Любимое кино. Король лев

2016-02-12 | 09:37 , Категория фото


Мировое кино подарило нам множество ярких и незабываемых фильмов, на которых мы выросли. В этой рубрике мы вместе с порталом Film.ru вспоминаем знаменитые картины 70-90-х годов и рассказываем о них все, что вы только хотели узнать.


С самого начала своей истории диснеевские полнометражные мультфильмы делились на два направления – экранизации волшебных сказок («Белоснежка», «Золушка», «Спящая красавица») и ленты о разумных животных («Дамбо», «Бэмби», «Леди и Бродяга»). Диснеевское возрождение конца 1980-х и начала 1990-х сделало картины о людях главной «рабочей лошадкой» студии. Но самый коммерчески успешный диснеевский мультфильм того времени был историей без единого человека. Он вышел в 1994 году, и он назывался «Король лев».

Пересматривая мультфильм, который во всех отношениях был эпическим триумфом студии Walt Disney, трудно предположить, что его начало не было столь же амбициозным, как созданный аниматорами конечный результат. Однако это так. На протяжении значительной части своей истории «Король лев» был для диснеевцев не обожаемой дочерью, а презираемой падчерицей, у которой нет никаких шансов попасть на королевский бал. Объяснялось это весьма прозаично – идея создания «Короля льва» исходила не от одного из ведущих аниматоров, а от «большого босса», тогдашнего президента Walt Disney Studios Джеффри Каценберга (будущего главы студии DreamWorks Animation). А все мы знаем, как «любят» творческие люди реализовывать спущенные сверху замыслы. Особенно когда этот замысел принадлежит не уважаемому ветерану студии, а боссу, который в компании без году неделя.

«Король лев» был зачат в 1988 году, во время совместного перелета нескольких диснеевских начальников. «Топы» летели из Америки в Европу, чтобы принять участие в продвижении мультфильма «Оливер и компания». Когда в самолете речь зашла о новом документальном фильме об Африке, разговор быстро перекинулся на возможность создания рисованной картины об африканских зверях, где в центре повествования был бы львенок-подросток. Очевидным источником вдохновения для этого замысла была классическая диснеевская лента «Бэмби». Где, впрочем, речь шла не о юном хищнике, а об очаровательном олененке.

Каценберга идея создать такое кино захватила по двум причинам. Во-первых, рисовать Африку диснеевцам еще не доводилось, а тема эта в то время была модной. Так, в 1986 году романтическая драма Сидни Поллака «Из Африки» получила семь «Оскаров», включая статуэтку «за лучший фильм». Во-вторых, когда Джеффри был подростком, он живо интересовался политикой и даже как волонтер участвовал в предвыборной кампании мэра Нью-Йорка. Поэтому ему была лично близка тема юноши, который оказывается в центре войны за власть в саванне.



Его подчиненные, однако, энтузиазм Каценберга не разделили. После смерти Уолта Диснея мультфильмы о животных были основной продукцией студии, и именно такие ленты загнали компанию в творческий тупик, из которого ее должна была вывести новая когорта начальников, пришедшая в Walt Disney в середине 1980-х. Поэтому аниматоры, уставшие рисовать милых зверушек, горели желанием вернуться к волшебным сказкам, некогда сделавшим студию главной анимационной компанией планеты. «Оливер и компания», который был «животной» версией диккенсовских «Приключений Оливера Твиста», рассматривался как топтание на месте, продолжение привычного и обрыдлого курса в ожидании свежих идей. Поэтому рисовать еще один мультфильм о животных никто особенно не рвался. Но «надо так надо» – идею Каценберга приняли в работу и нехотя начали развивать.

Первым, кто работал над сценарием будущей картины, был писатель-фантаст Томас Диш. Он был преимущественно известен по серьезным, «взрослым» фантастическим произведениям (его первый роман назывался «Геноцид»), но в 1980 году он написал детскую книгу «Храбрый маленький тостер», и она в 1987-м была превращена в мультфильм студии Hyperion Pictures, основанной выходцами из диснеевской студии. Успех «Тостера» позволил Дишу поработать над диснеевским проектом.

