О «слишком хороших» санкциях

2015-10-16 | 04:16 , Категория фото


В июле 1941 года, когда японские войска вторглись в Индокитай, Соединенные Штаты ответили быстро и резко. Благодаря введённым ими санкциям, все японские активы были заморожены. Великобритания и голландская Ост-Индия (сегодняшняя Индонезия) последовали американскому примеру. Совместные санкции возымели ещё более мощный эффект, и Япония оказалась фактически отключенной от большей части международных рынков. Из-за этого она потеряла 90% импорта нефти.

По расчётам стратегов, Япония должна была капитулировать. Но вместо того, чтобы уйти из Индокитая, она атаковала Перл-Харбор.

Этот казус стал для Америки горьким уроком. Своими действиями Соединенные Штаты поставили Японию перед угрозой истощения нефтяных запасов и, как следствие, потери основной части своей промышленной мощи. Риски такого развития событий были вполне реальны, при этом, по мнению США, для их устранения от японских властей не требовалось ничего невыполнимого или невыносимо позорного.

Но японцы не доверяли Соединенным Штатам. По их убеждению, любая капитуляция под давлением санкций просто приведет к появлению новых американских ультиматумов. В Токио также понимали, что отказ от предъявленных стране требований повышает риски войны.

Но в тогдашнем правительстве Страны восходящего солнца посчитали, что эти риски были ниже, чем риски исполнения американских требований. Столкнувшись с санкциями, которые могли нанести реальный и серьёзный ущерб экономике страны, Япония выбрала войну.

Впрочем, уже после WW II появились предположения, что мнение японцев не имело особого значения, поскольку 32-й президент США Франклин Рузвельт, возможно, сознательно провоцировал Токио. И, вероятно, изобрёл бы новые поводы втянуть Японию в войну, чтобы иметь «законную» возможность устранить конкурента за власть на Тихом океане.

C тех пор одним из неписаных правил американской внешней политики стало использование имитаций санкционной активности в тех случаях, когда есть хотя бы малейший риск «асимметричного» (т.е. военного) ответа.

Что не отменяет, однако, применения реальных санкций там, где американский бизнес может извлечь из них выгоду.