Мишулин Спартак Васильевич

2015-10-24 | 04:06 , Категория фото


Чтобы помнили!

Спарта́к Васи́льевич Мишу́лин (22 октября 1926 — 17 июля 2005) — русский советский и российский актёр театра и кино. Народный артист РСФСР (1981), Заслуженный деятель культуры Польши (1975). Лауреат премии имени И. Смоктуновского. Лауреат премии имени братьев Люмьер. Лауреат Государственной премии России (1998).

Спартак Мишулин родился 22 октября 1926 года в Москве; своего отца он не знал, мать, Анна Васильевна Мишулина, была заместителем наркома промышленности и входила в круг партийной номенклатуры. Семья Мишулиных жила в самом центре Москвы — в Настасьинском переулке. Спартак с ранних лет был увлечён театром и мечтал стать артистом.

В 1941 году Спартак Мишулин поступил в артиллерийскую артспецшколу в Анжеро-Судженске (он думал, что школа артистическая). После учёбы в артиллерийской школе пострадал за искусство — был осуждён по доносу за «кражу» электрических лампочек (по соображениям крайней необходимости, для спектакля), потом попался за кражу книжки из библиотеки и использовании портретов вождя в качестве писчей бумаги, за что был приговорён к лишению свободы. Отсидел три года. Но даже в лагере он не переставал заниматься самодеятельностью. Однажды его заметил один ЗК и пригласил к себе в деревню Брусово Калининской области. Какое-то время Мишулин работал в разных провинциальных театрах. И тогда его нашли родственники.

В начале 1950-х годов, после неудачи при поступлении в ГИТИС, Спартак Мишулин был отправлен во вспомогательный состав драматического театра Калинина; окончив театральную студию при этом театре и за первые пять лет работы на сцене сыграв около 40 ролей, Мишулин перешёл в труппу Омского драматического театра, затем снова вернулся в Калинин.

Спартак Мишулин в своих интервью рассказывал: «На втором сроке в лагере я организовал самодеятельность, создал оркестр народных инструментов, хор. Меня заметил один заключенный (он уже освобождался) и пригласил в поселок Брусово Калининской области, ныне Тверской, где его жена работала директором Дома культуры. Приехав в Брусово, я стал художественным руководителем самодеятельности этого клуба. Выступали мы на полях, зарплату получали едой и ночлегом на сеновалах. Однажды с «гастролями» доехали до поселка Удомля той же Калининской области. Первый секретарь райкома посмотрел концерт и предложил: «А не хотели бы вы у нас работать?» Я согласился. Дом культуры в Брусово - это деревянный дом-пятистенок, а тут каменный двухэтажный дворец, с кинозалом и концертным залом. В общем, настоящий очаг культуры. Потом я прошел конкурс в Калининский театр, и тут-то меня нашел дядя… Я приехал в Москву, сказал ему, что хочу быть только артистом и никем другим, и он решил помочь. Председателем комитета по делам искусств тогда был Храпченко, тоже какой-то наш дальний родственник. Дядя вместе с Храпченко организовал для меня прослушивание в ГИТИСе. Я читал много, но, наверное, плохо, по крайней мере, лица экзаменаторов не выражали никакого восторга. Потом кто-то предложил: «Пусть сыграет этюды». С этюдами я справился хорошо, меня уже было решили принять, как вдруг выяснилось, что я еще не закончил 10 классов… Позже я пытался поступить в Щукинское училище, но тогдашний ректор Захава очень не любил записки от властей и сказал, чтобы ближе чем на три километра я к училищу не подходил. Кстати, потом, когда я уже работал в Омском театре, Захава посмотрел один из наших спектаклей и отметил в газете работу одного молодого актера, то есть меня… Естественно, он не помнил, что хвалит человека, которого когда-то близко не подпускал к училищу».

И все-таки встреча с дядей не прошла даром. Он, имея связи в театральных кругах, помог племяннику устроиться в труппу Калининского драмтеатра. В первый же год работы Спартаку Мишулину поручили роли в спектаклях «День чудесных обманов» и «Парень из нашего города». Яркий комедийный талант молодого актера обнаружился с первых же шагов и получил дальнейшее развитие в ролях Курочкина в «Свадьбе с приданым», Птицына в «Свадебном путешествии».

