был разрушен дом Эсамбаева, погибла коллекция его картин и дорогих уникальных костюмов. Но когда ему начинали в этом сочувствовать, он отвечал: «Все это ерунда, там гибнут люди – вот это самое страшное».

Махмуд Эсамбаев умер 7 января 2000 года на 76-м году жизни. Похоронен на Даниловском мусульманском кладбище в Москве.

В Грозном в 2008 году был установлен памятник Эсамбаеву, в 2009 году его именем был назван проспект (бывший проспект Революции). Существует Всемирный благотворительный фонд имени Махмуда Эсамбаева.