Его сценарная разработка под названием «Король Калахари» (Калахари – это пустыня на юге Африки) в дело не пошла, но основная идея Диша в дальнейшем стала для проекта путеводной звездой. Писатель предложил положить в основу фильма сюжет «Гамлета» – понятно, без шекспировских философских «загогулин». И хотя официально «Король лев» считается оригинальным диснеевским произведением (большая редкость в студийном каноне, который почти полностью состоит из экранизаций), сходство его окончательной версии с классической пьесой отрицать невозможно. Причем по ходу работы над лентой это сходство становилось все сильнее. Так, кадры с призраком отца главного героя были добавлены в самом конце проекта.

После неудачи Диша «Королем» занялась Линда Вулвертон, сочинительница «Красавицы и Чудовища». В течение 1989 года она написала сценарий под названием «Король джунглей», где речь шла о противостоянии львов и бабуинов. Последними руководил одинокий и злобный лев Шрам, отбившийся от своего прайда. Главным героем повествования был львенок Симба, сын мудрого Муфасы. После гибели отца от лап злодея Симба впадал в отчаяние, но к концу повествования он с помощью друзей находил в себе моральные и физические силы, чтобы отомстить Шраму и вернуть ранее принадлежавший Муфасе титул «Короля джунглей».



Пожалуй, главным отличием этого видения «Короля» от того, которое в итоге было реализовано, было представление о фильме как об анимированной «документальной» картине о жизни африканских животных. Иными словами, лента виделась не только развлекательной, но и образовательной, со сравнительно реалистичной анимацией и чередой сцен, в которых Муфаса учил Симбу всему, что должен знать молодой лев. В частности, навыкам охоты.

Большим сторонником этой концепции был Джордж Скрибнер, режиссер «Оливера и компании», который поначалу был единственным режиссером «Короля». Позднее, осенью 1991 года, ему в помощь в качестве сорежиссера был придан Роджер Аллерс, ведущий раскадровщик «Русалочки» и «Красавицы и Чудовища» (то есть создатель графического сценария).

Ко времени прихода в проект Аллерса диснеевское возрождение шло полным ходом. C одной стороны, успех новых волшебных сказок еще более отдалил «Короля льва» от того, что считалось студийным мейнстримом. С другой стороны, коммерческие достижения студии и новые, компьютерные технологии пробудили в аниматорах невиданный прежде энтузиазм даже по отношению к второстепенным проектам, каковым считался «Король лев». И потому люди, которые прежде работали бы над «Королем львом» спустя рукава, стали всерьез подумывать о том, нельзя ли сделать ленту таким же хитом, как «Русалочка» и «Красавица и Чудовище».

Естественным шагом в этом направлении было превращение картины в мюзикл: «Раз это сработало прежде, сработает и сейчас». Скрибнер этому сопротивлялся. Он продолжал отстаивать «документальную» концепцию, и в конце концов ему пришлось отстраниться от проекта, так как студия согласилась с Аллерсом и переосмыслила «Короля» как мюзикл. Новым напарником режиссера-триумфатора стал аниматор Роб Минкофф, ранее поставивший две короткометражки о кролике Роджере из фильма «Кто подставил кролика Роджера». Тогда же продюсером проекта был назначен Дон Хан, прежде спродюсировавший «Красавицу и Чудовище».



Сценарий Вулвертон к тому времени прошел несколько итераций, но фундаментально остался прежним. Поэтому его надо было радикально переработать. Ключевым источником вдохновения для этой переработки стала организованная в конце «эпохи Скрибнера» поездка ведущих членов группы в Кению, в национальный парк Hell's Gate. Там можно было не только сфотографировать и зарисовать роскошные африканские пейзажи и всевозможных животных, но и, например, послушать, как звучит язык суахили, пообщаться с африканцами и проникнуться их жизненной философией.