С калининским театром он в 1960 году отправился на гастроли в Москву. В столице на талантливого актера обратили внимание. Последовали приглашения сразу от нескольких театров, и он решил остановить свой выбор на театре Сатиры. Мишулин рассказывал: «Первые вводы в спектакли были удачными, в Перми меня очень хорошо встретила публика, смеялась. А потом… Потом был провальный дебют. Театр сатиры поставил спектакль «Фунт лиха» по пьесе, которую написал известный тогда фельетонист из «Правды», работавший на ЦК (только поэтому Плучек и решил ее поставить). Эта пьеса до сих пор мне снится. Помню, мы приехали на гастроли в Ленинград, Дворец культуры на три тысячи мест заполнен, а к концу спектакля в зале осталось восемь человек. Народ уходил пачками, несмотря на то что в спектакле играли и Анатолий Папанов, и Ольга Аросева, и Георгий Менглет. Но у меня-то главная роль! Я даже плакал тогда. А мой провал вызвал у некоторых улыбку и радость. Карьера, так и не начавшись, покатилась вниз. В следующей пьесе мне дали роль только в четвертом составе. Но после репетиций все перемещали, перемещали и наконец вывели в первый состав. Потом был «Женский монастырь» вместе с Андреем Мироновым, очень веселый спектакль «Проделки Скапена», и обо мне заговорили. А известность на всю страну пришла, конечно же, после «Кабачка 13 стульев», который просуществовал на экране 16 лет. Что тут говорить — великая сила телевидения! Я даже передать не могу, какая у нас была слава. Билеты в театр невозможно было достать, зрители по ночам жгли костры, караулили около касс, чтобы «живьем» увидеть пана Директора или пани Монику… За «Кабачок» я сначала получал немного, но со временем ставку повысили до максимальной — 15 руб. 50 коп. за день съемки «Кабачка». Потом еще добавили за мастерство, за гастроли — в итоге получалось 89 рублей. При основной зарплате в 120 рублей совсем неплохо. Не скажу, что заработки были слишком шикарные, но они были выше доходов простого человека».

Мишулин быстро вписался в новый коллектив. Вскоре пришла и первая известность, которую ему принесли замечательно сыгранные роли: Скапен в «Проделках Скапена» Ж.-Б.Мольера, Остап Бендер в «Двенадцати стульях» и «Золотом теленке» И.Ильфа и Е.Петрова (1962), Ладыгин в «Женском монастыре» В.Дыховичного и М.Слободского.

Еще более удачным для Мишулина стал 1968-й год. Валентин Плучек решил поставить на сцене Театра Сатиры новый спектакль «Малыш и Карлсон». Поначалу Спартака Мишулина определили на роль одного из грабителей, а Карлсона должен был сыграть Зиновий Высоковский. Но в ходе репетиций режиссер изменил свое решение и назначил на роль Карлсона Мишулина. Успех спектакля был столь ошеломительным, что вскоре была осуществлена и его телевизионная постановка. Роль Карлсона на долгие годы стала визитной карточкой Спартака Мишулина. В течение 30 лет он выходил на сцену в образе этого персонажа. Вот выдержка из статьи на сайте Международного Объединенного Биографического Центра: «Его Карлсон – взрослый ребенок, сохранивший детскую душу. Он вобрал в себя целый мир детства со всеми его противоречиями: застенчивый и хвастливый, капризный и ласковый, жадный и обидчивый, самоуверенный и шаловливый, грустный и восторженный»…

Тогда же, в конце 1960-х годов, состоялся дебют Спартака Мишулина на киноэкране в фильме Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни».

Рождалось «Белое солнце пустыни» в тяжелой и неравной борьбе с вышестоящими чиновниками. Мотылю то приказывали переснять отдельные сцены, то и вовсе останавливали съемки. Гонения не прекратились и после выхода картины на экраны. А вот рядовой зритель принял фильм с огромным восторгом. Очень скоро картина стала культовой, а фразы из нее - крылатыми. Среди них и знаменитые: «Стреляли..» и «Увидишь Джавдеда - не убивай его. Он - мой!», которые произносил Саид. Персонаж Мишулина полюбился зрителям за его невозмутимость и лаконичность. За его фразой «стреляли…» каждый раз произносимой с тем или иным подтекстом, таились целые монологи, насыщенные драматизмом, – монологи верности, тревоги за друга, безмерной благодарности за свое спасение.

