Любимое кино. В поисках Немо

2016-06-10 | 09:37 , Категория фото


Мировое кино подарило нам множество ярких и незабываемых фильмов, на которых мы выросли. В этой рубрике мы вместе с порталом Film.ru вспоминаем знаменитые картины 70-90-х годов и рассказываем о них все, что вы только хотели узнать.

По-настоящему талантливому творцу не надо ехать в далекие края или переживать необычные приключения, чтобы пробудить свое вдохновение. Порой ему достаточно банального визита к дантисту. Именно так, с похода к зубному врачу, началась история одного из лучших полнометражных мультфильмов XXI века. Эта картина была выпущена студией Pixar в 2003 году, и она называлась «В поисках Немо».

C самого начала своих подвигов в мире полнометражной анимации студия Pixar не просто рисовала мультфильмы. Она создавала на экране целые миры, подсмотренные в реальной жизни или родившиеся в воображении сценаристов. Мир детских игрушек в «Истории игрушек», мир насекомых в «Приключениях Флика», мир монстров из ночных кошмаров в «Корпорации монстров»…

Каждая из этих лент ставила перед художниками и программистами все более сложные задачи, и эта была не случайность, а студийное кредо. Поэтому художественный руководитель Pixar Джон Лэсситер одобрил следующий проект студии, как только художник и сценарист Эндрю Стэнтон рассказал, что придумал историю о жителях подводного мира. Рисовать плавающих в воде рыб аниматорам-компьютерщикам еще не доводилось, и это само по себе было вызовом, заслуживающим нескольких лет кропотливой работы над проектом.

История «В поисках Немо» началась задолго до того, как Стэнтон окончил Калифорнийский институт искусств и после недолгой стажировки на студии Ральфа Бакши перешел на работу в Pixar. Эндрю родился в портовом городе Рокпорт в штате Массачусетс, и океан и рыбы были постоянными спутниками его детства. Но первым источником вдохновения для него стали не прогулки по берегу, а вышеупомянутые визиты к дантисту. В комнате ожидания у врача был большой аквариум с тропическими рыбками, и мальчику так нравилось за ними наблюдать, что он порой по собственной воле приходил к зубному врачу – только для того, чтобы полюбоваться аквариумом и посочинять истории о его красочных обитателях. Некоторые из этих историй были рассказами о дерзких побегах, потому что Эндрю предполагал, что рыбки мечтают вновь оказаться в океане, где поймали их или их родителей.



Много лет спустя, в начале 1990-х, когда Стэнтон уже переехал в Калифорнию, завел семью и устроился в Pixar, художник вместе с родными побывал в калифорнийском парке развлечений, который сейчас называется Six Flags Discovery Kingdom. Любуясь экспозицией морских обитателей, он впервые задумался о том, что рыбы могли бы быть подходящими персонажами для компьютерной анимации, поскольку моделировать чешую проще, чем шерсть с ее мириадами волосков. Наконец, когда однажды в 1997 году Стэнтон взял своего маленького сына на прогулку в парк, он вдруг заметил, что так сильно боится за малыша, что ничего ему не позволяет, и мальчик не познает мир и не учится самостоятельности, а лишь злится на отца.

Когда эти три компонента соединились в фантазии Стэнтона, он придумал историю о папе-рыбке, который так сильно опекает своего малыша, что тот назло рискует жизнью, попадает в руки ныряльщика и оказывается вдали от дома, в аквариуме прибрежного дантиста. И пока до смерти напуганный отец ищет ребенка и осознает, что перегнул палку с суперопекой, малыш получает первые уроки самостоятельности и проникается уважением к родителю, который ради него проделывает умопомрачительно длинный путь по меркам маленькой рыбки. Мораль этой истории для Стэнтона была в том, что дети и родители должны идти навстречу друг другу и искать компромиссы, а не настаивать на своем. По его мнению, это был отличный посыл для семейного кино.