Вполне возможно, это был самый значимый в истории студии Walt Disney тур, поскольку те, кто в нем участвовал, вернулись в Америку впечатленными до глубины души. Все их прошлые сомнения по поводу проекта выветрились из головы. После этого они думали только о том, как передать на экране ширь и мощь африканской природы. В дальнейшем их энтузиазм заразил многих из их подчиненных – тех, кому не посчастливилось понаблюдать за львами в естественной среде обитания.

Для студии, впрочем, «Король лев» все равно оставался проектом второстепенным. Хотя он и был детищем Каценберга, даже сам «большой босс» полагал, что фильм может утонуть в блеске более значимых картин. В то время главной лентой для студии была «Покахонтас», которую начали разрабатывать в 1990 году. После того как «Красавица и Чудовище» был номинирован на «Оскар» в категории «лучший фильм», диснеевцы надеялись, что драматичный мультфильм, основанный на ранней истории завоевания Америки, может получить эту престижнейшую статуэтку. Поэтому «Покахонтас» была приоритетным проектом, и все на студии мечтали над ней поработать.

«Король джунглей» тем не менее продолжал развиваться. Новую концепцию ленты разработали Хан, Аллерс, Минкофф и примкнувшая к ним ведущая раскадровщица Брэнда Чэпмен, которая пришла на студию по время создания «Кто подставил кролика Роджера» и приложила руку ко всем последующим лентам Walt Disney вплоть до «Короля льва». Благодаря этой четверке и их консультантам в лице режиссеров «Красавицы и Чудовища» Уайза и Труздейла картина обрела песни и страсти в духе мюзиклов, а Муфаса и Шрам превратились из едва знакомых львов в старшего и младшего брата – в точности как у Шекспира в «Гамлете», где Клавдий восходит на трон, коварно убив отца Гамлета. Что, в свою очередь, дает заглавному герою повод для мести, хотя он его далеко не сразу использует. После этих сюжетных новшеств на студии стали шутить, что рисуют «Бэмблета» – то есть помесь «Бэмби» с «Гамлетом».



В то время как в ранних версиях сценария сурикат Тимон и кабан-бородавочник Пумба были друзьями детства Симбы, после всех переработок эти герои превратились в персонажей, которых Симба встречает, когда после гибели отца сбегает из львиного королевства. Тимон и Пумба обучают львенка философии «Акуна матата», что в переводе с суахили означает «нет проблем», и троица несколько лет вместе бродит по Африке, наслаждаясь жизнью и ни о чем не заботясь. Но все же это не достойная жизнь для наследника львиной династии. Поэтому, когда Симба вырастает и становится достаточно сильным, чтобы отомстить за отца, картина завершается сражением между племянником и дядей. Можно сказать, что «Король лев» основан не столько на «Гамлете», сколько на той средневековой легенде, которая положена в основу пьесы. Поскольку в этой легенде принц датский особенно не колеблется, и его месть заканчивается хеппи-эндом.

После выхода «Короля льва» в прокат поклонники японской анимации стали утверждать, что диснеевцы позаимствовали сюжетную линию у японского мультсериала середины 1960-х «Белый лев Кимба». Но в реальности сходство между этими произведениями было весьма поверхностным и обусловленным общими источниками вдохновения и стандартными клише героических повествований. Так что можно поверить диснеевцам, когда они настаивают, что имя «Кимба» во время разработки сценария ни разу не произносилось и что сходство имен персонажей объясняется тем, что «Симба» в переводе с суахили значит «лев». Так что разные вариации на тему этого слова вполне естественны для фильма или мультфильма об африканском хищнике.

