Любимое кино. Блейд

2016-04-29 | 09:38 , Категория фото


Мировое кино подарило нам множество ярких и незабываемых фильмов, на которых мы выросли. В этой рубрике мы вместе с порталом Film.ru вспоминаем знаменитые картины 70-90-х годов и рассказываем о них все, что вы только хотели узнать.

Вампиров убивать возможно, но сложно. Для этого нужны особые знания, особые умения, особое оружие… И сверхчеловеческие сила и скорость тоже не помешают. К счастью, у обычных людей есть могучий союзник, который всем этим обладает и который обожает уничтожать кровопийц. Кинозрители узнали о нем в 1998 году, когда студии Marvel и New Line Cinema выпустили хитовую комиксную экранизацию, названную в честь ее главного героя – «Блейд».

Студия Marvel ныне лидирует в мире полнометражных комиксных экранизаций. Она каждый год выпускает по несколько блокбастеров, в которых знаменитых супергероев играют ведущие голливудские звезды. Однако так было не всегда. Всего двадцать пять лет назад, в начале 1990-х, Marvel почти не уделяла внимания этому направлению бизнеса. У нее не было серьезных партнерских отношений с крупными голливудскими студиями, и она делала основную ставку на печатную продукцию и выпуск анимационных шоу. И это в то время, когда DC Comics и Warner совместно работали над успешными киносериалами о Супермене и Бэтмене!

Чтобы Marvel переосмыслила свои приоритеты, ей нужна была радикальная встряска. И катастрофа не заставила себя ждать. В конце 1996 года Marvel обанкротилась. Отчасти это было связано с кризисом ее печатного направления (поклонники супергероев устали переплачивать за забившие рынок «эксклюзивные коллекционные издания» комиксов), отчасти – с финансовыми махинациями ее тогдашних владельцев, которые выводили из Marvel деньги в другие бизнесы. Как бы то ни было, продолжение существования компании было отнюдь не гарантировано.



Положение спас Ави Арад, эмигрант из Израиля, который до банкротства студии преимущественно руководил производством игрушек и мультсериалов. Он был поклонником и знатоком комиксов, но его специальностью была смежная продукция. И он убедил банкиров спасти компанию, рассказав им о том, как много можно заработать на Человеке-пауке и Фантастической Четверке, если перенести их истории на большой экран. За примерами далеко ходить было не надо – сборы «Супермена» и «Бэтмена» были отлично известны профессионалам. Так что, когда после банкротства студия переродилась, создание фильмов по мотивам комиксов стало ее ключевым направлением. И первой картиной, выпущенной в рамках нового бизнес-плана, стал «Блейд».

Блейд не принадлежал к числу самых известных персонажей Marvel. Его трудно было назвать даже героем второго звена. Он был придуман в 1973 году для комикс-сериала «Гробница Дракулы», который повествовал о войне охотников на вампиров с Дракулой и другими сверхъестественными монстрами. Кстати сказать, из-за самоцензурных ограничений комиксной индустрии в 1960-х такой сериал издаваться не мог. Он начал публиковаться в 1971 году, когда Marvel перестала следовать отжившим свое цензурным нормам и стала включать в свои комиксы хоррор-сюжеты и истории о таких классических монстрах, как вампиры и оборотни. Да-да, в 1960-х вампиры в США считались слишком страшными злодеями для подростковых комиксов! Основными героями «Гробницы Дракулы» были потомки персонажей романа Брэма Стокера «Дракула», с которого некогда началась современная поп-культурная история вампиров.

Начало 1970-х также было временем, когда в американскую культурную моду вошли темнокожие спортсмены, а также трэшевые фильмы, преимущественно боевики и эротические ленты, с темнокожими главными героями и героинями. Marvel держала нос по ветру, и для 10-го выпуска «Гробницы Дракулы» сценарист Марв Вольфман придумал чернокожего борца с вампирами по прозвищу Блейд (настоящее имя – Эрик Брукс). Художник Джин Колан нарисовал Блейда, вдохновившись внешностью нескольких знаменитых негров – прежде всего, блистательного игрока в американский футбол Джима Брауна, которого порой называют величайшим профессиональным футболистом в истории США. После завершения спортивной карьеры Браун стал актером, и вы могли видеть его, например, в фантастическом боевике «Бегущий человек», где он изобразил «охотника» по прозвищу Напалм.

