Николай Караченцов. Спасибо, что живой

2015-10-28 | 04:33 , Категория видео


У Николая Караченцова в жизни два дня рождения, 27 октября - по паспорту, а 28 февраля он родился вновь.
Николай Караченцов родился 27 октября 1944 года в Москве, на Чистых прудах. Отец Пётр Яковлевич Караченцов (1907—1998) много лет проработал в журнале «Огонёк» художником-графиком, заслуженный художник РСФСР. Мать Янина Евгеньевна Брунак (1913—1992), балетмейстер-постановщик, ставила спектакли в крупнейших музыкальных театрах, участвовала в постановке спектаклей в Большом театре, Казанском музыкальном театре, Музыкальном театре Улан-Батора в Монголии.

В ночь с 28 февраля на 1 марта 2005 года Караченцов узнал о смерти тещи. Он мчался домой, чтобы поддержать родных в этот тяжелый миг утраты. Он хотел успеть. Но не успел. На обледеневшей дороге Николай Караченцов не справился с управлением, врезался в бетонный столб...

С тяжелейшими травмами, про которые врачи говорят: «С такими не живут», Караченцова доставили в ближайшую больницу, сделали операцию. На следующий день перевели в Склиф, где также прооперировали. В один из моментов у него полностью отказали легкие, но врачи сделали все возможное, чтобы снова вернуть его к жизни. Да он и сам боролся. Ведь он очень хотел жить, он верил, что будет жить. И сегодня он борется и верит уже 10 лет. Это время для Николая Караченцова стало временем и боли, и радости. Радости от того, что все-таки живой.

«Всех поражает, что Коля выстоял, — говорит супруга Николая Караченцова, актриса Людмила Поргина. — Для многих это подтверждение чуда. На улицах первое время люди, когда видели его, кричали: „Живой! Петрович!“

Но когда он лежал в глубокой коме, врачи вынесли приговор у его койки: „Возможно, он не будет ничего соображать, не сможет ходить“. На следующий день звонок: „Коля ногами выбил железную стенку у кровати“. Думаю, он все слышал и решил показать всем, как они неправы.

В один из дней я пришла в больницу, зашла к нему в палату, смотрю, а кровать пустая. Первые мысли: „Умер. Где здесь морг?“ Вдруг меня кто-то тронул за плечо: „Вы Колю ищете?“ Я спрашиваю: „Где его тело?“ А мне показывают: „В медсестринской курит“. Бегу туда, открываю дверь, а передо мной такая картина: одна медсестра курит, пьет кофе, а Коля, весь в трубочках, висит на ней, положив голову на грудь, и тоже вдыхает запах кофе и сигарет. Они его волоком дотащили до медсестринской и таким вот образом будили в нем жизнь. Конечно, это не медицинский подход, но он помог».

Николай Караченцов с семьей, 2004 год.

Николай Петрович и сейчас иногда затягивается сигаретой, правда, уже электронной. Сидит, курит, дымит и смотрит вдаль, думает о чем-то о своем. Врачи не запрещали ему курить и «всамделишные». Ведь эти сигареты — его связь с прошлой жизнью. Разве можно было ее отбирать?

Людмилу Поргину многие коллеги упрекают за то, что она пытается создать для мужа нормальную, полноценную жизнь: возит за границу, выводит в свет, заставляет читать, общаться и даже играть. «Пусть меня упрекают, я все выдержу, на это я могу сказать лишь — я горжусь тем, что он живой и живет! — сказала Людмила Андреевна „АиФ“. — И я сделаю все, чтобы он жил полноценной жизнью и дальше».

Она действительно делает все возможное. Дома у Николая Петровича и Людмилы Андреевны жизнь бурлит. Даже во время интервью с журналистами Людмила Андреевна что-то рассказывает и постоянно обращается к Николаю Петровичу: «Правда, Кока?». Он кивает, по-своему, дополняет разговор. Он не предоставлен сам себе, он не лежит в кровати, как многие инвалиды с подобными травмами, да он, во многом благодаря жене и близким, совершенно не чувствует себя инвалидом. Даже слова такого в его присутствии никто не произносит. Ведь он не существует, он живет и радуется каждому прожитому дню.

Но так было не всегда. 28 дней комы, 10 операций. Когда пришел в себя, не мог говорить, первое время не мог ходить, не мог самостоятельно держать ложку. Но спустя совсем недолгое время первая победа, первое произнесенное слово, первый шаг, первый раз поел сам. День за днем тренировки, капля за каплей улучшения.

«Сначала он сам стал ходить, — говорит Людмила Поргина. — Но сам кушать не мог. Врач сказал, что скорее всего придется вводить зонд в желудок. На следующий день Коля сам стал глотать пищу. Испугался, что ему еще и дырку в животе сделают. Была еще проблема — он совсем не говорил. Я думала, что придется как-то восстанавливать связки. Но в один из дней у Коли кто-то просто спросил: «Вы ходите спать?» Он взял и отрезал: «Нет».

Конечно, несколько раз он не выдерживал, вставал и уходил от врачей в палату. Бывало даже, не хотел жить. Но Людмила Андреевна была всегда рядом, она научила Николая Петровича молитвам. «Он раньше даже не причащался, а теперь мы очень часто ходим в церковь. Мне кажется, вера ему помогла», — говорит Людмила Поргина.

Через 6 месяцев после аварии они обвенчались, а на 61-летие друзья и коллеги устроили для Николая Петровича творческий вечер. Кто-то читал стихи, кто-то пел, кто-то вспоминал о том, каким он был...

«Коля был и сейчас остается для меня потрясающим человеком, — говорит Людмила Поргина. Когда я встретила его, я стала жить в очень защищенном мире, никогда не ощущала страха, одиночества. И это все создал Коля. Я не замечала проблем. И только когда с ним случилось это несчастье, я поняла, чего ему стоило создавать для нас такую жизнь. Теперь жизнь для него создаем мы в ответ».