15 фильмов, не рекомендуемых верующим

2015-08-08 | 06:56 , Категория фото


Экранизация библейских сюжетов сродни ходьбе по минному полю – того и гляди нарвешься на мину анафемы, отлучения от Церкви, оскорбления чувств верующих или банальные проклятия. Мы вспомнили несколько фильмов, прокат которых испытал немало проблем со стороны религиозных фанатиков или лидеров. Готовы отправиться в кинематографическую преисподнюю?


Страсти Жанны д'Арк (La passion de Jeanne d'Arc, 1928)



Общепризнанная классика кинематографа, немая историческая драма Карла Теодора Дрейера «Страсти Жанны д’Арк» испытала столько ударов судьбы, что впору задуматься о том, нет ли во всех неприятностях, обрушившихся на картину, воли Божьей. Проблемы у ленты начались с того, что католическая церковь, и без того не особенно жаловавшая дьявольский синематограф, усмотрела в фильме ересь: Орлеанская Дева была показана не святой, а обыкновенной, хоть и боевитой девушкой. В своем первозданном, задуманном автором виде «Страсти» были показаны лишь на премьере, затем цензоры существенно купировали прокатный вариант, а оригинал незамедлительно погиб в пожаре. Собранная Дрейером из неудачных дублей новая режиссерская версия была уничтожена новым пожаром менее чем через год. Британия отказала ленте в прокате, мотивируя это тем, что английские солдаты показаны в фильме садистами.




Сладкая жизнь (La Dolce vita, 1960)



Существует несколько трактовок содержания сатирической трагикомедии Федерико Феллини «Сладкая жизнь», и большинство из них так или иначе соотносятся с религией: кто-то видит в мозаике сюжета семь смертных грехов, кто-то – семь дней сотворения мира, кто-то – семь сцен переосмысления библейских сюжетов. Католическая церковь особенно разбираться не стала, приняв ленту «в лоб», и картину вместе с режиссером осудила. На поводу у Церкви пошла Испания, где прокат «Сладкой жизни» был запрещен вплоть до 1975 года, и Италия, в которой запрет, впрочем, продержался менее полугода и даже сослужил прокату добрую службу – запретный плод оказался настолько сладок, что фильм стал одним из самых кассовых в карьере Феллини.




Виридиана (Viridiana, 1961)



Наиболее амбициозная и, по признанию многих, лучшая работа Луиса Бунюэля испытала на себе едва ли не средневековую ярость инквизиции. Бешенство, в которое режиссер привел Ватикан премьерой своей первой полнометражной ленты, снятой в Испании, сложно описать, скажем лишь, что даже привычные к склокам Канны, где фильм был впервые показан, содрогнулись и стыдливо умолкли. Католическая церковь усмотрела в фильме темы инцеста, насилия над женщиной, святотатства, суицида – прямо скажем, было от чего взорваться. Лента была немедленно запрещена в родной для Бунюэля Испании, не спасло даже то, что «Виридиана» получила «Золотую пальмовую ветвь» престижнейшего фестиваля. Запрет пал лишь в 1975 году.




Мать Иоанна от ангелов (Matka Joanna od aniolow, 1961)



Несмотря на то что в основе сценария картины польского режиссера Ежи Кавалеровича лежал реально произошедший в XVII веке случай массового помешательства среди монашек одного из монастырей, «Мать Иоанна от ангелов» показалась католикам кощунственной. Драматическая история одержимости, завершающаяся жертвоприношением, была провозглашена богомерзким произведением искусства и внесена польской католической церковью в особый список запрещенных к просмотру картин, а сам Кавалерович подвергся преследованию особенно религиозных сограждан. В пику верующим светский каннский киносмотр в 1961 году присвоил Кавалеровичу специальный приз жюри.




