Ушкуйники - русские лихие люди, спалившие и столицу Швеции и столицу Золотой Орды

2016-03-20 | 00:37 , Категория фото


Вам не расскажут в школе о русском береговом братстве, сотни лет наводившем ужас от Египта до Белого моря. Нам будут рассказывать о ком угодно: о викингах, о Генри Моргане, мы будем думать, что у пиратов Карибов был какой-то кодекс. В то же время в нашей истории была не просто страница, а увесистый том об ушкуйниках - людях невероятной отваги, наглости и силы. Где была столица Швеции до Стокгольма? Кто взял в 1375 году Сарай аль-Джедид или Сарай-Берке?

«А если хочешь добраться спокойно к нам по реке и свой товар сберечь, прежде договорись с ушкуйниками, иначе весь груз потеряешь, а с ним и живот свой».

Слава о новгородской вольнице давно шла по Руси, былинный герой Василий Буслаев был популярен не меньше богатыря Ильи Муромца.

Новгородские молодцы очень быстро осваивали Русский Север. К середине XIV в. на севере границы Новгородский республики они перевалили за Уральский хребет. По рекам и морям новгородские дружины передвигались на судах - ушкуях, за что и получили прозвище - ушкуйники. Вполне вероятно, что суда были названы по имени полярного медведя - ошкуя. Ибо медвежьими головами они часто украшались.

Новгородцы строили морские и речные ушкуи. Речной ушкуй, в отличие от морского, не имел палубы. На внутреннюю обшивку ушкуя опирались 6 или 8 банок для гребцов. Благодаря малой осадке (около 0,5 м) и большого соотношения длины и ширины (5:1), ушкуй обладал сравнительно большой скоростью. Как морские, так и речные ушкуи несли единственную съемную мачту в центральной части судна. На мачте был один косой или прямой парус. Навесных рулей ушкуи не имели, их заменяли кормовые рулевые весла.
Ушкуи использовались как военные и торговые суда. Но в историю они вошли именно как военные корабли новгородской вольницы - ушкуйников.

Надо отметить, что ушкуйники, имели первоклассное вооружение, и не стоит их представлять толпой крестьян в зипунах с топорами да рогатинами. Это были профессиональные бойцы, умело действовавшие как в пешем, так и в конном строю. Ушкуйники имели панцири, чаще всего кольчуги или байраны (боданы) - кольчуги из плоских, рубленных из стального листа, колец. Были и композитные панцири (бахтерец), в которых в кольчужное плетение вплетались стальные пластины. Кстати, ушкуйникам противостояли не воины Чингиз-хана, не имевшие панцирей, а отборные ханские отряды в тяжелом защитном вооружении. Ушкуйники имели также и традиционный набор наступательного вооружения: копья, мечи, сабли. Причем саблям они отдавали предпочтение. Из метательного оружия были луки и арбалеты как носимые, так и стационарные, стрелявшие тяжелыми стальными стрелами — болтами.

Сигтуна это первая столица Швеции, разрушенная ушкуйниками в 1187 году. Зафиксировано предание об увозе русскими в 1187 году из Сигтуны ворот, установленных впоследствии в Софийском соборе. Это же предание зафиксировано и в Новгороде, впрочем там установлены ворота, являющиеся вполне зримым доказательством взятия новгородцами Сигтуны и её последующее разрушение.

Сигтуна в описываемую эпоху была крупнейшим торговым городом Швеции. Долгое время она была религиозным и политическим центром государства. Сигтуна находилась на берегу озера Меларен, в 60 километрах от берега Балтийского моря. Озеро было связано с морем проливом. Город был хорошо укреплен природой и человеком, путь к нему лежал через шхеры и мелкие извилистые проливы. Несмотря на это нападавшие, предположительно вышедшие в море из западного устья Вуоксы (где впоследствии был поставлен Выборг) сумели незаметно пересечь море, пройти протоками и 12 августа 1187 года внезапно захватить город. Был убит архиепископ Упсальский Иоанн. Сигтуна была разрушена до основания, больше она никогда уже не была восстановлена.

Остатки Сигтуны

В XIII веке ярл Биргер, построил у пролива, ведущего в озеро Меларен, замок Стокгольм, чтобы не допустить повторения подобных набегов.

