Пограничник, ставший диверсантом

2016-02-22 | 21:38 , Категория фото


К дню Советской Армии и Военно-Морского флота.
Среди спецотрядов НКВД, успешно действовавших и доживших до 1945 года, группа «Ходоки» считалась самой закрытой. Никто из ее членов после окончания войны не написал мемуаров, советские журналисты и писатели тоже обходили ее вниманием.

За голову командира этого подразделения, бывшего капитана-пограничника, служившего до весны 1941 года на советско-румынской границе, Евгения Ивановича Мирковского фашисты назначили награду в пятьдесят тысяч немецких марок.

При этом численность руководимого им партизанского отряда им. Дзержинского (спецгруппа «Ходоки») не превышала 300 человек. А вот жизнь его коллег с Лубянки, которые командовали подразделениями по две-три тысячи человек, фашисты оценили значительно дешевле — несколько гектаров земли, пара коров и домик в деревне. Именно столько составлял гонорар агентов, которых немцы пытались внедрять в эти партизанские соединения.
Хотя о том, что партизанский отрад такой малочисленный, гитлеровцы не знали. По утверждению Евгения Мирковского, они так и не смогли захватить ни одного из его бойцов или внедрить свою агентуру. Фашисты иногда считали, что в их тылу действует одна или две дивизии советских десантников, а не батальон партизан. Поясним, что под термином «десантники» противник подразумевал бойцов и командиров ОМСБОНа, а не бойцов ВДВ. Справедливости ради отметим, что воздушно-десантные части тоже сражались на фронтах Великой Отечественной, но крайне редко на оккупированных территориях.

Герой Советского Союза Е. И. Мирковский. Командир отряда «Ходоки».

Рождение диверсанта

До начала Великой Отечественной войны Евгений Мирковский, как было сказано выше, служил в пограничных войсках и прожил типичную для офицера советских пограничных войск жизнь.
Родился 31 января 1904 года в семье служащего в городе Минске. С 1921 года работал сначала в бондарной мастерской, затем слесарем в городе Дмитриев-Льговский Курской губ., бетонщиком на строительстве в Минске. Без отрыва от работы на производстве окончил рабфак.
С 1926 года — сотрудник полномочного представительства ОГПУ по Западному краю. Через год вступил в ВКП(б).
С 1927 по 1941 год служил в погранвойсках на западной границе — на командных оперативных должностях.
В 1932 году окончил Минское военное пехотное училище.
В 1939 году — участник освободительного похода в Западную Украину и Западную Белоруссию.
Весной 1941 года он приехал в Москву на учебу. Здесь и узнал о том, что началась война. Учитывая его знания, иностранных языков (немецкого, польского, белорусского и молдавского), Белоруссии и Бессарабии — руководство НКВД приняло решение направить его в качестве командира спецгруппы за линию фронта. С июля 1941 года капитан Евгений Мирковский — командир отряда (роты) Особой группы (позднее — Отдельная мотострелковая бригада особого назначения) НКВД СССР. В 1944 году он уже подполковник. В том, что пограничнику поручили командовать разведывательно-диверсионным отрядом, нет ничего удивительного. В июле 1941 года группа офицеров-пограничников, участвовавших в боях на советско-румынской границе, была отозвана в Москву и передана в распоряжение 4-го Управления НКВД.
Е. И. Мирковский (сидит в центре)с членами своей оперативно-разведывательной группы.

Спецгруппа «Ходоки»

(затем выросла до специального партизанского отряда имени Дзержинского) была переброшена через линию фронта по одним данным 14 марта 1942 года, а по утверждению самого Евгения Мирковского — в ночь на 22 марта на участке 324-й стрелковой дивизии у поселка Коща. Численность группы — 15 (?) человек.
Тут данные расходятся, впрочем как и многие об этой группе.
1. Сергей Блохин;
2. Николай Николаевич Бугров;
3. Денис Булкин;
4. Александр Головко;
5. Александр Васильевич Журавлев;
6. Иван Ковальский;
7. Георгий Леонтьевич Крутелев;
8. Локтев;
9. Борис Иосифович Масловский;
10. Борис Милоставский;
11. Николай Николаевич Мастюков;
12. Александр Новожилов;
13. Серафим Савельев;
14. Семен Ильич Стрельцов;
15. Александр Ураков;
16. Николай Васильевич Яковенко;
17. Виктор Яковлев.
В данный список включены не все бойцы спецотряда «Ходоки».
Разработка операции

Отряд развернулся на границе Белоруссии и Украины и имел основной задачей выведение из строя железной дороги Чернигов — Овруч.