В Голливуде есть понятие elevator pitch – сюжетная идея, которая столь проста и коротка, что ее можно изложить за время подъема на лифте. В принципе, Стэнтон мог прийти к начальству со своей задумкой, когда она еще была на стадии elevator pitch. Но он был так увлечен проектом, что в свободное от своих основных студийных обязанностей время придумал основных персонажей и проработал большую часть сюжета. Когда Стэнтон наконец пришел к Лэсситеру и устроил презентацию «Немо», она затянулась на целый час, потому что включала чуть ли не разыгрывание ключевых сцен в лицах. Терпеливо выслушав коллегу, Лэсситер сказал, что решил одобрить проект, как только понял, что его героями будут обаятельные рыбки. Иными словами, Стэнтон зря так долго распинался. Но, конечно, его энтузиазм был весомой причиной для того, чтобы не только запустить проект в производство, но и назначить Стэнтона главным режиссером (в то время он был сорежиссером «Приключений Флика»).

Когда после завершения «Приключений» в 1998 году «В поисках Немо» был запущен в производство, у Стэнтона уже был готов сценарий, что для голливудской мультиндустрии – дело невиданное. Однако это не означало, что лента будет нарисована так, как Стэнтон ее задумал. Сценарий нуждался в доработке и полировке, а затем в превращении в раскадровку (графический сценарий), и ясно было, что проект по пути существенно изменится. Однако его основные сюжетные вехи остались прежними вплоть до выхода ленты в прокат. Как позднее объяснял Стэнтон, вопрос был не в том, как картина начнется и завершится, а в том, какие приключения придется пережить героям в промежутке между зачином и кульминацией, и в том, кто попадется им по пути.



Следуя принципу «одна голова хорошо, а три – лучше», в помощь Стэнтону были отряжены Боб Питерсон, соавтор сценария «Приключений Флика» и «Истории игрушек 2», и Дэвид Рейнольдс, одновременно сотрудничавший с Pixar и Walt Disney (напомним, что тогда диснеевцы еще не владели Pixar, а лишь финансировали и прокатывали их фильмы). Рейнольдс к тому времени успел поработать над сценариями «Мулан», «Приключений Флика» и «Истории игрушек 2».

Так как на студии порой было слишком шумно и многолюдно, чтобы сосредоточиться на доведении сценария до ума, существенная часть работы была проделана во время продолжительных поездок. Сотрудничая с Walt Disney, соавторы часто ездили из окрестностей Сан-Франциско, где находится штаб-квартира Pixar, в Лос-Анджелес и обратно. Вместо того чтобы летать на самолете, они грузились в машину и в течение нескольких часов на шоссе и в придорожных закусочных спокойно обсуждали сценарные нюансы.

Возможно, именно поэтому ключевые персонажи фильма получили имена Марлин и Дори – в честь названий улиц Дори-лейн и Марлин-драйв, которые Стэнтон и его коллеги часто проезжали. Вообще, в картине много имен с намеком. Малыш Немо был назван в честь капитана Немо из морских романов Жюля Верна, акула Брюс – в честь прозвища бутафорской акулы, снимавшейся у Стивена Спилберга в «Челюстях», а маленькая племянница дантиста Дарла, которую рыбы из аквариума боятся как огня, получила имя продюсера Pixar Дарлы Андерсон. Это была дружеская месть Стэнтона за подначивания и розыгрыши коллеги.

Планируя картину, Стэнтон решил, что после разлуки главные герои Марлин и Немо найдут друзей, которые станут для них своего рода суррогатными ребенком и отцом. Как иначе освоить жизненные уроки и подготовить себя к воссоединению семьи? Перед финалом герои должны были потренироваться «на кошечках»… Так в сценарии появились недотепистая и забывчивая, но оптимистичная Дори (суррогатный ребенок Марлина) и многоопытный Жабр (суррогатный отец Немо).



