Бешеная собака, которая сорвалась с цепи

2016-04-20 | 21:38 , Категория фото


Очередной нравоучительный монолог, рассказанный Леной Мироненко.

Мы больше не зависим от мужиков. Теперь нам не нужно нести каждый год, рожать, вскармливать и снова беременеть. Мы точно так же зарабатываем бабло, а не моем и не метём дом за еду.

Нам не нужно больше терпеть. Ни один мужик в мире не имеет права домогаться нас без нашего на то позволения. Не имеет права дотронуться пальцем или повысить голос. Наконец, мы стали полноправными членами общества. Да, членами, хоть и без члена.

Роберт Харрис, английский писатель, однажды заметил, что из бывших рабов получаются самые жестокие хозяева. И я добавлю: собака, сорвавшись с цепи, кусает всех без разбору.

Я смотрю на окружающих женщин. Они будто сошли с ума. Свобода -- это прекрасно, но куда же подевалась их адекватность?

Теперь у нас есть права. Главное из них -- быть собой. Делать, что хочется. Жить, как нравится, а не по приказу человека с дубинкой. Мы сами решаем, что лучше, а мужик пусть решает за себя сам.

Это -- равноправие.

Но вместо этого, куры почему-то хотят взять в гендерном противостоянии верх. Пытаются решать за мужа, раздают указания, лезут с непрошеными советами, а то и вообще -- с приказами.

Вынеси ведро, чо разлёгся, отдыхай активно! Расти, развивайся, как личность. Никуда не пойдёшь, потому что твои друзья -- быдло. Сиди дома, а я -- в ночной клуб. Выпью, развлекусь -- имею право!

Если давить мужика ежедневно, он превращается в тряпку. Жить с половой тряпкой унизительно, поэтому ты от него уходишь. Или уходит он сам -- сбегает.

Слабак, думаешь ты, и ищешь нового. Находишь и снова давишь. Равноправие ведь, так? Значит, имеешь право унижать, приказывать и руководить. Ну, это ты так думаешь.

Мужчины же думают по-другому: ты всё равно требуешь от них «купи-купи», поэтому он покупает не тебя, а ту, кто ещё не слышала о равноправии. Или -- хитрая стерва! -- делает вид, что не слышала.

А ты остаёшься одна, потому что кому ты нужна со своими претензиями, спившейся рожей и жирной жопой лет в сорок? И хорошо, если успела родить -- хоть не в обнимку с котами.

Равноправие, зайки, это -- свобода. А ваша, как известно, кончается там, где начинается свобода другого. Бешеная собака, сорвавшись с цепи, не свободна, потому что её пристрелят.

Всё ясно? Согласны?