Ребенок Розмари (Rosemary's Baby, 1968)



Ну еще бы «Ребенок Розмари» не получил от Церкви «нагоняй» – в фильме Романа Полански в финале силы зла одерживают верх! Претензии к ленте, впрочем, возникли задолго до начала проката, даже подготовка казалась религиозным верхам богомерзкой. Религиозные силы общества делали все, чтобы очернить будущий фильм, были запущены даже слухи о том, что Полански консультируется с основателем и верховным жрецом Церкви Сатаны, а костюмы «сатанистов» были предоставлены группе подлинными дьяволопоклонниками. Создатели ленты все нападки отвергли, но «осадочек» остался. В итоге Ватикан фильм осудил, но «кара» ждала Полански совсем с другой стороны – через год после выхода фильма последователи Чарльза Мэнсона убили жену режиссера Шерон Тэйт.




Дьяволы (The Devils, 1971)



Еще одна картина, основанная на событиях, произошедших в Луденском монастыре, увидела свет в 1971 году. Как и лента Ежи Кавалеровича, фильм Кена Расселла подвергся резкой критике католической церкви. Ладно бы в «Дьяволах» были показаны только пытки, резня и казни инквизиции, в 70-х этим уже мало кого можно было напугать, так ведь Расселл сделал упор на том, во что превратились одержимые монахини. Обнаженные сестры Христовы, надругательства над священнослужителями, осквернение религиозных символов – все это послужило для фильма пропуском на самые верхние места в списке лент, которым католическая церковь высказала свое жесткое «нет!».




Изгоняющий дьявола (The Exorcist, 1973)



Классический фильм ужасов Уильяма Фридкина и впрямь получился «дьявольским». Натурализм показанного на экране заставил многих зрителей поверить в то, что автор был как минимум свидетелем подобных обрядов, а как максимум снимал под диктовку Сатаны. Секрет, впрочем, был прост: Фридкин консультировался у высокопоставленного священника, получил в свое распоряжение лучших актеров и мог снимать так, как хочет. Результат превзошел ожидания, в том числе и Церкви: кроме совершенно очевидных богохульных сцен с распятием и обнаженным женским телом, которые религиозные верхи требовали вырезать из прокатной версии, в тупик поставил сам финал картины – последние кадры можно толковать по-разному, о полной и безоговорочной победе Добра говорить не приходится.




Иисус Христос - суперзвезда (Jesus Christ Superstar, 1972)



Рок-опере Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса пришлось много пережить еще до того, как она оказалась на больших экранах, что совершенно не удивительно – поющий и пляшущий Иисус не одну бабушку может отправить в Царствие небесное раньше отведенного срока. Отбиваться от религиозных фанатиков Уэбберу и Райсу пришлось еще в 1971 году, после первой постановки на Бродвее. Аргументация в стиле «Мы не рассматриваем Иисуса как Бога, а делаем из него человека, символ добра, участия и любви» вряд ли могла устроить истово верующих, поэтому практически ни один вечер постановки не обошелся без демонстраций у дверей театра. Аналогичная участь ждала и фильм – у порогов кинотеатров проходили демонстрации, а в адрес зрителей сыпались угрозы.




Жизнь Брайана по Монти Пайтон (Life of Brian, 1979)



Вряд ли в мире существует такая тема, которая была бы для комиков из труппы Монти Пайтон табуированной, так что верующим не стоит принимать весь саркастический яд, всю сатиру и юмор «монтипайтонов» на свой счет. Даже в своем экстрарелигиозном «Житие Брайана» режиссер Терри Джонс и его команда прошлись отнюдь не только по вере, досталось всем – феминисткам, политикам-популистам, националистам, террористам-фанатикам. Безусловно, сам сюжет уже грешноват – главным героем картины стал простой человек по имени Брайан, которого по ошибке принимают за Иисуса со всеми вытекающими вплоть до распятия. Несмотря на протесты Церкви, британцы от души посмеялись в кинотеатрах, а фильм превратился в культовую ленту.




Последнее искушение Христа (The Last Temptation of Christ, 1988)



Картина Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа» подверглась обструкции, критике и преследованиям еще на этапе замысла – столь вольную трактовку событий, описываемых в книгах Нового завета, религиозные организации допустить никак не могли. Финал же, довольно прямо говорящий о физической близости Иисуса и Марии Магдалины, и вовсе может довести истово верующего до сердечного приступа. Отсюда беспрецедентная кампания, организованная противниками фильма. В адрес актеров, режиссера, студии сыпались угрозы, наиболее активная христианская группа планировала выкупить негатив фильма и публично сжечь, прокат сопровождался акциями протеста и похищениями копий фильма. Под давлением фанатиков от проката отказались многие американские кинотеатральные сети и даже целые страны.




