Загнанные люди:-о том, как труд отнимает здоровье

2015-08-02 | 05:48 , Категория фото


Жители России много работают, не слишком заботятся о своем здоровье и к 50-55 годам теряют интерес к жизни. Президент Российской ассоциации врачей, занимающихся профессиональными заболеваниями,сообщил о синдроме выгорании жизни и самых вредных профессиях.

О загнанном населении России

Нужно с сожалением признать, что в России крайне больное население. Люди загнаны и больны — и в Северных странах, и на Востоке люди все же болеют меньше, и профзаболевания не исключение. У нас много "чернобыльцев", у каждого из них по 12-15 заболеваний, которые вызваны, главным образом, факторами риска на работе или радиацией.

Это особый контингент. Но мы изучили здоровье их ровесников, 50-55-летних мужчин, у которых такого фактора риска не было, и выяснили, что в среднем и у них по 5-6 болезней. В Швеции или Финляндии у мужчин такого возраста 1-2 хронических болезни. Это огромная разница.

О том, что люди в возрасте не хотят жить

Я как врач в повседневной жизни вижу самое страшное, что есть в наших людях, особенно это касается мужчин в возрасте около 55 лет: у них нет мотивации жить. Они мне ясно говорят: "Вы, доктор, не переживайте. Не старайтесь! У меня вообще нет никакой мотивации и интереса жить". Это говорили мне очень многие пациенты. То, что столько людей в России не хотят жить — трагедия.

Во-первых, мы по своей природе пессимисты. Мы такие не одни. Финские коллеги то же самое говорят о финнах. В скандинавских странах высокий уровень самоубийств. Но, с другой стороны, насколько сильным может быть интерес к жизни, если ты в своей жизни ничего не можешь себе позволить?"

О том, какая работа наиболее вредна для здоровья

На первом месте водители транспорта — шоферы, трактористы, экскаваторщики, крановщики. Вторая группа — швеи, которые сидят у швейной машинки в одной позе. Приходит очень много медицинских работников, особенно медсестер — с аллергиями, "убитыми" спинами, ведь им надо поднимать пациентов. Приходят хирурги. Они проводят в вынужденной позе, с опущенной к операционному столу головой, по нескольку часов подряд, плюс переутомление на работе.

Еще у нас очень много поваров, которые всю жизнь готовят пищу. Это жуткая работа. В жаре, плохом микроклимате, порой — без вентиляции, надо стоять на ногах. В результате расширенные вены, проблемы с позвоночником. Продавщицы часто приходят, у них стоячая работа, и нужно поднимать тяжести.

О том, кто сгорает на работе

Констатировать психоэмоциональную нагрузку крайне сложно. Даже невозможно. Синдром выгорания не включен в список профзаболеваний в Европе. Но мы в России связывали психоэмоциональную нагрузку с работой у учителей, работников таможни, хирургов, судей.
Я знаю, что анестезиологи в реанимации, бывает, работают по 36 часов подряд, потому что надо семью содержать или кредит за квартиру платить. Потом они идут домой, проваливаются в сон, чтобы снова отработать 36 часов. Знаете, какая зарплата за ставку медсестры? Они работают по две ставки, они перегружены. Это наши будущие пациенты.

О том, как было в советские годы, и что происходит сейчас

В советские годы на вредную работу платили компенсацию. Сейчас главное — превентивные меры и предотвращение заболевания. К сожалению, не всегда это работает, потому что денег нет. Эта отрасль медицины в России стоит на энтузиазме некоторых активных специалистов. Пишем книги, статьи, буклеты по ночам.