В комиксах Блейд был уроженцем Лондона, родившимся от темнокожей проститутки. Во время родов на его мать напал вампир Дикон Фрост. Пока злодей пил кровь несчастной женщины, новорожденному передались некоторые его способности. В частности, Эрик «унаследовал» замедленное старение и способность видеть и чувствовать сверхъестественных существ. Также он приобрел иммунитет к превращению в вампира. В момент его рождения Фроста отогнали от жертвы, и вампир не смог прикончить младенца. Так что Эрик вырос сиротой, без гроша в кармане и с ненавистью к кровопийцам в сердце. Со временем он познакомился с пожилым темнокожим американцем и научился у него убивать вампиров и ценить джаз. Прозвище «Блейд» («лезвие») Эрик получил за умение орудовать ножами и кинжалами.



Блейд был придуман как второстепенный персонаж, но Вольфман чувствовал, что новый герой может затмить прочих участников «Гробницы Дракулы». Поэтому он специально «сдерживал» Блейда, чтобы читатели не перестали интересоваться приключениями белых персонажей комикса. Это не фэнская теория заговора – Вольфман сам это признал в конце 2000-х. Тем не менее, Блейд был значимым героем комикса вплоть до 1976 года, и он даже удостоился нескольких сольных историй.

Прошли годы. Блейда перестали использовать как персонажа, но о нем не забыли, поскольку в «конюшне» Marvel было не слишком много темнокожих героев. Так что, когда в начале 1990-х этническое разнообразие вновь вошло в культурную моду, Блейда вытащили из запасников и отправили на новую войну с нечистью. Сперва он участвовал в чужих приключениях, а затем, в 1994 и 1995 годах, Marvel издала десять выпусков сольного комикса «Блейд – охотник на вампиров».

Великие умы, как известно, мыслят одинаково. Поэтому в то время как студия Marvel задумалась о возвращении Блейда в комиксы, белокожий продюсер Питер Франкфурт, организовавший съемки криминальной драмы 1992 года «Авторитет», где одну из главных ролей сыграл рэппер Тупак Шакур, задумался о том, что было бы неплохо снять сравнительно дешевый фильм о чернокожем супергерое. Ведь если обошедшийся в 3 миллиона долларов «Авторитет» собрал в прокате 20 миллионов, то более позитивная и мейнстримная лента о крутом негре может сорвать банк!

Когда Франкфурт поинтересовался у марвеловцев, нет ли у них подходящего недорогого героя, те сказали, что у них есть Блейд – ничего особенного на фоне Человека-паука или Железного Человека, но парень серьезный, убивает вампиров, любит джаз. Одним словом, колоритная личность!



Ави Арад и Стэн Ли, легендарный марвеловский редактор и топ-менеджер, не только рассказали Франкфурту о Блейде, но и посоветовали обратиться за поддержкой в кинокомпанию New Line Cinema, где президентом по производству был Майкл де Лука, большой любитель комиксов. New Line Cinema в Голливуде в шутку называли «Домом, который построил Фредди», намекая на то, что компания расцвела благодаря молодежным хоррорам вообще и циклу «Кошмар на улице Вязов» в частности. Однако к началу 1990-х эта статья студийных доходов стала иссякать, и New Line Cinema заинтересовалась другими жанрами. В частности, она приобрела права на экранизацию комикса «Маска», который благодаря режиссеру Чаку Расселлу и актеру Джиму Керри на экране превратился из комедийного хоррора в фарсовую супергероическую комедию.