Изначально Стэнтон хотел, чтобы Жабр был «ложным идолом» – тем, кто лишь выдает себя за бывшего обитателя океана, пережившего немало приключений перед попаданием в аквариум дантиста. Но подобные персонажи больше подходят для нравоучительных историй о подростках и молодых людях, которые, бунтуя против родителей, попадают в дурные компании и отказываются под влиянием обманщиков. Немо для такого повествования был слишком мал, и его «бунт» был минутным капризом, а не продуманным и прочувствованным желанием жить самостоятельно. Поэтому не было нужды учить малыша (и маленьких зрителей) тому, что лишь родитель искренне заботится о его благе и не пытается его обдурить ради собственных интересов. Наоборот, Немо нуждался в добродушном и мудром наставнике, который бы предоставил ему большую свободу действий, чем вечно паникующий отец. И Жабр стал именно таким персонажем. Тем не менее намек на «ложного идола» в фильме все же остался, поскольку Жабр принадлежит к виду «мавританский идол».

Кстати, о рыбах. Когда Стэнтон для сочинения сценария изучал тропических рыб, он увидел фотографию, на которой две рыбки-клоуна выглядывают из щупалец актинии (актиния – это разновидность кораллового полипа, чьи щупальца выпускают парализующую слизь, не опасную лишь для рыбок-клоунов и еще нескольких животных, сосуществующих с актиниями). Режиссеру так понравилось это фото, что он решил, что оранжево-белые рыбы-клоуны будут его главными героями, Марлином и Немо.

В свою очередь, Дори по визуальному контрасту стала синей рыбой-хирургом. Стэнтон наделил ее патологической забывчивостью, чтобы это взрослое создание казалось Марлину беспомощным, как ребенок. Если бы «инвалидность» Дори была физической, то рыбка не смогла бы угнаться за своим новым спутником, а если бы Дори была настоящим ребенком, она бы конкурировала с Немо в сознании зрителей. При этом Стэнтон наверняка видел вышедший в 2000 году триллер Кристофера Нолана «Помни…», где проблемы героя с краткосрочной памятью были основным двигателем сюжета.

Одно время режиссер думал, что Дори будет самцом, но затем он увидел по ТВ гиперактивную комедиантку Эллен Дедженерис, которая умудрилась в течение одной фразы пять раз сменить тему предложения. Как только Стэнтон понял, что произошло, он решил, что Дори должна быть самкой и что ее обязательно должна сыграть Дедженерис. Будь это какая-нибудь другая популярная актриса, ее приглашение намекало бы на роман между Марлином и Дори, что совершенно не сочеталось с главной темой картины. Но Дедженерис как раз примерно в то время объявила, что интересуется только женщинами. Впрочем, из-за своей мальчишеской внешности она и прежде особенно не ассоциировалась с мелодраматическими и сексапильными ролями. Ромком 1996 года «Господин Ошибка» с Дедженерис в главной роли был полным фиаско и в прокате, и в глазах критиков. Поэтому ее спокойно можно было приглашать на роль платонической подруги Марлина, а не его потенциальной спутницы жизни.



Роль невротичного Марлина изначально получил Уильям Х. Мейси из «Фарго», но его голосу недоставало теплоты и обаяния, которые были жизненно необходимы Марлину. Когда Майкл Айснер, тогдашний глава Walt Disney, услышал Мейси в роли Марлина, он решил, что картина обречена на провал или на полуудачу, и даже заявил об этом на собрании диснеевских руководителей. Как ни странно, Айснер надеялся на фиаско. Он считал, что провал «В поисках Немо» собьет с Pixar спесь и упростит переговоры о дальнейшем сотрудничестве с Walt Disney (тогда как раз истекал срок контракта двух студий, и Pixar ждала, что в новом договоре будут куда более выгодные для нее условия). Однако Стэнтон вовремя разглядел свою оплошность и пригласил на роль Марлина комика Альберта Брукса, номинанта «Оскара» за романтическую трагикомедию 1987 года «Телевизионные новости». В его голосе слышалась не только «лузерская» паника, но и родительская теплота, и Марлин сразу стал восприниматься совсем иначе, чем в исполнении Мейси.

