Бронепалубный крейсер I ранга "Аврора"

2016-04-06 | 12:40 , Категория фото


Ждём не дождёмся его назад с реконструкции

«Аврора» — российский бронепалубный крейсер I ранга типа «Диана». Принимал участие в Цусимском сражении. Крейсер «Аврора» получил всемирную известность, подав сигнал холостым выстрелом из орудия к началу Октябрьской революции 1917 г. В период Великой Отечественной войны корабль принимал участие в обороне Ленинграда. После окончания войны продолжил службу в качестве учебного судна-блокшива и музея, встав на стоянку на р. Неве в Санкт-Петербурге. За это время «Аврора» стала кораблём-символом российского флота и ныне является объектом культурного наследия России.

Крейсер «Аврора», как и прочие корабли его типа («Диана» и «Паллада»), строился по кораблестроительной программе 1895 г. с целью «уравнения наших морских сил с германскими и с силами прилегающих к Балтике второстепенных государств». Крейсера типа «Диана» стали одними из первых бронепалубных крейсеров России, при разработке проекта которых учитывался, в первую очередь, опыт зарубежных стран. Тем не менее для своего времени (в частности, во время русско-японской войны) корабли этого типа оказались малоэффективны ввиду «отсталости» многих тактико-технических элементов (скорость, вооружение, бронирование).

К началу XX в. внешнеполитическое положение России было довольно сложным: сохранение противоречий с Англией, рост угрозы со стороны развивающейся Германии, усиление позиций Японии. Учёт этих факторов требовал усиления армии и флота, то есть постройки новых кораблей. Изменения в кораблестроительной программе, принятые в 1895 г., предполагали постройку в период с 1896 по 1905 гг. 36 новых кораблей, среди них девять крейсеров, из них два (затем — три) — «карапасных», то есть бронепалубных. Впоследствии эти три бронепалубных крейсера стали типом «Диана».

Основой для разработки тактико-технических элементов (ТТЭ) будущих крейсеров стал созданный С. К. Ратником проект крейсера водоизмещением 6000 тонн, прототипом которого являлись новейший (спущен на воду в 1895 г.) английский крейсер HMS Talbot и французский бронепалубный крейсер D'Entrecasteaux (1896). В начале июня 1896 г. планируемая серия была расширена до трёх кораблей, третий из которых (будущую «Аврору») было предписано заложить в Новом Адмиралтействе. 20 апреля 1896 г. Морской технический комитет (МТК) утвердил технический проект бронепалубного крейсера I ранга.

31 марта 1897 года император Николай II повелел именовать строящийся крейсер «Авророй» в честь римской богини зари. Это название было выбрано самодержцем из одиннадцати предложенных вариантов наименований. Л. Л. Поленов, однако, считает, что крейсер был назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося при обороне Петропавловска-Камчатского в годы Крымской войны.

Несмотря на то, что фактически работы по постройке «Авроры» были начаты значительно позднее, чем «Дианы» и «Паллады», официальная закладка крейсеров этого типа состоялась в один день: 23 мая 1897 г. При этом первой в 10 ч. 30 мин. торжественную церемонию провели на «Авроре» в присутствии генерал-адмирала Алексея Александровича. Серебряную закладную табличку закрепили между 60-м и 61-м шпангоутами, и подняли на специально установленных флагштоках флаг и гюйс будущего крейсера.

Крейсера типа «Диана» должны были стать первыми в России серийными крейсерами, но достичь единообразия среди них не удалось: на «Аврору» установили иные, нежели на «Диану» и «Палладу», машины, котлы, рулевые устройства. Электроприводы для последних были заказаны трём разным заводам в порядке эксперимента: так можно было узнать, какие приводы окажутся наиболее эффективными, чтобы затем их можно было устанавливать на другие корабли флота. Так, электроприводы рулевых машин «Авроры» заказали фирме «Сименс и Гальке».