За подготовку окончательного сценария отвечали начинающая сценаристка Ирэн Меччи и чуть более опытный драматург Джонатан Робертс. Последний, в частности, приложил руку к романтической комедии Роба Райнера «Верняк», в которой одну из своих первых главных ролей сыграл Джон Кьюзак. Робертс в основном работал над шутками и приколами ленты. Ведь даже драматичный диснеевский мультфильм со смертью ключевого героя (отца Симбы) в середине повествования нуждался в легкомысленных сценах. Они должны были сбалансировать мрачность сюжета и помешать «Королю льву» превратиться в депрессивное полотно.

Почему фильм был переименован из «Короля джунглей» в «Короля льва»? Очень просто – львы в джунглях не живут! Они обитают в саваннах.



Понятно, сочинять анимационный мюзикл без композитора и автора текстов песен было невозможно. Поскольку композитор предыдущих диснеевских мюзиклов Алан Менкен был занят на «Покахонтас», студия Walt Disney попросила британского поэта Тима Райса, соавтора нескольких песен «Аладдина», заняться «Королем львом» и подыскать для себя соратника-композитора. Сперва Райс обратился за помощью к группе ABBA (они в 1980-х вместе написали мюзикл «Шахматы»), но шведы уже были заняты в другом музыкальном проекте. Так что поэт «подписал» на эту работу своего соотечественника, знаменитого поп-певца и композитора Элтона Джона. Джон был не в восторге от перспективы писать песни о сурикатах и бородавочниках, но он прекрасно понимал, что если сочинит отличные композиции, то благодаря мультфильму их услышит буквально весь мир – зрители всех возрастов, от мала до велика.

Из-за своей занятости Джон сочинил лишь пять песен (песня The Lion Sleeps Tonight была классическим, написанным еще до Второй мировой войны творением южноафриканского музыканта Соломона Линды). Весь остальной саундтрек «Короля льва» написал работающий в Голливуде немецкий композитор Ганс Циммер. Он был привлечен к проекту, потому что ранее озвучил американскую картину об апартеиде в Южной Африке «Сила личности» и аналогичную британскую ленту «Разделенный мир». За «этническую» часть саундтрека (в частности, за хор в начале песни Circle of Life, поющий на языке зулу) отвечал южноафриканский композитор Лебоханг Мораке (Lebo M.), который в 1980-х жил в Лос-Анджелесе, так как на родине в эпоху апартеида считался «подрывным элементом». Циммер знал его по совместной работе над «Силой личности». Хотя Мораке попал в США по приглашению американских властей, он долгое время нищенствовал и подрабатывал где придется, пока не нашел работу по своему профилю.

Поскольку диснеевцы не были уверены в том, что песен Элтона Джона будет достаточно, чтобы «продать» публике мультфильм, не основанный на классической сказке, они решили коммерчески поддержать картину «звездным» кастингом. Это был первый случай за всю историю студии, когда при найме актеров озвучания мультфильма учитывалась их известность. Даже Робин Уильямс был приглашен озвучивать джинна в «Аладдине» не из-за его славы, а из-за уникального комического дара.

Роль повзрослевшего Симбы озвучил Мэттью Бродерик, звезда культовой подростковой комедии «Феррис Бьюллер берет выходной». Симбу в детстве озвучил юный актер из популярного ситкома «Большой ремонт» Джонатан Тейлор Томас. Спели за них соответственно Джозеф Уильямс, сын композитора Джона Уильямса и вокалист успешной рок-группы Toto, и юный певец Джейсон Уивер, который успел к тому времени сыграть маленького Майкла Джексона в байопике «Джексоны: Американская мечта».



Короля Муфасу, отца Симбы, изобразил Джеймс Эрл Джонс, злодей «Конана-варвара» и голос Дарта Вейдера в «Звездных войнах». Его злобного брата-завистника Шрама сыграл британец Джереми Айронс, лауреат актерского «Оскара» за драму «Поворот судьбы». Роль львицы Налы, возлюбленной Симбы, исполнила Мойра Келли – Уна Чаплин из байопика «Чаплин» с Робертом Дауни-младшим. Спела за Налу Салли Дворски, будущий «поющий голос» принцессы Фионы из «Шрэка».