Сигтунские ворота в Великом Новгороде

В 1320 году Новгородская республика оказалась в критическом положении. С юго-запада на нее напали литовцы, с запада - немецкие рыцари. За Карельский перешеек - древнюю отчину Господина Великого Новгорода - шла длительная война со шведами, и вдобавок в северные владения республики вторглись норвежцы.

Тогда ушкуйники нанесли ответные удары по Норвегии. В 1320 году новгородец Лука разорил область Финмарнен, расположенную от южного берега Варангер-Фьорда до города Тромсе. А в 1323 году ушкуйники уже громили область Халогаланд юго-западнее Тромсе. Норвежцы, не сумев противостоять новгородским удальцам, даже обратились в 1325 году за помощью к папскому престолу для организации крестового похода против русских и карел. Надо полагать, что набеги ушкуйников произвели должное действие и на прочих недругов Великого Новгорода. В 1323 году Швеция заключила с ним компромиссный Ореховецкий мир.

В 1348 г. шведы в очередной раз напали на Новгородскую республику и взяли крепость Орешек. Ответный морской поход ушкуйников в 1349 г. настолько крепко запомнился шведскому королю Магнусу, что в своём завещании потомкам, написанном в 1352 г., он взывал: «Приказываю своим детям, своим братьям, и всей земле Шведской: не нападайте на Русь, если крест в этом целовали; нет нам в этом удачи…». После этого целых сто лет было тихо и мирно на наших шведских рубежах…

Попрактиковавшись на викингах, русские корсары обратили взгляд на восток. И здесь для «священной войны» с басурманами, а также для грабежа (одно другому не мешало), под знамёна новгородских воевод встала также вольница русских земель, хлебнувших горя под ордынским игом.

Естественно, не забывали ушкуйники и об ордынцах. В 1368 году в Москве посла Золотой Орды принимает юный только что взошедший на московский престол Дмитрий Донской. Посол кричит на Дмитрия, угрожает страшными карами, в его словах звучит ярость и гнев. Князю дают несколько месяцев, чтобы найти виновных в страшном преступлении, в которое сам Дмитрий не может поверить. Оказывается, на столицу Золотой Орды город Сарай напала неизвестная армия русских воинов. Красивейший город был разграблен и сожжен в один день. Безымянные русичи разграбили один из красивейших городов того времени и словно сквозь землю провалились с несметными сокровищами. Они унесли большую часть казны Золотой Орды. И это случилось задолго до Куликовской битвы, почти за век до освобождения Руси от татаро-монгольского ига.

По другим источникам: в 1363 г. ушкуйники во главе с воеводами Александром Абакуновичем и Степаном Лепой вышли к реке Оби. Здесь их рать разделилась - одна часть пошла воевать вниз по Оби до самого Ледовитого океана (Студеного моря), а другая пошла гулять по верховьям Оби на стыке границ Золотой Орды, Чагатайского Улуса и Китая. По масштабам их путешествия не уступали странствиям Афанасия Никитина.

Сарай-Берке

Вернувшись с добычей, ушкуйники не угомонились. В 1366 г. они с тем же воеводой Александром Абакуновичем уже орудуют на среднем течении Волги. Опять летит ханская жалоба московскому князю. Димитрий шлет грозную грамоту в Новгород. А новгородские бояре хитры, отвечают, как водится на Руси, отпиской: «Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов) твоих не грабили, били только басурман». По мнению новгородцев, бить басурман - дело житейское. А вот насчет своей непричастности бояре слукавили. Действительно, основную массу ушкуйников составляла новгородская голытьба и пришельцы «с низу» (Смоленск, Москва, Тверь), но в большинстве случаев ими руководили опытные новгородские воеводы Осип Варфоломеевич, Василий Федорович, тот же Александр Абакунович и многие другие. Оружием и деньгами ушкуйников снабжали богатые новгородские купцы, причем, не безвозмездно - вернувшись, ушкуйники щедро делились добычей.