Стапельные работы были начаты осенью 1897 г., и они затянулись на три с половиной года (во многом из-за неготовности отдельных элементов корабля). Наконец, 24 мая 1900 г. корпус был спущен на воду в присутствии императора Николая II и императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны. Вслед за этим началась установка главных машин, вспомогательных механизмов, общекорабельных систем, вооружения и прочего оборудования. В 1902 г. впервые на российском флоте «Аврора» получила якоря системы Холла, новинку, которой не успели оснастить остальные два корабля этого типа. Летом 1900 г. крейсер прошёл первые испытания, последние — 14 июня 1903 г.

В непосредственном строительстве крейсера (с момента постройки и до окончания ходовых изменений) участвовали четыре строителя: Э. Р. де Грофе, К. М. Токаревский, Н. И. Пущин и А. А. Баженов.

Общая стоимость постройки «Авроры» оценивается в 6,4 млн рублей.

Корпус «Авроры» имеет три палубы: верхнюю и две внутренних (батарейную и броневую), а также баковую надстройку. На всём периметре броневой палубы, которая называлась жилой, расположена платформа, ещё две ― на оконечностях корабля.

Главные поперечные переборки (ниже броневой палубы) делят внутреннее пространство трюма на тринадцать отсеков. Четыре отсека (носовой, котельных отделений, машинных отделений, кормовой) занимают пространство между броневой и батарейной палубами и обеспечивают непотопляемость корабля.

Наружная стальная обшивка имела длину 6,4 м и толщину до 16 мм и крепилась к набору двумя рядами заклёпок. В подводной части корпуса стальные листы крепились внакрой, в надводной ― встык на подкладных планках. Толщина листов обшивки фальшбортов достигала 3 мм.

Подводная часть корпуса и его надводная часть на 840 мм выше ватерлинии имели миллиметровую медную обшивку, которая, чтобы избежать электрохимической коррозии и обрастания, крепилась на деревянную обшивку из тика, закреплённую на корпусе с помощью бронзовых болтов.

В диаметральной плоскости на горизонтальном киле был установлен фальшкиль, имевший два слоя и изготовленный из двух пород деревьев (верхний ряд ― из тика, нижний ― из дуба).

На крейсере имелось две мачты, основания которых крепились к броневой палубе. Высота фок-мачты ― 23,8 м; грот-мачты ― 21,6 м.

Конструкция бронепалубного крейсера предполагает наличие сплошной карапасной палубы, защищающей все жизненно важные части корабля (машинные, котельные и румпельное отделения, погреба артиллерийского и минного боезапаса, центральный боевой пост, помещения подводных минных аппаратов). Её горизонтальная часть на «Авроре» имеет толщину 38 мм, которая увеличивается до 63,5 мм на скосах к бортам и оконечностям.

Боевая рубка защищена спереди, по бокам и сзади бронелистами толщиной 152 мм, что позволяло защитить её даже с кормовых курсовых углов; сверху ― бронелистом толщиной 51 мм из маломагнитной стали.

Вертикальное бронирование толщиной в 38 мм имеют снарядные элеваторы и приводы управления там, где нет броневой палубы.

Котельная установка состояла из 24 котлов системы Бельвиля образца 1894 г., которые были расположены в трёх отсеках (носовом, кормовом и среднем котельном). По бортам крейсера были проложены трубы магистрали главного паропровода к главным паровым машинам. Вспомогательных котлов «Аврора», как и прочие корабли типа, не имела. Ввиду этого подача пара к вспомогательным механизмам осуществлялась через паропровод от главных котлов.

Над всеми тремя котельными отделениями стояла дымовая труба высотой 27,4 м. Для обеспечения работы котлов в корабельных цистернах содержалось 332 т пресной воды (для нужд экипажа ― 135 т), которая могла быть пополнена с помощью опреснительных установок системы круга, суммарная производительность которых доходила до 60 т воды в сутки.