Бродвейские комики Натан Лейн и Эрни Сабелла надеялись вместе озвучить гиен, прихвостней Шрама. Однако они во время проб так сильно насмешили режиссеров, что те доверили Лейну и Сабелле более ответственные роли Тимона и Пумбы. Музыкальные дублеры им не понадобились.

Мудрого шамана-мандрила Рафики озвучил Роберт Гийом из успешного ситкома «Бенсон». Птицу-носорога Зазу, прислуживающую Муфасе, сыграл британский комик Роуэн Аткинсон, также известный как Мистер Бин. Роль Сараби, матери Симбы и супруги Муфасы, исполнила Мэдж Синклер, которая ранее вместе с Джеймсом Эрлом Джонсом изобразила короля и королеву в комедии с Эдди Мерфи «Поездка в Америку».

Наконец, на роли гиен режиссеры прочили комиков Чича Марина и Томми Чонга, памятных по комедиям о наркоманах-«травокурах». Но дуэт «Чич и Чонг» развалился еще в 1980-х, и воссоединить его за кадром не удалось. Так что одну гиену озвучил Марин, вторую – лауреат «Оскара» за мистическую драму «Привидение» Вупи Голдберг, а третью, полубезумную и общающуюся исключительно смехом, – диснеевский голос Винни-Пуха Джим Каммингс.



По мере того как проект складывался и обретал четкие контуры, у него появлялось все больше поклонников как среди аниматоров, так и среди корпоративных начальников. Это позволило режиссерам задействовать огромные студийные ресурсы и в итоге создать поистине эпический фильм, над которым работало около 600 человек. Так, над одними только фонами трудилось более 20 художников!

Другое дело, что многие из младших создателей «Короля льва» были новичками, набранными во время стремительного расширения студии, которое было оплачено сверхдоходами «Русалочки» и «Красавицы и Чудовища». Большинству аниматоров картины прежде не приходилось оживлять «обычных», не антропоморфных (то есть не двуногих, прямоходящих и ведущих себя как люди) животных, и они учились этому буквально на ходу. Впрочем, даже те, кто научился этому на комедийных проектах вроде «Оливера и компании», чувствовали себя дебютантами, поскольку серьезность и драматизм «Короля льва» требовали более качественной и более тонкой анимации, чем в прежних диснеевских «животных» лентах.

Чтобы освоить анимацию четвероногих персонажей, художники штудировали фильмы о дикой природе, присматривались к собственным домашним хищникам, пересматривали классические диснеевские ленты… И рисовали львов и прочих существенных для картины зверей в зоопарках. Некоторых «африканцев» даже привозили на студию. Так, дрессированный лев по кличке Пончо был постоянной пушистой моделью для пристального изучения его вида.

Как ни странно, знакомство с актерами, озвучивавшими роли, также сказалось на работе аниматоров. Так, ведущий аниматор Андреас Дежа, ведущий студийный специалист по злодеям, который ранее отвечал за Гастона из «Красавицы и Чудовища» и Джафара из «Аладдина», уверял, что придал Шраму немало мелких черт Джереми Айронса. В частности, он стремился передать специфический взгляд актера, заставляющий режиссеров поручать ему роли коварных и харизматичных негодяев.



Чтобы справиться с огромным объемом работы, продюсеры распределили сцены «Короля льва» между двумя диснеевскими студиями, в Калифорнии и во Флориде. Делить картину было просто, поскольку она уже была разделена на два временных периода. Соответственно аниматоры из Флориды рисовали Симбу в детстве и многие связанные с ним сцены, а более опытные аниматоры из Калифорнии отвечали за Симбу в юности и за все, что не вошло в задание их коллег с другого конца страны.