В 1970-е и 1980-е годы Спартак Мишулин продолжал много и плодотворно работать в театре Сатиры. Он неизменно блистал в роли Карлсона, играл роль Короля в спектакле «Обыкновенное чудо», роль Хлопова в спектакле «Ревизор», роль Повара с спектакле «Мамаша Кураж и ее дети», роль Грабителя в спектакле «Маленькие комедии большого дома», роль Изобретателя в спектакле «Ремонт», роль Чарноты в спектакле «Бег», роль Пичема в спектакле «Трехгрошовая опера», роль Калабушкина спектакле «Самоубийца» и роль Крамнэгела в спектакле «Крамнэгел». Вот выдержка из статьи на сайте Международного Объединенного Биографического Центра: «Мишулин обладал творческой способностью отойти от принятого, привычного и пойти собственным, неизведанным путем, он был далек от актерского консерватизма и штампов. Для него на сцене не существовало ничего невозможного: в спектакле «Таблетка под язык» он взбирался на люстру, его Грабитель из «Маленьких комедий большого дома» спускался на сцену по стене. Мишулин был виртуозен в работе с реквизитом. На сцене в его руках, как у циркового артиста, оживали самые обычные вещи. Актер любил импровизацию, стремился к непосредственному, живому контакту со зрителем».

В кино успехи были чуть скромнее, но и в кинематографе Мишулин был востребованным актером. Среди его работ зрителям запомнились Тараканов в приключенческом фильме «Достояние республики», таксист в детской музыкальной комедии «Автомобиль, скрипка и собака Клякса», невозмутимый вождь в комедии «Человек с бульвара Капуцинов» и многие другие роли.

Все стало меняться в начале 1990-х годов. У Мишулина стали складываться натянутые отношения с Плучеком. Это привело к тому, что актер играл все меньше и меньше и лишь старые роли. В 1992 году вышел бенефис Мишулина «”Спартак” (Мишулин) – “Зритель” (сборная)», который имел неплохую прессу. Но и он был в скором времени закрыт.

В начале 2000-х годов жизнь Спартака Мишулина начала налаживаться. Он вновь вернулся на сцену. Играл все того же Карлсона, а также ездил с концертами по стране и работал в антрепризе. Валентина Мишулина о роли Спартака в «Карлсоне» рассказывала: «Отказаться не мог – очень любил этот спектакль. Играл всегда при полных залах. Постоянно звонила кассир и спрашивала, когда муж планирует играть – желающих попасть на спектакль было огромное количество. Конечно, давал и молодежи выйти на сцену. Переживал, если в детском спектакле халтурили. В 2005-м, перед роковой операцией, сыграл Карлсона на гастролях в семи спектаклях подряд – и каждый раз оставался на два часа, чтобы дети смогли с ним сфотографироваться. После этой роли был весь мокрый: костюм героя с толщинками весил несколько килограммов. Он был очень больным человеком, но никогда не жаловался. Однажды на третий день после операции аппендицита играл премьеру «Трехгрошовой оперы», где нужно было много двигаться и петь. Врач в это время сидел в кулисах – на случай если шов разойдется.

В 2005 году во время очередной профилактики врачи посоветовали Мишулину провести операцию на сердце - аортокоронарное шунтирование. Они утверждали, что все будет хорошо, и гарантия на успех составляет 99 процентов. Спартак Васильевич, всегда доверяющий врачам, согласился.
После операции Мишулин прожил всего три дня.

Актёр скончался 17 июля 2005 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Награды и достижения
Заслуженный артист РСФСР (1969)
Народный артист РСФСР (1981)
Заслуженный деятель культуры Польши (1976)
Государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства 1997 года (1998)
Орден Дружбы (2002)
Орден Почёта (1996)