Нейрохирург вернул «безнадежного» ребенка в семью

2015-09-28 | 03:04 , Категория фото


Красноярский хирург Юрий Савельев сделал сложнейшую операцию младенцу, которого медики считали непоправимо больным.

Благодаря усилиям врача и его команды маленькая Яна из Тувы вернулась из детдома в семью и стала здоровым ребенком.

За два месяца до родов Евгения Ковалева отправилась к гинекологу, чтобы сделать УЗИ. Проанализировав снимок, врач посоветовал избавиться от плода: «Этот ребенок будет „растением“, избавьтесь от него, мамочка. Другого себе родите». Евгения отправилась в Красноярск для повторных анализов, и диагноз подтвердился: ей заявили, что ребенок не жилец…

Когда девочка, которую назвали Яной, появилась на свет, врачи обнаружили у малышки глубинную опухоль мозга и множество врожденных кист. «Ничем утешить вас не могу, – заявил врач в роддоме Красноярска. – Нормальной жизни у девочки не будет. Станет ходить под себя, проживет максимум три года. Причем такому ребенку все равно, где жить. Она не поймет. Да и обеспечить необходимый уход не сможете – вы же не медсестра».
В конце концов отчаявшаяся мать отдала ребенка в детский дом. Врачи объяснили, что младенцу с такими серьезными отклонениями будет лучше под присмотром специалистов – медиков и нянечек.

Первое время Женя восстанавливалась после кесарева, сильно похудела, страдала от депрессии. Как только поправилась, сразу же поехала в детдом к дочери. И родители стали ездить к своей малютке каждую неделю.
Но судьба маленькой Яны изменилась в тот момент, когда ее отправили в красноярскую больницу на консультацию к детским нейрохирургам. Медики выяснили, что болезнь девочки прогрессировала, пока она была в детдоме.

Завотделением детской нейрохирургии 20-й больницы Красноярска Юрий Савельев решился сделать малютке две операции. Несколько часов врач вместе со своей командой боролся за жизнь Яны: вскрывали череп, по миллиметру удаляли опухоль, накладывали шунт, дренировали. «Конечно, было сложно, – признался доктор. – Головенка маленькая. Притом это для взрослого потеря литра крови при операции может пройти незаметно. А для ребенка потеря даже 100–200 миллилитров может оказаться смертельной. Поэтому работали щадяще – применяли особую технику, микроинструменты, специальные оптические системы, увеличивающие в 20–30 раз».

Савельев отметил, что без проведения операции девочка в лучшем случае осталась бы инвалидом. «В худшем – наступил бы летальный исход. Она бы умерла. Через год-полтора, через месяц. Все могло произойти очень быстро».

Родственники Яны называют Савельева святым. «Приходил даже в субботу-воскресенье, – рассказала тетя девочки. – Санитарки рассказали, девочка была тяжеленькая. Бледная – аж голубого цвета. Савельев за нее очень болел. Когда дети тяжелые, он всегда проверяет, как они».

После операции родители забрали малышку домой. Сейчас девочке два года, и она ничем не выделяется среди сверстников. «Низкий поклон Юрию Михайловичу. Он – хирург от Бога, спас не только Яночку, но и всех нас!»