Два с половиной года отряд действовал на территории Орловской, Гомельской, Черниговской, Житомирской и Брестской областей, проделав по тылам врага путь в 3,5 тысячи километров.
С момента выхода на задание до его окончания численность отряда возросла в двадцать раз. Разведывательная, диверсионная и боевая деятельность отряда «Ходоки» отличалась особой находчивостью и дерзостью. Не случайно гитлеровское командование, потеряв надежду поймать Евгения Мирковского и разгромить отряд, назначило за голову командира огромную денежную премию.
На боевом счету «Ходоков» за период пребывания в тылу врага с 15 марта 1942 года по 20 августа 1944 года: 51 пущенный под откос вражеский эшелон (из них три бронепоезда), 10 уничтоженных железнодорожных и шоссейных мостов, два сбитых самолета, 75 танков и автомашин. В 39 открытых столкновениях было убито и ранено 3959 офицеров и солдат фашистской армии.
Подорванный диверсантами мост.

«Первомайский подарок»

Так Евгений Мирковский назвал серию операций, которые спланировали и провели бойцы отряда «Ходоки».
Первая атака «террористов» произошла в конце апреля 1943 года. Все началось со взрыва электростанции в Житомире. Эту акцию реализовали Анна Полищук и военнопленный Константин Суханкин. Им удалось благополучно уйти в партизанский отряд. Через сорок пять минут взрыв раздался в здании городского телеграфа.
После этих двух ЧП один из руководителей местной оккупационной администрации — гебитскомиссар Мегис созвал экстренное совещание. Во время этого мероприятия в письменном столе гитлеровца взорвалась мина замедленного действия, уничтожившая инициатора встречи. В тот же день взрыв прозвучал в здании редакции националистической газеты «Голос Волыни». Затем группа в составе М. Карапузова, С. Полищука, Т. Мешкова, Н. Крамского, К. Анисимова захватила в офицерской столовой капитана войск СС Фохта Армина с ценными документами и доставила пленного в расположение отряда.
Первого мая четыре немецких офицера вошли в здание районной комендатуры, открыли дверь кабинета коменданта капитана фон Динштейна. Прозвучала команда: «Хенде хох!» Капитан поднял руки. Один из чекистов достал из кармана бумагу и зачитал приговор…
Через несколько дней в Житомире были взорваны нефтебаза, аэродромные объекты.
Операции спланировали подпольщики во главе с омсбоновцем Николаем Чайкой.
Эти действия диверсантов вызвали панику. Из Фастова был вызван эшелон с охранными войсками.
Вражеский эшелон, подорванный членами оперативно-чекистской группы.

Радчинская операция

А вот пример другой акции — так называемой «Радчинской операции».
Железнодорожная ветка Овруч — Чернигов во время оккупации не использовалась и пришла в негодность. Внезапно фашисты решили ее восстановить и на станцию Радча прислали венгерский саперный батальон. Евгений Иванович Мирковский сообщил об этом в Москву. В ответ Центр приказал любой ценой сорвать восстановление ветки.
Атаковать объект силами спецгруппы «Ходоки» было равносильно самоубийству. Основную опасность представлял не сам саперный батальон (200 человек), а дислоцировавшийся в двух километрах от станции в деревне Новая Радча охранный полк (1500 человек с минометами и бронетехникой). Привлекать к операции другие партизанские отряды — на это уйдет много времени, да и немцы могут обнаружить подготовку операции и принять контрмеры. Поэтому командир отряда им. Дзержинского принял решение атаковать силами собственного отряда.
Участие диверсантов в «рельсовой войне».

Для начала изучили объект, где планировалось совершить диверсию.

Выяснили, что шесть немецких офицеров жили в каменном домике начальника станции. Толстые каменные стены и окна без решеток. Солдаты спали в казарме — деревянное здание, окна без решеток. В отдельно стоящем караульном помещении 25 человек, плюс четверо часовых на постах.
Начали искать способы проникновения на объект. Вышли на семейную пару поляков. Он служит на железной дороге, а она — поваром в батальоне. Муж, не без оснований, ревновал свою жену к одному из обер-ефрейторов. Этим и воспользовались партизаны. Когда вояка находился на дежурстве, «рогоносец» привел пятерых партизан во главе с Мирковским к себе домой. Любовника вытащили в буквальном смысле из постели и заставили произвести смену часовых. На посты стали одетые в немецкую форму советские патриоты. Затем гранатами закидали помещение, где жили офицеры. Двухсот венгров отпустили живыми, снабдив их продовольствием, взятым со склада.
Немцы больше не пытались проводить восстановительные работы на этой станции. Начальник охранного полка попал под следствие. Батальон был расформирован. Фашисты рассматривали версию о том, что венгры сами уничтожили немецких офицеров, а потом имитировали нападение партизан.

