Легендарному разведчику Алексею Николаевичу Ботяну исполняется 99 лет

2016-02-11 | 00:37 , Категория фото


Вторая Мировая началась для зенитчика, унтер-офицера Алексея Ботяна 1 сентября 1939 года. Родился-то он 10 февраля 1917 года ещё в Российской империи, но в марте 1921 года его малая родина — деревня Чертовичи Виленской губернии — отошла к Польше. Так и стал белорус Ботян польским гражданином.

Его расчёт успел сбить под Варшавой три немецких «Юнкерса», когда Польша как геополитическая единица прекратила своё существование. Родная деревня Ботяна стала советской территорией, стал гражданином СССР и Алексей.

В 1940 году на скромного преподавателя начальной школы обратил внимание НКВД. Владеющий польским как родным бывший унтер-«пилсудчик»… нет, не расстреливается, как враг трудового народа, а вовсе даже наоборот: принимается в разведывательную школу, и в июле 1941 года зачисляется в состав ОМСБОН 4-го управления НКВД СССР. Так для Алексея Ботяна началась новая война, закончившаяся только в 1983 году — выходом в отставку.

Многие детали этой войны, за подвиги на которой он трижды представлялся к званию Героя Советского Союза, всё ещё секретны.

Но и отдельные известные эпизоды говорят об этом человеке многое. Впервые он оказался в немецком тылу в ноябре 1941 года под Москвой, став командиром разведывательно-диверсионной группы. В 1942 году его направляют в глубокий тыл врага, в районы Западной Украины и Белоруссии.

Под его руководством проводится крупная диверсия: 9 сентября 1943 года в Овруче Житомирской области взорван гитлеровский гебитскомиссариат, причём при взрыве погибли 80 гитлеровских офицеров, включая гебитскомиссара Венцеля и шефа местного антипартизанского центра Зиберта. 140 килограммов взрывчатки вместе с обедами перетаскала Якову Каплюку, завхозу гебитскомиссариата, его жена Мария. Чтобы застраховаться от обысков на входе, она всегда брала с собой двух самых маленьких из четверых своих детей.

После этой операции Каплюки были выведены в лес, а Ботян был впервые представлен к Герою — но получил орден Красного Знамени. В начале 1944 года отряду приходит приказ переходить в Польшу.

Нужно напомнить: если на украинской земле у советских партизан возникали проблемы с бандеровцами, которые приходилось решать когда переговорами, а когда и оружием, то на польской земле действовали три разные антинацистские силы: Армия крайова («аковцы», формально подчинявшиеся эмигрантскому правительству), Армия людова («аловцы», поддерживались Советским Союзом) и довольно самостоятельные Батальоны Хлопские — то есть крестьянские. Для успешного решения стоящих задач требовалось умение находить общий язык со всеми, и Ботяну это удавалось великолепно.

1 мая 1944 года группа из 28 человек во главе с Ботяном направляется в окрестности Кракова. По пути в ночь с 14 на 15 мая совместно с подразделением АЛ отряд Ботяна принимает участие в захвате города Илжи и освобождает большую группу арестованных подпольщиков. 10 января 1945 года в подорванной штабной машине одна из действовавших в районе Кракова советских разведгрупп обнаружила портфель с секретными документами о минировании объектов в Кракове и соседнем городке Новы-Сонч. Группа Ботяна захватила инженера-картографа, чеха по национальности, который сообщил, что стратегический запас взрывчатки немцы хранят в Королевском (Ягеллонском) замке в Новы-Сонче.

Разведчики вышли на завскладом майора вермахта Огарека.

После общения с Ботяном он принял на работу ещё одного поляка, который и пронёс на склад вделанную в сапоги часовую мину. 18 января склад взорвался; погибло и было ранено более 400 гитлеровцев. 20 января в практически целый Краков вошли войска Конева, а на Ботяна ушло второе представление к Герою. (Впоследствии Ботян стал одним из прототипов «Майора Вихря» из одноимённого романа Юлиана Семёнова и снятого по его сценарию телефильма.)

После войны Алексей Ботян становится чехом Лео Дворжаком (чешского языка он не знал; пришлось его энергично осваивать «методом погружения», благо, его легенда объясняла плохое владение «родным» языком) и заканчивает в Чехословакии высшее техническое училище. Там, кстати, он и познакомился с девушкой, которая стала его верной спутницей жизни — ещё не зная о многослойной жизни пана Дворжака.

Послевоенная деятельность разведчика покрыта понятным туманом

По открытым сведениям СВР и скупым («разрешённым») рассказам Ботяна, он выполнял специальные задания в Германии и других странах, работал в центральном аппарате Первого главного управления КГБ СССР, участвовал в создании группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел». А после отставки уже как гражданский специалист ещё шесть лет помогал готовить «молодых специалистов».

Алексей Ботян награждён двумя орденами Красного Знамени, орденами Трудового Красного Знамени и Отечественной войны I степени, высокими польскими и чехословацкими наградами. В постсоветской России его наградили орденом Мужества, а в 2007 году Президент Путин вручил ему золотую звезду Героя России.

Алексей Ботян своими бодростью и оптимизмом до сих пор удивляет всех, кто его знает. Он великолепно играет в шахматы, занимается на велотренажёре, до мельчайших подробностей помнит подробности своей богатой событиями жизни (но, разумеется, не рассказывает о том, о чём рассказывать нельзя). Он гордится тем, что за всё время «работы» его лишь один раз оцарапала по виску вражеская пуля — не оставив даже шрама.