Для размещения угля на «Авроре» имелись 24 угольные ямы, расположенных в межбортовом пространстве у котельных отделений, а также 8 угольных ям запасного топлива, находившихся между броневой и батарейной палубами на протяжении машинных отделений. Эти 32 ямы могли вмещать до 965 т угля; нормальным запасом топлива считались 800 т угля. Полного запаса угля могло хватить на 4000 миль плавания со скоростью 10 узлов.

Главными двигателями являлись три паровых машины тройного расширения (суммарная мощность ― 11600 л.с.). Они должны были быть способны обеспечить 20-узловую скорость (в ходе испытаний «Аврора» достигла максимальной скорости в 19,2 уз, что в целом превысило максимальную скорость «Дианы» и «Паллады» на испытаниях). Конденсация отработанного пара осуществлялась тремя холодильниками; имелся также конденсатор пара вспомогательных машин и механизмов.

Движители крейсера ― три трёхлопастных бронзовых гребных винта. Средний винт был винтом левого вращения, правый вращался против часовой стрелки, левый ― по часовой стрелке (вид с кормы на нос).

Водоотливная система
Задача системы: откачивать основную массу воды из отсеков корабля после заделки пробоины. Для этого автономно использовались по одной турбине (подача воды ― 250 т/ч) в оконечностях, в МКО ― циркуляционные помпы холодильников и шесть турбиной подачей воды по 400 т/ч.

Осушительная система
Задача системы: удаление воды, оставшейся после работы водоотливных средств или скопившейся в корпусе из-за фильтрации, заливания подшипников, отпотевания бортов и палуб. Для этого на корабле имелась магистральная труба из красной меди, имевшей 31 приёмный отросток и 21 разобщительный вентиль. Само осушение осуществлялось тремя насосами системы Вортингтона.

Балластная система
На «Авроре» имелось по одному кингстону системы затопления в оконечностях и по два в средних водонепроницаемых отсеках, управление которыми осуществлялось с батарейной палубы. Приводы кингстонов затопления были выведены в жилую палубу.

Пожарная система
Под броневой палубой вдоль правого борта была проложена красномедная труба пожарной магистрали. Для подачи воды использовались два насоса Вортингтона. Отводы от магистральной трубы находились на верхней палубе, переходя в медные поворотные рожки для присоединения пожарных шлангов.

Шлюпочное вооружение
два 30-футовых паровых катера;
один 16-весельный барказ;
один 18-весельный барказ;
один 14-весельный катер;
один 12-весельный катер;
два 6-весельных вельбота;
два яла.
Все гребные суда обслуживались поворотными шлюпбалками, а паровые катера — заваливающимися.

Жилые помещения рассчитывались на 570 человек экипажа и на размещения флагмана соединения с его штабом. Нижние чины спали на подвесных койках, расположенных в носовой части корабля. 10 кондукторов спали в пяти двухместных каютах на броневой палубе, офицеры и адмиралы — в помещениях между носовой и средней дымовыми трубами.

Запас продовольствия был рассчитан на два месяца, имелась холодильная камера и холодильная машина.

Артиллерийское вооружение «Авроры» составляли восемь 152-мм с длиной ствола 45 калибров орудий системы Канэ, размещённых по одной на полубаке и юте и шесть на верхней палубе (по три с каждого борта). Максимальная дальность стрельбы орудия до 9800 м, скорострельность — 5 выстрелов в минуту при механической подаче снарядов и 2 выстрела — при ручной. Общий боезапас состоял из 1414 выстрелов. Снаряды по своему действию делились на бронебойные, фугасные и шрапнельные.

На верхней и батарейной палубах были установлены двадцать четыре 75-мм с длиной ствола 50 калибров орудий системы Канэ на вертикальных станках системы Меллера. Дальность стрельбы — до 7000 м, скорострельность — 10 выстрелов в минуту при механической подаче и 4 — при ручной. Их боекомплект насчитывал бронебойных 6240 патронов. На марсе и мостиках установлены 8 одиночных 37-мм орудия Гочкиса и две десантных 63,5-мм пушки системы Барановского. Для этих орудий соответственно имелось 3600 и 1440 патронов.