Боевые будни «Ходоков»

В боевой летописи отряда не только описанные выше виртуозно выполненные операции, но и повседневная работа крупной разведывательно-диверсионной группы.
Хроника боевых действий отряда за один из весенних месяцев 1943 года:
1 мая — в Студеницах уничтожены комендант и три жандарма;
4 мая — в восьми километрах от Житомира пущен под откос эшелон с живой силой;
8 мая — в трех километрах от города пущен под откос эшелон с боеприпасами;
7 мая — уничтожено два грузовика с солдатами;
19 мая — обстреляна механизированная колонна, легковая машина с офицерами и несколько грузовиков с солдатами уничтожена. В то же время разгромлена ремонтная база и уничтожены 49 автомобилей…
И так каждый месяц нахождения Евгения Мирковского за линией фронта.
К этому следует добавить, что свыше 20 раз подрывники отряда выводили из строя подземный кабель, соединявший Берлин с фронтом, уничтожили несколько складов.
Диверсанты возвращаются после выполнения боевого задания в партизанский лагерь.

Биография под грифом «секретно»

В конце 1944 года Евгений Мирковский вернулся с территории Западной Украины в Москву. Только в столице СССР он узнал, что ему присвоено звание подполковника, и его наградили боевыми орденами. Тогда же он смог встретиться с семьей, которую не видел с момента отправки за линию фронта. В отличие от коллег-чекистов, которые командовали партизанскими бригадами и соединениями, во время боевой командировки он ни разу не был в Москве.
«За образцовое выполнение специальных заданий в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство» подполковнику госбезопасности Мирковскому Е.И. 5 ноября 1944 г. присвоено звание Героя Советского Союза.
Его дальнейшая служба в органах госбезопасности надежно скрыта за сухими строчками официальной биографии.
С 1944 года на руководящей оперативной работе в органах НКВД-НКГБ-МГБ-МВД. В начале девяностых годов в журнале «Служба безопасности» была опубликована художественно-документальная «повесть о пережитом» Игоря Акимова «Пятнадцать тысяч дней спустя». В ней описано то, чем занимался Евгений Мирковский в последнюю зиму Великой Отечественной войны.
В феврале 1945 года во главе группы из пятнадцати человек он охотился на территории Западной Украины и Западной Белоруссии за бандами местных националистов, дезертиров и застрявших в окружении немцев.
Допрос «языка» ведут чекисты.

Автор повести приписывает Евгению Мирковскому такие слова:

«…специфика моей группы была такова, что мы подчинялись непосредственно Москве. Местные органы госбезопасности (данные территории были освобождены от фашистской оккупации летом 1944 года. — Прим. ред.) даже не подозревали о нашем существовании… Связь осуществлялась по рации; помочь нам могли разве что добрым советом. Через Москву же мы получали и ту необходимую нам информацию, которую могли дать только местные органы. Через Москву вызывали и офицеров связи, которые имели полномочия поднять нам в помощь местные части НКВД, прислать машины, чтобы вывезти пленных или раненых, пополнить нас боеприпасами».
Если эти слова он действительно говорил, то это единственный документальный факт. Остальное — сложно отделить в художественном произведении правду от вымысла.
В засаде.

С 1953 года — советник МВД СССР при Службе госбезопасности Албании. «Сигурими» была создана в 1945 году сразу же после захвата власти албанской Партией труда с Энвером Хожей.

Сразу после создания органы развязали террор против буржуазии и церкви, в последующие годы эта спецслужба оставалась самой жестокой и могущественной среди стран Восточной Европы. Когда СССР разорвал отношения с Югославией, то Албания поддержала эту инициативу весьма специфично — провела «чистку» собственных органов госбезопасности от «титовских агентов». Возможно, активное сотрудничество между Советским Союзом и Албанией продолжалось бы на протяжении всей «холодной войны», если бы не разрыв между двумя странами.
С марта 1954 года — начальник 13-го (разведывательно-диверсионного) отдела ПГУ КГБ при СМ СССР. Основные задачи этого подразделения: подготовка диверсий на важнейших военно-стратегических объектах, базах и коммуникациях стран НАТО в особый период; ликвидация наиболее активных и злобных врагов Советского Союза; выявление и доставка в СССР новейших образцов вооружений и военной техники капиталистических стран и т. п. Серьезное внимание в этот период уделялось укреплению агентурных позиций на стратегических объектах противника; подготовке специальных кадров нелегалов и спецагентов, а также созданию соответствующих прикрытий в капиталистических странах для осуществления специальных акций.
В 1955 году Евгений Мирковский уволен в запас по состоянию здоровья. Даже находясь на пенсии, он крайне неохотно рассказывал о том, чем занимался в годы Великой Отечественной войны. Несколько лаконичных публикаций в журнале «Пограничник» — и все.
Умер легендарный разведчик и диверсант в 1992 году.