Увидеть Париж и получить перелом челюсти или как я во Франции стал расистом и нацистом

2016-04-06 | 21:39 , Категория фото


Продвинутая Европа, о чем как всегда не расскажут и не покажут на центральном телевидении

В моем родном городе Париже я не был уже полтора года. И вижу его в основном в теленовостях. Как правило, новостные сюжеты сообщают о терактах, миграционном кризисе и волнах беженцев.

«Не война города Кале против мигрантов, а война правительства Франции против французов»

И я вспоминаю, как в ноябре 2014 года ехал в вагоне парижского метро. Напротив меня сидел афрофранцуз и ел кукурузу. Листья кукурузы девать было некуда, и он просто бросал их на пол. Я ему очень сочувствовал и предложил листья давать мне, я на следующей станции выйду и выброшу в мусорник.

Он сделал удивленное лицо и громко и агрессивно спросил, расист ли я. В вагоне было много людей, все они осуждающе смотрели на меня. Все вокруг афрофранцузы, и все смотрят на меня, белого расиста, который оскорбил человека за цвет его кожи.

Это просто небольшой эпизод. Всего лишь одна моя чудовищная расистская выходка.

А еще я нацист. Меня обвинили в нацизме знакомые, которые услышали, что я был на митинге против легализации гей-браков и, соответственно, возможности усыновления однополыми парами детей. «Как же так? – спросил я. – Какое отношение имеют однополые браки к нацизму?» Но мне объяснили, что любые формы дискриминации – это дико и преступно. Но почему-то дискриминация геев – это дико, а дискриминация детей, которых они будут усыновлять на общих основаниях, – это допустимо.

Но, знаете, это не всегда смешно. Иногда грустно. Я был в районе, где живут мигранты. Они решили, что я слишком уверен в себе, и значит, я – «коп», а «копам» здесь делать нечего, и на меня напала толпа арабо-французов – таких же детей мигрантов, как и я. Поломали челюсть в трех местах.

Такая вот сегодня во Франции грустная и очень странная атмосфера. Причин у этого, на мой взгляд, две: геттоизация и многочисленные офисы по борьбе с расизмом.

Государственные офисы, с огромными бюджетами. Средств у них так много, что бывший директор одного из самых известных сидит за мошенничество. Он работал на SOS RACISME. Название этой организации тоже звучит странно – «Спаси расизм»? Я думаю, в связи с последними событиями пора ждать появления SOS TERROrisme.

Французская организация SOS RACISME создана в 1984 году. Своей целью она видит борьбу с расизмом, антисемитизмом и вообще всеми формами дискриминации. Обратите внимание на слово «дискриминация» и будьте уверены, что вы для этих людей педофилофобы.

В борьбе против расизма два фронта. Один – информационный: выпуск роликов против расизма, семинары против расизма в школах, концерты против расизма и «неделя против расизма» (последняя закончилась 28 марта).

Второй фронт – юридический: подавать в суд на любые публикации или слова, которые можно интерпретировать как расистские. В суде эти дела далеко не всегда выигрывают, но с их помощью можно испортить репутацию любого журналиста, политика, блогера, профсоюзного деятеля, любого публичного человека.

Как, например, было с французским юмористом Дьедонне (Dieudonne), на которого с 2000 года подали 18 раз в суд за «разжигание ненависти». Всего из 18 дел его только шесть раз не наказывали штрафами.

Из-за подобного давления во французском обществе практически невозможно публично поднимать тему мультикультурализма и обсуждать проблему мигрантов. Чтоб вы понимали – хотя я гражданин Франции и мой родной язык французский, сам я сын мигрантов из России. И я готов обсуждать эту проблему. Но ее нельзя обсуждать, можно говорить только: «Мигранты – шанс для Франции»! Сомнения или шутки на этот счет жестко пресекаются. За шутки платят штрафы.

Эти организации создают ситуацию, в которой тяжело говорить, а значит, невозможно объединяться.

Параллельно этой системе существует другая, которая открывает Францию массовым волнам беженцев, тысячами нелегально проникающих в страну. Мигранты, к сожалению, бедны, страдают и даже умирают. Но есть же и другая часть населения, есть французы, которые родились и живут в своей стране, в своем родном городе, например в Кале (Calais). Кале – прибрежный город в северной части Франции, где раньше мирно жили 70 тысяч человек.

Через Кале ездят грузовики в Англию, которую многие мигранты предпочитают другим европейским странам. И нелегалы там себе построили городок, где, по некоторым данным, жили до 6000 человек. Там можно пожить, пока не появится возможность забраться в грузовик, по туннелю направляющийся в Англию. Чтобы остановить грузовики, мигранты на автостраде кидают кирпичи, пытаются с помощью машин спровоцировать ДТП и пробки, а потом и залезть в остановившийся грузовик.

Жители Кале объединились, поддерживают друг друга, снимают, что происходит, выкладывают это в Сеть. Они создали страницу «Недовольные жители Кале» (Les Calaisiens en colère), где многое можно увидеть. И им страшно, они в отчаянии.

В эту группу стоит заглянуть, чтобы увидеть, как живут европейцы.

Как они не могут чувствовать себя в безопасности, потому что живут рядом с «джунглями» (так называют жители Кале городок, построенный мигрантами). Французы живут там в постоянном терроре. Это ли не симптомы войны? Это и есть война.

Не война города Кале против мигрантов, а война правительства Франции против французов. Ведь если правительство не защищает свой народ, может, оно ведет против народа войну?