Мама, я стану ангелом

2015-08-04 | 03:00 , Категория фото


Шёл второй год моей службы в органах. Мне передали дело о преступной халатности повлекшей смерть семилетней девочки. Настя Колесникова погибла под колёсами электропоезда на станции Планетарная. С ней была её няня, женщина двадцати с чем-то лет. Отца у девочки нет, а мама умирала от онкологии в одной из Московских больниц. Дело получило резонанс, няню поместили под стражу. Сама она утверждала, что соблюдала все меры предосторожности, а Настя прыгнула под поезд сама, совершенно внезапно.

Шёл второй год моей службы в органах. Мне передали дело о преступной халатности повлекшей смерть семилетней девочки. Настя Колесникова погибла под колёсами электропоезда на станции Планетарная. С ней была её няня, женщина двадцати с чем-то лет. Отца у девочки нет, а мама умирала от онкологии в одной из Московских больниц. Дело получило резонанс, няню поместили под стражу. Сама она утверждала, что соблюдала все меры предосторожности, а Настя прыгнула под поезд сама, совершенно внезапно.

Видеонаблюдения тогда не было, свидетели прояснить ситуацию не могли, а руководство требовало наказать няню погубившую дитё, которое вот-вот должно остаться сиротой, по всей строгости. А это, между прочим, до пяти лет.
Когда я встретился с девушкой, она оказалась убита горем. Но не от страха перед наказанием, а от того, что не смогла уберечь Настю.

Самым возможным вариантом была банальная неосторожность: стояли у края платформы, подходила электричка, девочка поскользнулась или оступилась и упала на рельсы. Однако няня говорила, что они сидели на скамейке, когда её подопечная вскочила, бросилась бегом по перрону и прыгнула под колёса. Коллеги были уверены, что няня лжет и дело просто нужно оформить и направить в суд. Но я отправился осмотреть комнату в коммуналке, где жили мама с Настей.

Там совершенно случайно, я нашёл записку, спрятанную в коробке с конструктором... За мной вынужден был подняться водитель, ожидавший в машине. Оказалось, что я пялился на клочок бумаги больше двадцати минут, роняя слезы на ковёр. Хорошо ещё, что он никому не рассказал, что я распустил сопли как школьник.
На следующий день все обвинения с няни оказались сняты и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Павел Алексеевич замолчал. Теща, на протяжении всего рассказа делавшая вид, что не слушает, не выдержала и спросила:
- А записка? Что было в записке?
- Записка... конечно... Вырванный лист из тетради в полоску с косой. Надпись розовым фломастером, который почти высох: "Мама я стану ангелом чтобы спасти тебя"... и два синих цветочка по углам.

*******

К чему это я... Ведь были же раньше люди в милиции, которые были готовы действительно разбираться, установить истину. А сейчас? Большинство просто хочет как можно быстрее списать дело, закрывая глаза даже на очевидные нестыковки, а то и подтасовывая материалы.