Папа Римский должен похудеть (The Pope Must Die, 1991)



Если до этого мы описывали случаи героического противостояния людей искусства нажиму религиозного авторитета, то вот вам пример явного прогиба. Комедия Питера Ричардсона «Папа должен похудеть» изначально имела менее игривое название – «Папа Римский должен умереть». Главный герой фильма совершенно случайно становится Римским Папой, заменив кандидата, которого поддерживали мафиози. Отказавшись от сотрудничества с бандитами, новоявленный понтифик становится их целью. С изначальным названием картина практически не имела шансов на прокат, продюсерам пришлось пойти на уступки: из названия исчезло слово «Римский», а к английскому слову «die» добавилась буковка «t», стилизованная под распятие. Плюс к этому официальная аннотация также была адаптирована к новому названию и от подлинного сюжета весьма далека.




Догма (Dogma, 1999)



Хотя Кевин Смит и оттоптался на религиозной тематике так, что иным постановщикам и не снилось, официальный Ватикан ленту проигнорировал. Зато от разрозненных фанатиков «Догма» получила сполна. Демонстрирующий отсутствие половых органов ангел, падшие ангелы, тринадцатый апостол, Бог в облике певицы Аланис Мориссетт – верующим было за что поносить Смита. И они воспользовались такой возможностью – у дверей студии религиозная общественность устроила митинг с объявлением бойкота прокату фильма. Ответ Кевина Смита оказался неожиданным для всех: режиссер инкогнито присоединился к протестующим, постоял в толпе, подержал плакат с оскорбительной надписью в свой адрес и даже дал гневное интервью, назвавшись чужим именем.




Сестры Магдалины (The Magdalene Sisters, 2002)



Коснувшийся темы насилия в религиозных исправительных учреждениях шотландский режиссер Питер Муллан подвергся критике сразу с двух сторон. Основанная на реальных событиях картина «Сестры Магдалины», рассказывающая о жутких буднях девушек, отправленных на перевоспитание в приют, управляемый монахинями Ордена святой Марии Магдалины, не устроила ни бывших подопечных учреждения, ни их воспитателей. Женщины, девушками прошедшие через насилие и разврат приюта, рассказывали, что автор не показал и десятой части того, что происходило за стенами благообразного заведения. Ватикан, в свою очередь, фильм предал анафеме за очернение христианских священнослужителей.




Страсти Христовы (The Passion of the Christ, 2004)



И без того противоречивое к себе отношение Мэл Гибсон усугубил своей мощнейшей режиссерской работой на тему последних часов жизни Иисуса Христа. Еще на этапе разработки многими высказывались опасения, что выбранная Гибсоном трактовка распятия может привести к эскалации национальной нетерпимости в адрес евреев, особенно со стороны мусульман на Ближнем Востоке. В Малайзии фильм был разрешен к просмотру только для тех, кто придерживался христианского вероисповедания, для этого билеты продавали исключительно в христианских церквях. В противовес неприятию со стороны мусульман католическая церковь приняла фильм с распростертыми объятиями, о своем одобрении неофициально заявил даже Римский Папа.




Код Да Винчи (The Da Vinci Code, 2006)



Колоссальному противодействию подверглась экранизация знаменитого бестселлера Дэна Брауна «Код да Винчи», фильму, в котором прямо указывается на существование потомков Иисуса Христа, вряд ли могли дать «зеленый свет» религиозные организации. Перед съемочной группой закрылись двери большинства исторических религиозных сооружений, где по сюжету должно было происходить действие. Еще большей критике фильм подвергся после выхода на экраны – прокат запретили Индия, Китай, Египет и ряд других стран. Московские верующие также выступили с обращением к Прокуратуре, требуя запретить прокат фильма, причем с редким единодушием высказались и христиане, и мусульмане. Забавно, что протесты не повлияли особо на зрительский интерес – в таких глубоко религиозных странах, как Испания и Италия, картина установила рекорды посещаемости.