До приснопамятной битвы на Куликовом поле крупные волжско-камские грабительские походы по золотоордынским владениям новгородцы совершали в 1360, 1366, 1369, 1370, 1371, 1374, 1375, 1379 годах. Под их стремительными атаками не устояла даже Казань. Кроме того, осуществлялись разбойничьи рейды по Вятке и по Оби. Первые набеги на Золотую Орду оказались столь чувствительными, что местные ханы в дальнейшем стремились откупаться данью от новгородских «братков»... В результате грабежей, было добыто огромное количество сокровищ, основная часть которых была потрачена на покупку оружия и строительство новых судов. Татарские купцы стали их боятся и начали платить дань. И это задолго до битвы на Куликовом поле.

Можно ли представить, что добры молодцы-ушкуйники повезли бы свою добычу в виде дани в Орду, наперегонки поползли бы к ханскому трону с доносами друг на друга, как это делали те же нижегородские, московские, рязанские и другие князья?

В жилах новгородцев текла кровь русских и варягов, которым при Игоре и Олеге платил дань Византийский император, а при Святославе покорилась вся Волга и Каспий. И ушкуйники решили впредь не мелочиться с нищими норвежцами, а заставить платить дань... Золотую Орду. Логика проста: раз Орда такая большая - от Днепра до Енисея, да еще и Золотой зовется, значит, у них должны быть деньги, и, видимо, немалые.

Далее свою основную задау ушкуйники видят в борьбе с Ордой. В 1374 г. ушкуйники в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем пошли вниз и взяли сам Сарай - столицу Великого хана.

В 1375 г. новгородцы на семидесяти ушкуях под началом воевод Прокопа и Смолянина объявились под Костромой. Московский воевода Александр Плещеев с 5-тысячной ратью вышел им навстречу. У Прокопа было всего 1,5 тыс. ушкуйников, но он их разделил на две части: с одной вступил в бой с московской ратью, а другую отправил тайно в лес в засаду. Удар этой засады в тыл Плещееву и решил исход сражения. Москвичи разбежались, а ушкуйники в очередной раз взяли Кострому. Отдохнув пару недель в Костроме, ушкуйники двинулись вниз по Волге. Уже по традиции они нанесли «визит» в города Болгар и Сарай. Причем правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью.

Зато ханская столица Сарай была взята штурмом и разграблена.

Новгород находится почти в 2000 км от Сарая. Никакой поход напрямую туда был невозможен. Но есть нечто, что объединяет Новгород и Сарай – оба стоят на берегу рек. Еще одно доказательство в версии, что на Сарай нападали ушкуйники. Вот только речные системы Волхова и Волги напрямую не связаны. Ушкуйникам необходимо было найти короткое расстояние, чтобы перетащить лодки на Волгу. В 200 км от Новгорода есть две небольшие речки, одна из которых впадает в Волгу, а другая – в Волхов. Ушкуйники могли легко переправить лодки по срубам деревьев. На Севере это был привычный способ переправки судов.

Город Сарай находится в 170 км от Астрахани вверх по течению Волги, но, ни на одной из современных карт его не найти. В те времена, в городе проживало одновременно от 70 до 100 тыс. чел. Сарай считался крупнейшим городом Европы и даже Азиатского Востока, сравнимый с Багдадом, Каиром, Константинополем и Римом того времени. Сарай-Бату был самым богатым городом Золотой Орды.

Сарай был построен не на берегу Волги, а на ее рукаве – на берегу реки Ахтубе. Она была слишком мелководной для тяжелых военных судов, но только не для ушкуйников и их легких маневренных кораблей. Скорее всего, ушкуйники подошли к Сараю рано утром, на рассвете, они быстро перебили охрану и начали грабить. Грабить слишком долго ушкуйники не могли. Татарская армия могла подойти в любой момент, и против них было не устоять. Ушкуйники освободили тысячи русских рабов, нагрузили свои лодки самым ценным: золотом, драгоценностями, дорогими тканями, оружием и отплыли также быстро, как и появились. Чтобы за ними не соорудили погоню, грабители подожгли город с разных концов, степной город вспыхнул мгновенно.

Но вот загадка. Ушкуйники безнаказанно ушли из Сарая с огромной добычей, однако не в Новгороде нигде бы там, ни было, они не появились. Куда же они пропали с казной Золотой Орды? Ушкуйники должны были спрятать сокровища, захваченные в Сарае, потому как продолжать поход с такой добычей невозможно. Но куда было спрятано награбленное? В арабских источниках есть упоминания о загадочном острове руссов, что на некотором острове на Волге неизвестные руссы спрятали несметные награбленные сокровища, чтобы вернуться за ними, завершив свои походы на реке. Точное местонахождение острова неизвестно.