Минные боевые средства включали в себя один надводный выдвижной торпедный аппарат, выстреливавший торпеды через яблоко форштевня, и два подводных траверзных щитовых аппарата, установленных побортно. Стрельба торпедами Уайтхеда производилась сжатым воздухом при скорости корабля до 17 уз. Наводка торпедных аппаратов производилась при помощи трёх прицелов (по одному для каждого аппарата), расположенных в боевой рубке. Боезапас составлял восемь торпед калибром 381 мм и дальностью хода 1500 м. Две из них хранились у носового аппарата, ещё шесть — в отделении подводных аппаратов.

В минное вооружение включались также 35 сфероконических мин заграждения, которые могли быть установлены с плотиков или шлюпок и катеров корабля. По бортам «Авроры» вывешивались на специальных трубчатых шестах противоминные сети заграждения, если крейсер находился на якоре на открытом рейде.

Внешняя связь корабля обеспечивалась сигнальными флагами, а также (реже) «боевыми фонарями Манжена» — прожекторами с диаметром зеркала 75 см. Основным назначением последних было освещение в тёмное время вражеских миноносцев. «Аврора» имела на вооружении шесть прожекторов. Для ночной дальней зрительной сигнализации на крейсере имелись два комплекта огней системы полковника В. В. Табулевича. Это новое для того времени средство состояло из двух фонарей красного и белого цветов. Для усиления силы света огней применялся специальный горючий порошок, позволявший при благоприятных метеорологических условиях видеть огни на расстоянии до 10 миль. Сигнализация осуществлялась передачей цифр по азбуке Морзе: точка обозначалась вспышкой белого фонаря, а тире — красного.

Наблюдение осуществлялось с помощью зрительных труб и биноклей.

Система управления артиллерийским огнем крейсера позволяла артиллерийскому офицеру управлять всей артиллерией корабля и каждым орудием в отдельности. Дистанция до цели измерялась с помощью закупленного в Англии дальномера системы Барра и Струда.

Затянувшиеся ходовые испытания позволили «Авроре» совершить свой первый выход в море лишь 25 сентября 1903 г. Крейсер был направлен на Дальний Восток по маршруту Портленд — Алжир — Специя — Бизерта — Пирей — Порт-Саид — порт Суэц. Достигнув Джибути в конце января 1904 г. соединение контр-адмирала А. А. Вирениуса узнало о начале войны с Японией и отправилось назад, на Балтику, куда прибыло к апрелю 1904 г.

После возвращения на Балтику «Аврора» была включена в состав 2-ой эскадры Флота Тихого океана, которая должна была отправиться как можно скорее во Владивосток, чтобы, во-первых, помочь кораблям 1-ой Тихоокеанской эскадры, и, во-вторых, разбить японский флот и установить господство в Японском море. Крейсер поступил под командование вице-адмирала З. П. Рожественского, и 2 октября 1904 г. в составе его соединения покинул Либаву, тем самым начав длительный переход на Тихий океан.

7 октября крейсер и его соединение почти достигли берегов Великобритании, которая являлась политическим противником России в борьбе с Японией и союзником последней, — поэтому З. П. Рожественский приказал привести все корабли в состояние повышенной боевой готовности. В районе Доггер-Банки соединение обнаружило неопознанные суда (оказавшиеся британскими рыболовецкими судами) и обстреляло их. Причём под огонь броненосцев попали также «Аврора» и «Дмитрий Донской». Этот так называемый Гулльский инцидент вызвал в итоге крупный международный скандал.