Де Лука действительно принял Франкфурта как родного. Конечно, из-за своего цвета кожи Блейд не мог стать новым флагманом студии. Но это было и не нужно. Достаточно было того, что Блейд – яркий персонаж, фильм о котором не требовал больших расходов. Охотник за вампирами ведь не умел летать, стрелять из глаз и проделывать прочие эффектные штуки, требующие дорогих эффектов. С ножами же студия New Line Cinema после «Кошмара» почти сроднилась. При этом Блейд числился супергероем и воевал с вампирами, а и то, и другое после «Бэтмена» Тима Бертона и «Дракулы» Фрэнсиса Форда Копполы было модной темой. Ну, а условные голливудские баллы за этническое разнообразие были весьма кстати на фоне в очередной раз обострившихся расовых противоречий.

Впрочем, форсировать проект никто не собирался. Равно и воспринимать его с той же серьезностью, с какой была бы воспринята, скажем, экранизация «Человека-паука». Изначально «Блейда» видели почти в том же ироническом ключе, что и «Маску» – как нечто среднее между комедией и героическим кино. Не стоит забывать, что вампиров в то время воспринимали скорее как романтических, чем как страшных монстров, и не горами был выход в 1994 году «Интервью с вампиром» с Брэдом Питтом, а в 1995-м – «Вампира в Бруклине» с Эдди Мерфи. У продюсеров даже был на примете актер – рэппер LL Cool J, который годы спустя прочно прописался в сериале «Морская полиция: Лос-Анджелес». Его внешние данные и комедийный дар как раз подходили для такого видения «Блейда», и музыкант был не прочь сыграть юморного супергероя.

Однако после нескольких лет разработки проект так и не сложился, и продюсеры решили повести его в ином направлении. В каком? Ответ на этот вопрос дал сценарист Дэвид Гойер. Сейчас это признанный специалист по супергеройским лентам, который, в частности, работал над трилогией Кристофера Нолана о Бэтмене. Тогда же Гойер был начинающим автором, который сочинил сценарии «Кикбоксера 2» и «Ворона 2». Его послужной список не впечатлял, но зато он был настоящим фанатиком комиксных историй, и он горел желанием поработать над «Блейдом». Поэтому продюсеры проекта доверили ему эту работу.



В отличие от продюсеров, Гойер не видел в Блейде ничего смешного. Его видение было даже более мрачным и крутым, чем комиксное изображение Блейда. В версии Гойера Эрик Брукс получил от вампира сверхчеловеческие скорость, силу и способность к регенерации, а также жажду крови, пусть и не столь сильную, как у настоящих вампиров. Он мог ходить по улице днем без защитного крема (в мире «Блейда» вампиры горят и взрываются под прямыми солнечными лучами), но взрослел и старел как обычный человек. И если в комиксах герой был хвастлив и словоохотлив, то в сценарии Блейд был суров и немногословен. Он предпочитал, чтобы за него говорил его меч. И, конечно, у него не было модной в 1970-х прически «афро».

В сущности, Блейд Гойера был вариацией на тему Бэтмена, только без миллионов Брюса Уэйна, его обходительности и плейбойской маскировки. Блейд жил на заброшенном заводе с пожилым наставником, охотником на вампиров с большим стажем. Он пользовался технологичным оружием, носил пуленепробиваемую броню, наводил ужас на слабовольных противников и мстил злодеям за погибшую мать. Собственно, помимо отсутствия огромного состояния и неумения летать, главным отличием Блейда от Бэтмена была готовность героя Гойера убивать противников. Но можно ли говорить об убийстве нежити, даже если она мыслит и говорит?

Сценарий Гойера ошарашил продюсеров, но они быстро осознали, что он куда лучше, чем их первоначальные планы. Ведь боевики проще, чем комедии, продавать за рубеж, и у фантастического боевика были лучшие шансы в иностранном прокате, чем у полупародии на супергеройские истории. Кроме того, сценарий казался столь удачным и необычным, что грех было не дать ему шанс. Так что New Line Cinema не только одобрила творение Гойера, но и согласилась выделить на экранизацию 40 миллионов долларов – раз в десять больше, чем Франкфурт собирался попросить, когда только задумался о съемках. Довольна была и студия Marvel, которая как раз осознала, как важны для нее качественные фильмы об ее героях. Она выказала свою любовь к идеям Гойера, еще до выхода картины включив Блейда и его придуманного Гойером белокожего ментора Уистлера в несколько эпизодов мультсериала 1990-х «Человек-паук».