Сказочная добыча вскружила головы ушкуйникам, и, как упоминается в арабских летописях, они направились еще дальше, к Каспию. Близ устья Волги их встретил хан Салгей, правивший Хазтороканью (Астраханью), и немедленно заплатил дань, затребованную Прокопом. Мало того, в честь непрошеных гостей с далекого Ильмень-озера хан устроил грандиозный пир. Но когда захмелевшие новгородцы совсем потеряли бдительность, в разгар пира на них бросилась толпа вооруженных татар. Так погибли Прокоп, Смолянин и почти все удальцы, немногим посчастливилось вернуться на Русь.

Это было самое большое поражение ушкуйников. Но подробности этой трагедии скорее подчеркивают силу ушкуйников, чем их слабость. Паника охватывала ордынцев при одной вести о приближении ушкуйников. Татары даже не попытались одолеть их в открытом бою. Хазторокань была не первым, а очередным городом, где ханы с поклоном предлагали дань, чтобы их только оставили в покое.

Так как же, скажет читатель, символ веры отечественных историков — «Куликовская битва переломила хребет Золотой Орде»- неверен? Выходит, что хребет Орде переломили ушкуйники? Увы, реальная история не терпит никаких догм. За два десятилетия ушкуйники убили больше татар, чем войско князя Димитрия на Куликовом поле. Но в условиях полигамии в Орде за 1380 г. родилось на два порядка больше мальчиков, чем было убито в боях с русскими в период с 1360 по 1380 гг. Так что, ни Димитрий, ни Прокоп физически не могли сломить хребет Золотой Орде.

А ушкуйники, не признаваемые Новгородом, ненавидимые всеми русскими князьями, продолжали ходить на Волгу. Бить татар у них стало не подвигом, а промыслом. В 1392 г. ушкуйники опять взяли Жукотин и Казань. В 1409 г. воевода Анфал повел 250 ушкуев на Волгу и Каму.

Подобные лихие экспедиции организовывались вплоть до семидесятых годов XV столетия, когда Великий Новгород попал под власть великого московского князя Ивана III.

Любопытно, что в ряде случаев московские князья заключали с ними временные соглашения для синхронизации ударов по Казанскому ханству. Из-за давления Москвы ушкуйникам в первой половине XV в. пришлось сменить главную базу: они перебрались из Великого Новгорода в Хлынов (город Вятка), и чаще всего московские дипломаты именовали ушкуйников XV в. не иначе как «хлыновскими ворами». Из Хлынова по реке Вятке ушкуйники выходили в Каму и Волгу.

В 1489 году против ушкуйников поднялась Москва и соседние княжества, теперь они считались обычными бандитами с большой дороги. Московский царь Иван III отправил на ушкуйников огромное войско, которое захватывает Хлынов. Значительной части бандитов удалось бежать, казнили только убийц и атаманов. Ушкуйники исчезают из российской истории навсегда.

«Хлыновские воры» частично были насильственно переселены в подмосковные деревни. Современная деревня Хлыново в Раменском районе - свидетельство об этой «депортации».

После разгрома значительная же часть хлыновцев бежали в южные неосвоенные степи - вниз на Волгу (в районе современного Камышина), где промышляла разбойными нападениями на торговые караваны, сбывая награбленное в пограничных рязанских городах. Затем хлыновские предки новгородцев переместились в низовья Дона, где они и стали одними из прародителей донских казаков. Из новгородского наследия донскому казачеству досталось вечевое управление Войска Донского, слова «атаман» (от первоначального «ватаман», которое, в свою очередь, восходит к слову «ватага»), «стан» и многое другое...

Так что ушкуйники прямые предки современных казаков.

Ушкуйники сделали то, что долго не удавалось русским князьям. Они первыми напали на Золотую Орду, сожгли столицу, словно в отместку за сотню разграбленных русских городов и хотя потом ушкуйники были забыты историей, именно их пример сделал возможным битву на Куликовом поле в 1380 году и начало борьбы против монголо-татарского иго.

А вы говорите флибустьеры взяли Маракайбо. Наши ухорезы жгли в буквальном смысле слова.