Получение VIP статуса в муниципальной поликлинике

2015-08-18 | 06:14 , Категория фото


Началось с того, что на башке у брательника вскочил ПРЫЩ, да именно так. Огромный такой, фурункулом зовется. Ну и подорвалась мама с ним в местную поликлинику.

При виде прыща у терапевта случился баттхерт вида «АААА ОНО ЩАС ПРОРАСТЕТ В МОСК! СРОЧНО К ХИРУРГУУУУ, НА АМПУТАЦИЮ ГОЛОВЫ!!!». Ну делать нефиг, пошли к хирургу, благо он был на месте. Тот, не отрываясь от распития чая, отправил маму с брательником в челюстно-лицевую хирургию, мол не его это дело. На другой конец Москвы, между прочим. Ладно, послали — пошли. В челюстно сделали глаза какающей белочки, дескать мы тут из квазимод делаем не квазимод, а какого хера вы тут со своим прыщом приперлись-то вообще? Пусть местный хирург это все вырезает и чистит. Топают обратно, к лечащему. Так и так, хирург не хочет (да и нет его, конец рабочего дня), а там нас послали и чо делать? В ответ та единственно что смогла предложить, так это рецепт на антибиотики в замен на отказ от госпитализации.

Изрядно набегавшись по Москве и так толком ничего не добившись, мама решает нанести контрудар и катает официальную заяву, да не кому-нибудь, а напрямую мадам Арбидол (она тогда еще была министром здравоохранения). Описывающее в красках все это дерьмо. И тут все заверте…

С дальней авиабазы минздрава в адрес всех чекпоинтов полетела огромная стая черенков от лопат, которыми начали яростно иметь всех причастных к хождениям мамы по кабинетам. Драли и пидорасили оба этих медучреждения и в хвост и в гриву, без вазелина, до свежего мяса. С интервалом в несколько часов маме начали названивать все подряд, сначала заведующая, потом главврач, потом злосчастный хирург, потом главврач челюстно-лицевой. Все каялись, извинялись и божились, что такого не повторится.

По мере того как письмо шло по инстанциям от зама к заму, в адрес несчастных лечебниц вылетали все новые и новые эскадрильи черенков от лопат. Всего было три или четыре налета с интервалом в несколько дней. В итоге выжили лишь немногие.

Маме же от канцелярии министра пришла отписка, дескать ребенок поступил в удовлетворительном состоянии, от предложенной госпитализации отказался.

Но это не конец истории, а только начало. Спустя какое то время мама с братом опять подорвались в больницу и им потребовалась карточка. Тетка, сидевшая в регистратуре, отправила к терапевту, мол карточка там. Терапевт отправил в регистратуру, а на заяву, что там карты нет, выдала хамским тоном, что дескать сами следите за своими картами. И нефига тут шляться и отвлекать.
Мама же, не сильно стремаясь, вломилась в подсобку терапевта, где хранятся карточки и нашла там искомое. Это было не трудно, т.к. медкарта брательника имеет размеры нехилого чемодана и без ручек не переносится. Она не лежала в ячейках по фамилии, а валялась на полу в горе несортированных карт.

Только она успела возрадоваться находке, как на нее с криками кинулся терапевт, мол какого хрена вы тут делаете, вам сюда нельзя, и вообще кто вы такая и хуле тут вообще делаете.

Отобрала карточку, открыла, что то там увидела… и тут у ней подкосились ноги, губы задрожали, а сама она, изменившись в лице, стала извиняться и причитать, чуть ли не рыдая, что она не виновата, у ней просто очень тяжелый день и кто-то там из родных умер.

Видать тайный знак в карточке неиллюзорно намекнул на эскадрилью летающих лопат.
(с) kupin