Чтобы сыграть переосмысленного Блейда, фильму нужен был совершенно иной исполнитель, чем LL Cool J. Кандидатур было всего три: Лоуренс Фишберн (будущий Морфеус из «Матрицы»), Дензел Вашингтон (будущий лауреат «Оскара» за «Тренировочный день») и Уэсли Снайпс из «Пассажира 57» и «Разрушителя». У продюсеров были колебания по этому поводу, но Гойер с самого начала был уверен, что картине нужен Снайпс и только Снайпс. Обладатель нескольких престижных степеней в разных боевых искусствах, Снайпс не был универсальным актером, но он лучше всего подходил на роль безупречного и стоического чернокожего воина, чье единственное слабое место – его немногочисленные близкие.



Роли такого рода для темнокожих артистов на дороге не валяются, и Снайпс сразу же ухватился за возможность сыграть Блейда, как только она ему предоставилась. Он включился в проект не только как ведущий актер, но и как продюсер и хореограф боевых сцен. Впрочем, над боевыми эпизодами Снайпс работал не один. Среди его коллег был, например, знаменитый Джефф Имада – эксперт по боевым искусствам, близкий друг Брэндона Ли и боевой хореограф «Ворона», а также многих других известных постановок, включая недавний «Форсаж 7».

Для сценарно бескомпромиссного проекта нужен был режиссер со столь же бескомпромиссным видением. Продюсеры нашли его в лице британца Стивена Норрингтона – скульптора и создателя механических спецэффектов по первой профессии, который работал над монстрами «Гремлинов» и «Чужих». Норрингтон заставил говорить о себе как о постановщике, когда снял фантастическую ленту «Машина смерти». Из числа обычных зрителей ее мало кто видел, но продюсеров «Блейда» впечатлил ее мрачный киберпанковский мир, и они решили, что тот, кто его создал, справится и с созданием одновременно стильного и жесткого боевика. До приглашения Норрингтона главным претендентом на режиссерское кресло был создатель «Семи» Дэвид Финчер, но с ним договориться не удалось.

Пожалуй, главным достоинством британца как постановщика был его талант художника. В то время как многие режиссеры вынуждены полагаться на помощь коллег, когда формируют картинку фильма, Норрингтон мог просто нарисовать то, что хотел увидеть на экране. Или же подправить чужой дизайн, если тот не попал в точку. Так что художественное решение ленты было на 100% цельным и подчиненным единому режиссерскому замыслу.

Параллельно с формированием изображения «Блейда» шел подбор его ведущих актеров. Взяв на главную роль мастера единоборств, продюсеры надеялись, что главного противника Блейда и его вампира-«создателя» Дикона Фроста сыграет еще более заслуженный мастер – китайский кумир Джет Ли. Однако Ли предпочел дебютировать в США в «Смертельном оружии 4». Кстати, это была его первая злодейская роль.



Не осуществив эту мечту, продюсеры и Норрингтон решили искать в совсем другом направлении. Для концепции Гойера было важно, что в вампирах есть притягательность, но нет трагической романтичности. Прежде всего, это бессмертные кровопийцы, и в душе все они – безжалостные подонки, готовые на все что угодно ради постоянного притока чужой крови. Метафорически вампирство для Норрингтона ассоциировалось с наркоманией, и он решил, что ярче всего воплотить эту параллель должен главный злодей. Поэтому режиссер взял на роль Фроста Стивена Дорффа из «Силы личности», во внешности которого многое намекало на наркоманскую одержимость.

Правда, если наркотики обычно просто убивают потребителя, то вампирство превращает жертву в смертельно опасное для всех окружающих существо. И хотя Фрост безумен в своем стремлении подчинить себе всех вампиров и все человечество, он достаточно рационален, чтобы собрать сторонников и возглавить бунт против устоявшегося порядка, согласно которому миром вампиров правят прирожденные вампиры, а не кровососы вроде Фроста, которые некогда были людьми.