Основная работа над анимацией картины заняла около двух лет. Все это время диснеевские художники компьютерной графики корпели над одним-единственным, но зато сложнейшим фрагментом – двухминутной сценой гибели Муфасы. Отец Симбы погибает под копытами тысяч несущихся антилоп, и нарисовать такую сцену вручную было практически невозможно. Поэтому художники и программисты создали трехмерную антилопу и «научили» ее бегать в табуне. После этого нужно было «всего лишь» размножить животное и превратить одну антилопу в кошмарную лавину, которая оставляет львенка сиротой и заставляет его думать, что это он виновен в смерти отца (на самом деле гибель Муфасы подстроена Шрамом).

Несмотря на всю сложность и техническое новаторство сцены с антилопами, сложнейшей для аниматоров сценой, бесспорно, был открывающий фильм эпизод представления новорожденного Симбы его будущим подданным. Долгое время картину предполагалось начать с разговорной сцены, представляющей основных персонажей. Но когда режиссеры услышали Circle of Life, они были потрясены до глубины души. Грандиозная композиция Джона, Райса и Мораке требовала равноценного эпического видеоряда, и этот видеоряд был придуман и создан. В результате получилась одна из мощнейших сцен в истории мировой анимации. Одна была столь совершенна и выразительна, что диснеевским рекламщикам не пришлось ломать голову над тем, что включить в трейлер «Короля льва». Они просто добавили рекламные титры к зачину ленты и, впервые в истории студии, проиллюстрировали будущую картину одним ее целым фрагментом.

В самом конце работы над фильмом грядущий релиз попыталась остановить природа. В январе 1994 года Лос-Анджелес попал под удар одного из мощнейших землетрясений в истории густонаселенных районов США. В тот день погибло 57 человек, более пяти тысяч были ранены. Калифорнийская диснеевская студия была вынуждена закрыться на ремонт, но аниматоров это не остановило. Они дорисовывали ленту, сидя по домам, почти как сейчас работают фрилансеры.



К тому времени, когда студия начала «предварительные-предварительные» показы отдельных законченных фрагментов фильма, диснеевцы наконец-то полностью осознали, что создали не очередную картину о говорящих зверушках, а один из лучших мультфильмов во всей истории индустрии. Так что рекламная кампания была мощнейшей, а мерчандайзинговая – еще более мощной.

И «Король лев» в самом деле оказался королевским подарком для студийных бухгалтеров. Лента стоимостью 45 миллионов долларов вышла в прокат 15 июня 1994 года и собрала 769 миллионов долларов, в полтора раза больше, чем «Аладдин». К настоящему времени сборы мультфильма дотянули почти до миллиарда долларов – за счет того, что в 2011 году картина была выпущена в прокат в 3D.

Реакция зрителей и критиков была почти равно восторженной. Фильм хвалили как за потрясающую картинку, так и за ярчайших персонажей и драматичную сюжетную линию, которой могли насладиться и дети, и взрослые. Год спустя Ганс Циммер был удостоен «Оскара» как композитор, а Джон и Райс – как авторы песни Can You Feel the Love Tonight, которая в своей категории состязалась с двумя другими хитами из «Короля льва». Конечно, немного обидно было, что ленту не выдвинули в номинации «лучший фильм», но «Оскары» все равно стали приятной вишенкой на огромном торте.

Тогда диснеевцы еще не знали, что это величайший триумф их рисованной анимации и что главным мультфильмом наступившего 1995 года станет не «Покахонтас», а «История игрушек» – картина, которая своим успехом приговорила голливудскую мультиндустрию к быстрому переходу на компьютерную графику. Но последующие провалы рисованных лент и достижения фильмов, созданных математиками и программистами, не перечеркнули блеск «Короля льва», и его сборы в 2011 году тому лучшее подтверждение. Немногие ленты могут через столько лет после выхода в прокат приносить владельцам кинотеатральных сетей десятки миллионов долларов и с успехом идти по всему миру. А «Король лев» и сейчас, в 2016-м, бодр, свеж и поразительно красив. И он все еще служит лучшим напоминанием об эпохе, когда американские аниматоры работали руками, а не мышками.