Обыкновенный полицай или гуманизм Сталина

2016-05-15 | 21:37 , Категория фото


Реальная судьба бывшего немецкого полицая (Hilfspolizei — Hipo, в простонародье — полицай).

Сотрудники Hilfspolizei — Hipo обеспечивают порядок на площади. 1941г

Обыкновенный полицай

В начале 2000-х годов, был в одном из сел Псковской области. Стоя около небольшого сельского магазина разговаривал с местными жителями. К магазину подошел старичок, типично ветеранской внешности (приходилось, как волонтеру общаться с ветеранами в домах престарелых - поэтому быстро, и можно сказать профессионально отличал их от прочих пожилых людей), мои собеседники старичка не заметили и продолжали говорить.

В это время из магазина вышел местный священник, он поздоровался с окружающими и начал расспрашивать одного из жителей о его ребенке. Беседу прервал срывающийся старческий голос "Поп... поп ошуелый... отъел на народных хх-х-харчах... ряху... оттт-т-тъел ряху ... сс-су-кк..." - это говорил старичок ветеранской внешности.

Hilfspolizei из числа евреев, сотрудничавших с немцами в Польше.

"Пошел отсюда, гнида! иудейская" резко оборвал поток толерантно-либерального текста один из мирян. "Пошел, гад".
"Ну зачем вы так" остановил его священник. "Что тебе петрович?" - обратился он к старику. Но старик, съежившись, как будто ожидая удара отвернулся и промолчал.
В принципе и не похож он был на еврея, типичный псковский старичок.
"Иди с миром, добрый человек..." сказал священник. Мирянин усмехнулся "Добрый человек... бл..".
Старик пошел по ступенькам в магазин, провожаемый неодобрительными взглядами религиозно настроенных сельчан.

"Зачем вы так на него?" Вмешался в разговор я.
"Не видите - человек пожилой, маразм крепчает. Вот в городах модно говорить о том, что церковь плохая. наслушался видимо и жжет" - продолжил я в защиту старика.

"Наслушался? А ты (деревенские жители предпочитают говорить "ты" всем подряд) знаешь кто это?"

Призывник.

В 1941 году Петрович был обычным, неприметным пареньком (еще не Петровичем) и жил в этой деревне. Ему только исполнилось 18 лет. В это время в деревню пришла новость - Всеобщая мобилизация.

Не хотел наш персонаж на войну. Совсем не хотел.
Но призыв есть призыв и собрав вещи побрел с остальными селянами на сборный пункт (благо это было недалеко). Только вот - заблудился по дороге и не добрался до сборного пункта.

Где он был до прихода немцев - неизвестно. Говорят прятался у тетки. А потом пришли немцы.

Полицай.

В конце 1941 года немцы, в соседнем селе открыли администрацию, куда и пришел наш персонаж и стал полицаем. Получил новый (реквизированный у местного учителя) пиджак, белую повязку, велосипед и иностранную винтовку с причудливым штыком (в виде кинжала с изогнутыми рукоятками). остальные полицаи имели или советское (видимо трофейное) оружие или немецкое. А он выделялся с этой винтовкой (впоследствии это составило весьма существенный эпизод).

Боевой путь.

На персонаж не был замечен в расстрелах и казнях, однако документально были установлены следующие факты:
1. Участвовал в патрульной службе.
2. Стоял в оцеплениях при прочесывании лесов в поисках окруженцев РККА.
3. Участвовал в аресте местного священника (тот укрывал у себя раненого командира-танкиста красной армии, что было оценено немцами на расстрел обоих). Кто выдал священника осталось непонятным. А может и сами догадались полицаи. Говорят священник перед расстрелом стыдил полицаев, так что наш персонаж с того времени недолюбливал церковь.
4. Конвоировал жителей угоняемых на принудительные работы в германию (половина из них в германии погибла).
5. Участвовал в рейде против партизан (правда в тот раз партизанам повезло. С боем они прорвались через эстонские части и полицаев).

Полицаи на псковщине не отличались гуманизмом. Но, как было сказано выше персонаж не был замечен в расстрелах и казнях. Правда не все расстреливаемые смогли рассказать кто конкретно их стрелял.

Бегство.

А потом немцы и полицаи, как-то исчезли. Все. В том числе и персонаж из этого рассказа. Как крысы почувствовавшие неладное они бежали. Спустя пару дней, до немногих уцелевших жителей стала доноситься канонада, как салютом намекавшая на освобождение.

наши пришли так-же неожиданно как бежали немцы и их приспешники. В одно раннее утро по улицам села затарахтели мотоциклы - русская разведка..

Окруженец.

В 1944 году крупная немецкая группировка попала в окружение. Немцы не стали строить из себя героев и сдались. Среди попавших в плен был и наш персонаж. Сдался он в немецком кителе, пытался делать вид что не понимает по русски... не помогло.
Его дело было передано для разбирательства по существу в НКВД.

НКВД или кровавая гебня.

Удивительно (для меня), но оказывается бывших власовцев, полицаев и т.п. - не расстреливали на месте, а судили. Причем реально (ЭТО В 1944 году, КОГДА ПО ИДЕЕ НЕ ДО ЭТОГО) велось следствие, что-бы установить вину каждого из них.

На очных ставках с односельчанами и партизанами персонаж защищался "Я не расстреливал", "Я всегда мимо стрелял, не в партизан", а как это проверить. Пули-то не подписаны. "У меня винтовка французская, к ней и патронов мне дали всего десяток, два..." "Я даже помогал партизанам, только лиц и имен не помню, но помогал... честно". выжили не все партизаны, может и помогал он, кому-то. "Я против попов боролся..., а уже не борются... я никого не расстреливал..."

Итог.

Поразительно, но для меня, воспитанного в традициях 1990-х "Сталин убил всех освобожденных военнопленных и съел всех полицаев" судьба этого человека удивительна.
Полицаю дали 8 лет лагерей. отсидел он 5 лет и вышел в 1950 году по УДО, как расскакавшийся.
Особенно удивительна это история по сравнению с постом "Не достоин быть ветераном", где герой войны получил 10 лет за дезертирство в 1945 году.

После наказания полицай приехал в свое село и жил там. Ему платили пенсию (!!!), заселился в дом своей тетки. И жил окруженный презрением своих односельчан.


Пост реальный. Все события реальны и восстановлены по рассказам односельчан и ветерана ВОВ (тогда партизана), участвовавшего в очной ставке с полицаем.