К 1 маю 1905 г. эскадра З. П. Рожественского достигла бухты Ван-Фонг, откуда вышла в последний переход к Владивостоку. Ночью 14 мая 50 кораблей соединения вошли в Корейский пролив, где несколькими часами позже произошло Цусимское сражение. В ходе этого сражения «Аврора» действовала в составе Крейсерского отряда контр-адмирала О. А. Энквиста. Из-за выбранного З. П. Рожественским построения кораблей «Аврора», как и прочие крейсера своего соединения, в первые 45 мин сражения (с 13 ч. 45 мин. до 14 ч. 30 мин.) участия не принимала. К 14 ч. 30 мин. девять японских крейсеров выбрали своими целями транспортные корабли русской эскадры, и «Аврора» вместе с флагманским крейсером «Олег» вступили с ними в бой. По мере возможности им также помогали «Владимир Мономах», «Дмитрий Донской» и «Светлана». Однако разгром русской эскадры был уже неизбежен. С наступлением ночи 15 мая разрозненные корабли русской эскадры предприняли отдельные попытки прорыва во Владивосток. Так, «Аврора», «Олег» и «Жемчуг» предприняли такие попытки, но неуспешно. Уклоняясь от торпедных атак японских миноносцев, эти корабли получили приказ О. А. Энквиста повернуть на юг, тем самым покинуть зону боя и Корейский пролив. К 21 мая эти три крейсера с почти закончившимися запасами топлива смогли достичь Филиппинских островов, где в порту Манила были интернированы американцами. Во время Цусимского сражения «Аврора» получила серьёзные повреждения; 10 человек экипажа было убито, ещё 80 — ранено. Единственным погибшим в бою офицером крейсера оказался его командир капитан 1-го ранга Е. Г. Егорьев.

Находясь в Маниле в течение четырёх месяцев, экипаж «Авроры» своими силами проводил ремонтно-восстановительные работы. 10 октября 1905 г., получив сообщение об окончании войны с Японией, на крейсере был вновь поднят Андреевский флаг и гюйс; американцы возвратили ранее сданные орудийные замки. Получив предписание вернуться на Балтику, «Аврора» достигла Либавы 19 февраля 1906 г. Здесь прошло освидетельствование состояния корабля. После этого силами Франко-Русского, Обуховского заводов и Кронштадского военного порта прошёл ремонт крейсера и его артиллерийского вооружения. Уже в 1907 — 1908 гг. «Аврора» смогла принять участие в учебных плаваниях.

Примечательно, что отечественные военно-морские конструкторы ещё в 1906 г., т.е. когда «Аврора» только вернулась в Либаву, оценили новый качественный уровень развития кораблестроения других стран. Главным инспектором кораблестроения К. К. Ратником было составлено предложение с целью изучения новинки того времени — турбинного двигателя — воздержаться от немедленной постройки крупных кораблей с такой энергетической установкой, а установить их на «Аврору» и «Диану» либо построить крейсер водоизмещением до 5000 т по типу крейсера «Новик». Однако это предложение выполнено не было.

Когда в сентябре 1907 г. была введена новая классификация кораблей российского флота, то согласно ей (крейсера теперь подразделялись на броненосные крейсера и крейсера, а не по рангам и в зависимости от системы бронирования) «Аврора», равно как и «Диана», была отнесена к крейсерам.

В 1909 г. «Диана» (флагман), «Аврора» и «Богатырь» были включены в состав «Отряда судов, назначенных для плавания с корабельными гардемаринами», и после высочайшего смотра Николаем II отправились 1 октября 1909 г. в Средиземное море, в акватории которого находились до марта 1910 г. За это время было проведено множество различных учений и занятий. 1911 — 1913 гг. «Аврора» оставалась учебным кораблём, совершив дальние плавания в Таиланд, на о. Ява.

В июле 1914 г. накопившийся узел противоречий между странами двух блоков — Антанты и Германии с её союзниками — разорвался, и началась Первая мировая война. В середине августа почти после десятилетнего перерыва «Аврора» была включена в состав боевых кораблей, её зачислили во 2-ую бригаду крейсеров. Все корабли этой бригады были построены ещё перед русско-японской войной, поэтому командование стремилось использовать их лишь в качестве дозорной службы.

