Юрий Власов о Шварцнеггере

2016-03-01 | 12:37 , Категория фото


Досье:
Юрий Петрович Власов (1935 г. р.) Олимпийский чемпион (1960). 4-кратный чемпион мира (1959, 1961–1963). 6-кратный чемпион Европы (1959–1964). Установил 31 мировой рекорд. С середины 1980-х по 1996 год – политик. В 1996 году баллотировался на пост президента РФ. В настоящее время ведет закрытый образ жизни и занимается литературной деятельностью.

В сентябре 1961 года я поехал в Вену на свой третий чемпионат мира по тяжелой атлетике. Я тогда был настолько силен, что даже без особых тренировок, даже вовсе без тренировок, больной, оставался на голову выше любого из своих соперников.

Атлеты тяжелого веса обычно выступали в последний день чемпионатов. И в этот день в зале не бывало свободных мест. А «на меня» в те годы ходили навалом. Я не припомню, чтобы мне приходилось выступать в пустом зале. И тогда, в «Штадтхалле» от публики было черно. Это всегда действует. Взведен, собран. Только бы в торопливости не сорвать первый подход. Тут задача работать так же, как и на тренировках: размеренно, на перекатах напряжения по мышцам. Не дай Бог заковать все мышцы — это конец...

Из-за болезни я выступал неровно, но для публики это было самое интересное. Надо сказать, австрийцы по традиции знают и понимают толк в «железной игре». Каждый подход выполнялся под крики и топот поддержки. В борьбе с запредельным весом и проявляется настоящая сила, выносливость. Да-да, выносливость. В соревнованиях тогда все участники выступали одной группой, а это занимало от 4 до 7 часов. К примеру, в Риме, на XVII Олимпийских играх 1960 года, я выступал с девяти вечера и до начала четвертого утра. Это требовало особой выносливости и характера. О чем только не передумаешь в эти часы!

И тогда, в Вене, каждый подход отзывался ревом тысяч голосов. Несмотря на болезнь, мне совсем немного не хватило до мирового рекорда в толчке. Я его все-таки установил чуть позже, через несколько дней.
И вот тогда-то, на венском чемпионате мира в один из перерывов ко мне подвели худощавого, долговязого мальчика. Как сказал переводчик, меня просили, чтобы я пожелал ему успехов в спорте, а главное — поддержал морально.

Я и сделал это охотно, сказав, что у него все получится, надо только проявить упорство в тренировках. Я был молод, мне было двадцать пять — я был весь раскрыт людям и еще не нес в себе груз сумасшедшей усталости. Я искренне и увлеченно рассказал мальчику о своей любви к силе, о том, что тренировки выделяют сильных и делают их триумфаторами.

Сказав все это, я вскоре забыл об этой встрече. Не раз мне доводилось говорить похожие слова ребятам. Пусть не робеют, не боятся громких имен. Главное — не щадить себя в работе. Сила любит непрерывность тренировок и преданность. Без преданности силе она не наградит победой.
В начале зимы 1988 года в Москву на съемки фильма прилетел обладатель самых красивых и внушительных мышц в мире и прославленный актер кино Арнольд Шварценеггер. Я в ту пору был председателем федерации тяжелой атлетики страны. Когда Шварценеггер выразил желание встретиться, я удивился, но, поразмыслив, решил, что это дань моему положению в спорте. Атлетам всегда есть, о чем потолковать.

Мы встретились в гостинице «Советская» (бывший «Яр»). Арнольд в свои сорок с небольшим лет выглядел превосходно. Не мужчина, а загляденье. И что особенно приятно — не раскормленный, не массивный, а словно струна. И очень внимательный, отзывчивый. И мне показалось — добрый. Я не случайно это пишу. Много разных знаменитостей я повидал на своем веку. И в подавляющем большинстве случаев это высокомерные, надутые типы, с которыми не только разговаривать, но и здороваться нет охоты. А тут к характеру — и физическая стать на грани совершенства.
Мы обменялись приличествующими любезностями. И вдруг Арнольд сказал:

— А ведь мы с вами знакомы очень давно.

— Не помню, каким образом, — честно признался я.

Я был убежден, что мы не встречались.

— В Вене, на чемпионате мира 1961 года. Меня привели к вам в раздевалку. Вы сказали, чтобы я тренировался, у меня есть данные для больших побед. Победа любит упорных. Ваше выступление произвело на меня ошеломляющее впечатление. Я поверил вам. Несколько лет я упрямо тренировался со штангой, но результат в спортивной тяжелой атлетике не пошел. Однако я уже влюбился в спорт и не смог смириться с неудачей. Я переключился на культуризм. И здесь все пошло. Я считаю, что вы в некотором роде повернули мою жизнь, и я вам обязан...

«Обязан вам...» Нет, только упорство самого себя, страсть к тренировкам, вера в победу, даже тогда, когда ты изломан, ты никто и от тебя все отвернулись, даруют успех. Арнольд несколько лет практически впустую тренировался с «железом». Этого было достаточно, чтобы забросить спорт вообще. Тем более он не был богат, если не сказать больше. Разве допустимо подобное расточительство времени и сил?.. Но Арнольд боготворит силу, поединки, муку тренировок. Это самое важное — уметь работать, не щадить себя в работе.

О том, как работал Арнольд, будучи действующим атлетом, я знаю не по газетам. Большие атлеты всего мира связаны между собой уважением и незримой дружбой. Во время своих поездок по европейским странам я неизменно посещал атлетические залы. Сейчас мне пятьдесят шесть, а я по-прежнему тренируюсь. Болезнь легких заставила почти свернуть тренировки, но я, одолев недуг, с которым боролся целых четыре года, распрямился и снова стал вползать в работу с тяжестями. Снова ласкаю мышцы и гоняю «железо» в бесчисленных подходах, в том числе и во время зарубежных поездок. От хозяев крупных залов, как правило, в прошлом атлетов, я и прослышал о тренировках Шварценеггера. О них говорили, округляя глаза, и показывали большой палец: прима, сверхприма!.. А такие люди мне по душе. Я питаю отвращение к разного рода хлюстам, превратившим свою жизнь в сплошную похоть, случку или погоню за наживой. Арнольд тренировался не просто исступленно, а до самоистязания. Нет, это не случайное слово — все именно так: до самоистязания. Но это не была пустая, формальная работа. Он упорно кроил из своего тела заданную величину. И он победил!

До сих пор его тренировки — легенда, до сих пор его победы — легенда, до сих пор совершенство его тела — легенда.

Этот человек без всякой гарантии на успех прошел через завалы трудностей, безвестность, нужду — и победил!

Советую всем, кто любит силу, мечтает сохранить себя могучим и неутомимым до конца дней, иметь его книгу. Потому что эту книгу написал человек, пожалуй, лучше всех разбирающийся в современной тренировке.

Глубоко убежден, что в той сложной и физически надрывной жизни, которая выпала на мою долю, именно приверженность к тренировкам, высокая любовь к силе, гордость сильным и неутомимым телом, дарующим высокое наслаждение жизнью, сохранила меня, дала силу устоять под всеми ураганными ветрами судьбы.

Арнольд — признанный знаток и мастер тренировок. Он не только познал тренировку, но и сумел воплотить это знание в победу. Советы такого человека ценны вдвойне. Скажем ему великое «спасибо» и предадимся чтению книги о силе и жизни сильных, выносливых и ...красивых.
И помните великую заповедь атлетов: сила дана человеку для добрых дел.

Юрию Власову, моему идолу, с любовью и поклоном (с) Арнольд