Кстати о законах мира вампиров. Гойер стремился сделать их если не реалистичными, то правдоподобными. Вампирство в «Блейде» имеет не столько мистическую, сколько биологическую природу, и потому против вампиров не помогают кресты и святая вода. Зато они боятся чеснока, серебра и ультрафиолетовых лучей – то есть, физического и химического воздействия.

Роль Уистлера, многоопытного ментора Блейда, после недолгого перебора потенциальных кандидатур получил актер и кантри-музыкант Крис Кристофферсон. Постаревший герой знаменитого фильма о дальнобойщиках «Ковбой», он был великолепным воплощением «простого американского мужика», который восстал против тайной вампирской тирании, когда кровопийца замучил и убил его семью. Впрочем, хотя Уистлер выглядит как колоритный провинциальный отшельник, он удивительно многое умеет и знает. Кто сказал, что «деревенщина» должен быть невеждой?



В начале картины Блейд спасает от вампира женщину-врача по имени Карен, и та, будучи знатоком гематологии (раздел медицины, изучающий кровь), создает для героя новое оружие против вампиров. Также она помогает ему в финальной схватке с Фростом. В сценарии не указывалось, какой у Карен цвет кожи, и, кажется, Гойер подразумевал, что это белая женщина. Но Снайпс как продюсер настоял, чтобы Карен была чернокожей и, само собой, привлекательной. Так что роль получила Н’Буш Райт, ранее снявшаяся в криминальной драме «Мертвые президенты». «Блейд» до сих пор остается ее самой известной работой в кино.

В сценарии был незадачливый вампир Куинн, один из сподвижников Фроста. Он не был существенным персонажем, но когда его начал играть канадец Донал Лог, роль была значительно расширена. Как это порой бывает, актер смог буквально на ровном месте создать занимательного героя, и сценарист и продюсер быстро это оценили, превратив Куинна в ключевого персонажа. Правда, используемого преимущественно как источник юмора.

Роль предводителя «чистокровных» (то есть, прирожденных) вампиров Драгонетти получил известный немецкий исполнитель злодейских ролей Удо Кир, Ванессу Брукс, мать Блейда, сыграла будущая героиня «Чужого против Хищника» Сэна Латан, а гламурную любовницу Фроста изобразила испанская танцовщица и актриса Арли Жовер. Наконец, небольшую вампирскую роль в самом начале картины исполнила Трейси Лордс – телевизионная актриса, которая начала свою карьеру как порнозвезда. В свое время в порноиндустрии был большой скандал, когда выяснилось, что Лордс сыграла большинство своих скабрезных ролей, будучи несовершеннолетней (она работала по поддельным документам, и порнографы были виновны лишь в том, что не заметили этого).

Съемки «Блейда» начались в феврале 1997 года и завершились в июне. В основном они проходили в Лос-Анджелесе и его окрестностях, хотя действие картины развивалось скорее где-то на Восточном побережье США или в центре страны. Также работа велась на студии в Ванкувере, а буквально пара кадров была снята во время короткой экспедиции в Москву, где разворачивалось события эпилога. Кстати, изначально предполагалось, что Блейд отправится в Россию для убийства ставшего вампиром Уистлера, но такая концовка была сочтена слишком мрачной.



Вообще, Гойер и Норрингтон придумали для фильма целый ряд моментов, которые продюсеры сочли слишком гротескными и не подходящими для героической картины. Так, например, предполагалось, что Карен обнаружит в «логове» героев живого младенца-вампира, которого Блейд и Уистлер использовали как подопытного кролика для создания биологического оружия против вампиров. Это, конечно, был перегиб.

Помимо режиссера, дизайном «Блейда» занимался художник-постановщик Керк Петручелли, будущий художник-постановщик «Тринадцатого этажа» и «Лары Крофт: Расхитительницы гробниц». Его главной художественной задачей было подчеркивание различий между гламурным, но холодным миром вампиров и хаотичном, но «живым» миром людей. Хотя в фильме прямо об этом не говорилось, создатели «Блейда» исходили из того, что вампиры могут быть пришельцами с другой планеты или беженцами из параллельного, более развитого мира. Поэтому их древний храм, где разворачивалась кульминация ленты, был куда более технологически продвинутым, чем египетские или ацтекские пирамиды.