В ноябре-декабре 1914 г. «Аврора» обследовала фарватеры, ведшие из Финского в Ботнический залив. Зиму «Аврора» и «Диана», которая также была включена в состав этого соединения, провели в Свеаборге, где за это время прошли некоторую модернизацию. Затем — опять дозорная и шхерная служба.

Лишь во время кампании 1916 г. «Авроре» довелось принять участие непосредственно в боевых действиях. В это время крейсер состоял в распоряжении командования Морского корпуса, где на ней сдавали экзамены по управлению кораблем. За этот год 75-мм орудия крейсера были переоборудованы таким образом, чтобы иметь возможность вести огонь по низколетящим малоскоростным самолётам, чего хватало для успешной стрельбы по самолётам времён Первой мировой войны. Так, находясь в Рижском заливе «Аврора» успешно отражала атаки с воздуха.

Но на корабле требовалось провести ремонт, почему 6 сентября 1916 г. «Аврора» прибыла в Кронштадт. В сентябре её перевели в Петроград к достроечной стенке Адмиралтейского завода. За время ремонта было заменено второе дно в районе МКО, получил новые котлы и отремонтированные паровые машины. Было подвергнуто модернизации и вооружение крейсера: был увеличен наибольший угол возвышения 152-мм орудий и соответственно максимальная дальность стрельбы; подготовлены места для установки трёх 76,2-мм зенитных орудий системы Ф. Ф. Лендера, которые, однако, установили лишь в 1923 г.

27 февраля 1917 г. на Адмиралтейском и Франко-Русском заводах, силами которых производился ремонт, началась забастовка. Командир «Авроры» М. И. Никольский, желая предотвратить бунт на корабле, открыл по попытавшимся сойти на берег матросам огонь из револьвера, за что в итоге был застрелен восставшей командой. С этого момента командиры корабля избирались судовым комитетом.

С 24 октября 1917 г. «Аврора» принимала участие непосредственно в революционных событиях: по приказу Временного революционного комитета (ВРК) в этот день крейсер поднялся вверх по течению Большой Невы от достроечной стенки завода к разведенному юнкерами Николаевскому мосту, заставив последних его оставить. Затем электрики «Авроры» свели проёмы моста, тем самым соединив Васильевский остров с центром города. На следующий день все стратегические объекты города находились в руках большевиков. По договорённости с секретарём ВРК В. А. Антоновым-Овсеенко «Аврора» «незадолго до начала приступа Зимнего дворца по сигнальному выстрелу Петропавловки даст пару холостых выстрелов из шестидюймовки». В 21 ч. 40 мин. выстрел орудия Петропавловской крепости последовал, и спустя пять минут «Аврора» произвела один холостой выстрел из носового 152-мм орудия, сделавший её знаменитой. Однако штурм Зимнего дворца с эти выстрелом напрямую никак не связан, так как начался позже.

В конце октября 1922 г. началась расконсервация крейсера, чтобы в дальнейшем его использовать в качестве учебного корабля для Балтийского флота. В праздничный день 23 февраля 1923 г., несмотря на то, что «Аврора» была ещё технически неготова, на крейсере был поднят флаг и гюйс. За июнь 1923 г. корпус корабля был значительно отремонтирован, несколько позже он был перевооружён, в том числе были переделаны артиллерийские погреба и элеваторы. Так, «Аврора» получила десять 130-мм орудий (вместо 152-мм), два 76,2-мм зенитных орудия системы Лендера, две пары 7,62-мм пулемётов «Максим». 18 июля провели ходовые испытания, и уже осенью крейсер принял участие в маневрах кораблей Балтийского флота.

Но канонизация «Авроры» началась ранее. 3 августа 1923 г. шефство над крейсером взял Центральный Исполнительный Комитет, т.е. верховный орган государственной власти. Это сразу же повысило идеолого-политический статус корабля, возведя его в ранг символа революции.

В 1924 г. «Аврора» совершила свой первый дальний поход под советским флагом: крейсер обогнул Скандинавию, достиг Мурманска и Архангельска. Вплоть до 1927 г. корабль участвовал в различных походах (преимущественно в территориальных водах СССР). 2 ноября 1927 г. в честь 10-летней годовщины революции «Аврору» наградили единственной на тот момент государственной наградой — орденом Красного Знамени:

« Президиум, с искренним восхищением вспоминая в дни 10-летия Октябрьской революции борьбу крейсера «Аврора» на передовых позициях революции, награждает его орденом Красного Знамени за проявленные им отличия в Дни Октября.
(Из постановления ЦИК.) »
В том же году была снята кинофильм-эпопея «Октябрь», где в съёмках приняла участие и «Аврора». Эти два события сделали крейсер ещё более известным.

С 1928 г. крейсер вновь стал учебным кораблём и ежегодно совершал учебные походы на борту с курсантами за границу. В частности, «Аврора» посетила Копенгаген, Свинемюнд, Осло, Берген. Визит в Берген в августе 1930 г. стал для «Авроры» последним заграничным походом из-за изношенности котлов (треть их была выведена из эксплуатации). Крейсеру требовался капитальный ремонт, на который он отправился в конце 1933 г. В 1935 г. по разным причинам, в том числе и потому, что ремонтировать морально и технически устаревший корабль было нецелесообразно, ремонт прекратили. Теперь ставшую несамоходной из-за того, что рабочие завода им. Марти не успели за время ремонта заменить котлы, «Авроре» пришлось стать учебной брандвахтой: её выводили на Восточный Кронштадтский рейд, где на ней проходили практику курсанты первых курсов военно-морских училищ.

По мнению некоторых исследователей, в 1941 г. «Аврору» планировали исключить из состава флота, однако этому помешала начавшаяся Великая Отечественная война. Когда создалась угроза выхода немецких войск к Ленинграду, крейсер был немедленно включён в систему противовоздушной обороны Кронштадта. Ещё в июне 1941 г. курсанты «Авроры» ушли на фронт, затем началось постепенное сокращение экипажа крейсера (к началу войны — 260 чел.), который распределяли на действующие корабли Балтийского флота либо на фронт.

К началу войны «Аврора» имела десять 130-мм орудий, четырёх 76,2-мм зенитных орудий, трёх 45-мм пушек, одного пулемёта «Максим». С июля 1941 г. с «Авроры» начали демонтировать её артиллерийское вооружение и использовать его либо на других кораблях (например, на канонерках Чудской военной флотилии), либо использовать в составе сухопутных батарей. 9 июля 1941 г. из 9 130-мм орудий крейсера сформировали артиллерийскую батарею специального назначения. Из изысканных в арсеналах Ленинграда и Кронштадта орудий вскоре сформировали и 2-ую батарею, и обе были переданы 42-ой армии Ленинградского фронта. В истории обороны Ленинграда они известны как батарея «А» («Аврора») и батарея «Б» («Балтиец» / «Большевик»). Из собственно экипажа «Авроры» в личном составе батареи «А» было лишь малое количество. По наступающему врагу батарея «А» впервые открыла огонь 6 сентября 1941 г. Затем в течение недели батарея вела бой с немецкими танками, сражаясь в полном окружении до последнего снаряда. К исходу восьмого дня боёв из 165 человек личного состава вышли к своим только 26.

Сам же крейсер «Аврора» принял участие в боевых действиях под Ленинградом 8 сентября 1941 г. Оставшемуся на корабле экипажу приходилось отражать налёты немецкой авиации, и 16 сентября, по свидетельствам очевидцев, зенитчикам «Авроры» удалось сбить один вражеский самолёт. При этом «Аврора» постоянно находилась под артиллерийским обстрелом, который время от времени вели немецкие батареи вплоть до окончательного снятия блокады Ленинграда. Всего за время войны крейсер получил не менее 7 попаданий. В конце ноября условия обитания на крейсере стали невыносимыми, и экипаж перевели на берег.