Тем не менее, в его архитектурном стиле также должно было чувствоваться влияние ранних земных цивилизаций. Ведь вампиры на то и вампиры, чтобы пить чужую кровь – не только физически, но и метафорически. Многоэтажный храм в реальности был тремя отдельными декорациями, соединенными в кадре с помощью спецэффектов. Эти декорации были сооружены в помещениях арендованной для съемок бывшей фабрики по производству шампуня.

К сожалению режиссера, спецэффекты «Блейда» оказались самым слабым местом постановки. Работавшая над ними начинающая студия Flat Earth Productions не была голливудской компанией первой величины, и созданная ей не слишком убедительная компьютерная графика устарела чуть ли не еще до выхода фильма в прокат. Единственным исключением стал поезд метро для сцены, где персонажи сражаются в подземном туннеле. В реальности эта экшен-сцена снималась в декорации, и поезд, проносящийся по рельсам, был нарисован. Он до сих пор достаточно убедителен – отчасти потому, что мелкие детали этого спецэффекта невозможно разглядеть.



Хороши были и «физические» эффекты вроде колоссальной туши вампира Перла, хранителя древних вампирских знаний. Этот персонаж был придуман специально для того, чтобы подчеркнуть, что вампиры бывают не только привлекательными, как Дикон Фрост и его любовница, но и кошмарными разжиревшими монстрами. Можно сказать, что внешность Перла превосходно отражает внутреннюю сущность вампиров с их неутолимой жаждой власти и крови.

Сильнее всего от недостаточной опытности художников Flat Earth Productions пострадали кульминационные сцены фильма. У Гойера и Норрингтона было несколько вариантов финала, и они предпочли концовку, в которой Фрост призывал древнего «кровавого бога» вампиров, и Блейд сражался с гигантским монстром – фактически, с кровавым вихрем. На бумаге это было круто, но когда сцена была реализована, она смотрелась идиотски – герой бьется с летающими сгустками крови! Уловить проблему было довольно легко, но режиссер осознал, что дал маху, лишь когда на предварительных показах зрители единогласно не приняли такой финал.

В результате концовку пришлось срочно переосмыслять и переснимать. В окончательной версии фильма Фрост не превращался в бога, а становился им. То есть, он сохранял свой человеческий облик, но становился мгновенно регенерирующим и стремительно движущимся супервоином, которого Блейд мог победить лишь с помощью подсказанного Карен медицинского препарата, разжижающего кровь людей и смертельного для вампиров. Соответственно, лента завершалась не нелепым и неубедительно нарисованным сражением с летающей кровью, а эффектным поединком на мечах между героем и злодеем. Это было как раз то, чего зрители ждали. Раз Фрост был главным негодяем ленты, Блейд должен был победить его, а не какое-то абстрактное чудище.

Бедному Дорффу пришлось для этой сцены научиться фехтовать, причем с закрытыми глазами, так как ему мешали видеть контактные линзы, сделавшие его глаза кроваво-красными. Заметьте, что неопытного в боевых съемках Дорффа взяли в фильм как раз потому, что он не должен был ни с кем драться (если бы роль согласился сыграть Джет Ли, у него, конечно, было бы куда больше экшен-сцен). Но режиссер предполагает, а кино располагает… Понятно, актеру здорово помог его дублер, но все же во многих кадрах Дорфф сам размахивал руками или оружием. Снайпс специально придумал для коллеги такие движения, которые тот физически мог проделать.



«Блейд» должен был стать первым кинофильмом студии Marvel с камео Стэна Ли, чье хорошо знакомое любителям комиксов усатое лицо стало своего рода «знаком качества», отмечающим постановки, в которые Marvel вложила душу и сердце. Но тогда еще не было ясно, насколько важно включить Ли в картину. Поэтому, когда режиссер счел, что пожилой редактор смотрится неубедительно в роли одного из полицейских, явившихся на место сражения Блейда с вампирами, камео Ли из фильма вырезали. Так что первым значимым марвеловским фильмом с участием Ли стали вышедшие двумя годами позже «Люди Икс» Брайана Сингера.