Так о скромном, но всё же значимом участии «Авроры» в обороне Ленинграда высказался нарком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов:

« Крейсер «Аврора» не представлял серьёзной боевой ценности, но нёс посильную службу все годы войны. На долю отдельных кораблей выпадает долголетняя служба, даже и после того, как они "потеряли" первоначальные боевые качества. Таков крейсер «Аврора».

В середине 1944 г. было решено создать Ленинградское Нахимовское военно-морское училище. Часть нахимовцев планировалось разместить на плавучей базе, которой временно должна была стать «Аврора». Однако по решению А. А. Жданова крейсер «Аврора» должен был быть навечно установлен на Неве, «как памятник активного участия моряков Балтийского флота в свержении буржуазного Временного правительства». Тут же начались работы по восстановлению водонепроницаемости корпуса крейсера, получившего многочисленные повреждения. В течение более чем трёхлетнего капитального ремонта (с середины июля 1945 г. по середину ноября 1948 г.) были отремонтированы: корпус, гребные винты, бортовые паровые машины, бортовые гребные валы, кронштейны валов бортовых машин, оставшиеся котлы; также было проведено переустройство в связи с новой функцией корабля-плавбазы. (К сожалению, это переустройство негативным образом сказалось на сохранении исторического облика крейсера. Кстати, на это также повлияло участие «Авроры» в роли «Варяга» в одноименном фильме, снятом в 1947 г.) 17 ноября 1948 г. крейсер впервые занял своё место на вечной стоянке на Большой Невке. Сразу же на «Авроре» была размещена выпускная рота нахимовцев. С этого времени и до 1961 г. стало традицией для нахимовцев-выпускников жить и служить на «Авроре».

Постановлением СМ РСФСР №1327 от 30 августа 1960 г. «Авроре» был придан официальный статус корабля-памятника, охраняемого государством. С 1961 г. в музей, который существовал на корабле с 1950 г. по инициативе нескольких офицеров, был открыт свободный вход, а его экспозиция расширена. Вскоре «Аврора» стала одним из популярных мест в городе.

Окончательная канонизация «Авроры», превращение её в корабль-символ произошло в 1967 г., когда в честь 50-летнего юбилея революции 1917 г. «Аврора» вновь произвела холостой выстрел из бакового 152-мм орудия ровно в 21 ч. 45 мин. В феврале 1968 г. крейсер был награждён вторым по значимости в стране орденом — Октябрьской революции. Так, «Аврора», однажды став первым орденоносным кораблём, стала и первым дважды орденоносным кораблём в истории советского ВМФ.

К концу 1970-х годов корпус «Авроры» пришёл в аварийное состояние. Требовался ремонт-реконструкция. После выработки предложений специально созданной комиссии ремонт начался в августе 1984 г. и продолжался до августа 1987 г. Вместо полной реставрации было решено заменить старый корпус на новодельный. «Реставрация» «Авроры» (однако, располагая оригинальными чертежами, реконструкторам не удалось привести многое в изначальное состояние в виду с многочисленными переоборудованиями крейсера до этого) обошлась примерно в 35 млн рублей.

26 июля 1992 г. на «Авроре» был вновь поднят Андреевский флаг, а корабль нёс службу уже в составе российского ВМФ. 1 декабря 2010 года крейсер «Аврора» приказом министра обороны РФ был выведен из состава ВМФ и передан на баланс Центрального военно-морского музея. Военный экипаж крейсера переформировали на штат численностью трое военнослужащих и 28 человек гражданского персонала. При этом «Аврора» сохранила статус военного корабля.

21 сентября 2014 г. «Аврора» была отбуксирована в ремонтный док Кронштадтского морского завода Минобороны РФ для капитального ремонта. Ждём его дома, без крейсера непривычно.