Создатели фильма хотели, чтобы музыку для «Блейда» сочинила рейв-группа The Prodigy, которая как раз порвала чарты с международным хитом «Firestarter». Однако британцы были слишком заняты другими делами, и потому саундтрек фильма был, в значительной мере, составлен из хип-хоп записей. Хотя электроники в нем тоже было много. Одну из своих композиций для звуковой дорожки предоставил голландский электронщик Junkie XL, который сейчас регулярно работает над музыкой для таких фильмов, как «Безумный Макс: Дорога ярости» и «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости».

«Блейд» вышел в прокат 21 августа 1998 года. Это было не лучшее время для премьеры блокбастера, поскольку голливудские фильмы такого рода обычно выходят в начале лета, а не в его конце. Прокатчики не до конца верили в успех картины, и у них была на то веская причина. Годом ранее DC Comics и Warner предложили публике свой супергеройский боевик с чернокожим героем «Мистер Сталь», где главную роль сыграл легендарный баскетболист Шакил О’Нил. Эту бездарную картину буквально никто не пришел смотреть (она собрала в прокате менее 2 миллионов долларов), и многие в Голливуде сочли, что чернокожий супергерой – гарантия провала.

Если бы разработка «Блейда» еще более затянулась, то после новостей о «Мистере Сталь» продюсеры ленты, возможно, всерьез задумались бы о том, чтобы свернуть проект до лучших времен. Но поскольку деньги в фильм уже были вложены и потрачены, то New Line Cinema оставалось лишь довести картину до зрителей в надежде окупить хотя бы малую толику расходов.



Однако «Блейд» оказался куда крепче «Мистера Сталь». Несмотря на неудачную дату премьеры и не самую мощную рекламную кампанию, он заработал в США 70 миллионов долларов и почти столько же, 61 миллион, за рубежом. 131 миллионов долларов – эта сумма была более чем в три раза больше, чем 40-миллионный бюджет постановки. Чернокожие супергерои были реабилитированы, а реанимированная студия Marvel получила все финансовые основания для форсирования сотрудничества с ведущими голливудцами и для будущего самостоятельного создания того, что мы сейчас называем «единой киновселенной Marvel». Хотя, вероятно, фильмы вроде «Людей Икс» и «Человека-паука» были бы созданы, даже если бы «Блейд» провалился. Другой вопрос, сколько средств в них было бы вложено, если бы первый опыт Marvel оказался обескураживающим.

Критики приняли «Блейда» не столько благосклонно, как зрители, но, разумеется, они оценили, насколько лента Норрингтона во всех отношениях, от сценария до игры ведущего актера, превзошла «Мистера Сталь». Осыпать ленту наградами было не за что, и в ней заметны были неополированные углы (далеко не только компьютерные эффекты в кульминации). Но все же «Блейд» показал, как перспективен для Голливуда путь честной, мрачной и крутой экранизации комиксов, без тени отстраняющей иронии и без снобистского подмигивания зрителям – мол, «мы тоже понимаем, что это нелепо». В 2000-х этот путь стал доминирующим.

Большой вклад лента внесла и в вампирское кино. Ее киберпанковский стиль и квазиреалистичный подход к феномену вампиризма в дальнейшем был с успехом использован в таких циклах, как «Другой мир».

Стала циклом и сага о Блейде. В 2002 году она была продолжена в «Блейде 2», который часто называют даже лучшей картиной, чем полотно Норрингтона. Но даже если это так, значение «Блейда» для голливудского кино это ничуть не умаляет. И хотя сейчас из-за устарения ее эффектов лента смотрится хуже, чем в 1998 году, ее главный герой все так же крут, и его несгибаемость и мастерство во владении оружием все еще впечатляют. Что же касается сиквела, то это уже другая история…