Роль Жабра получил Уиллем Дефо, номинант «Оскара» за военную драму 1986 года «Взвод». Как и во «Взводе», его персонаж должен был быть одновременно мужественным и заботливым, настоящим лидером и ментором. Роль Немо досталась юному актеру Александру Гоулду. 150-летнего черепаху-самца Краша, который говорит на жаргоне серферов и на правах старшего дает Марлину советы по воспитанию детей, сыграл сам режиссер. Стэнтон надеялся, что подыщет профессионального актера с лучшим голосом, чем у него, но так никого и не нашел.

Выбор видов рыб, участвующих в мультфильме, определил место действия картины. «В поисках Немо» начинается на Большом Барьерном рифе в Коралловом море и достигает кульминации у побережья Сиднея. Поэтому несколько ролей было решено отдать австралийским актерам с их характерным акцентом. Так, популярнейший австралийский комик Барри Хамфрис получил роль самца акулы Брюса, который пытается бросить есть рыбу, но теряет хладнокровие, когда чует кровь, а лауреат «Оскара» за байопик 1996 года «Блеск» Джеффри Раш удостоился роли пеликана Найджела. Найджел дружит с обитателями аквариума дантиста (в том числе с Немо и Жабром), и он извещает их, что Марлин добрался до бухты Сиднея. Естественно, австралийцем был и Билл Хантер, озвучивший похитившего Немо зубного врача.

Также над озвучанием картины работали Эллисон Дженни из политического сериала «Западное крыло», Брэд Гарретт из ситкома «Все любят Рэймонда», Стивен Рут из анимационного ситкома «Царь горы», австралийский актер Эрик Бэна, будущий исполнитель главной роли в комиксном блокбастере «Халк», и некоторые другие профессиональные артисты.



Участник всех пиксаровских фильмов на сегодняшний день Джон Ратценбергер озвучил косяк луна-рыб, помогающих Марлину и Дори найти дорогу в Сидней. Будущий сорежиссер пиксаровских «Тачек» Джон Ранфт сыграл креветку-чистильщика Жака, соавтор сценария «В поисках Немо» Боб Питерсон озвучил ската Рэя, учителя Немо, а сын будущего режиссера «Суперсемейки» Брэда Берда Николас Берд изобразил Прыска, маленького сына Краша. Среди прочих озвучивавших картину ребят были герой цикла «Дети шпионов» Дэрил Сабара и будущая звезда сериала «Их перепутали в роддоме» Ванесса Марано.

По традиции Pixar творческая группа «В поисках Немо» перед тем, как всерьез вгрызться в работу над фильмом, подробнейше изучила все, что ей предстояло изобразить. Аниматоры научились погружаться с аквалангом, и они собственными глазами увидели подводную красоту Большого Барьерного рифа. Они слушали лекции ихтиологов о том, как тропические рыбы живут и движутся. Они внимательно наблюдали за обитателями большого аквариума, установленного в офисе Pixar. Они даже изучили дантистское дело и ознакомились со специфической терминологией этой профессии. Так что, когда в фильме аквариумные рыбы обсуждают манипуляции своего владельца, они не бросаются случайными словами, а говорят то, что в самом деле можно было бы сказать в такой ситуации.

Разумеется, это не означало, что пиксаровцы собираются в точности воссоздать мир океана. В природе у рыб глаза, как правило, расположены по разные стороны тела, а их морды лишены мимических мышц. Это никак не годилось для картины, которая должна была очеловечить подводных жителей. Поэтому у героев вместо рыбьих морд появились почти что человеческие лица с близко посаженными глазами и со сложной и выразительной мимикой. Некоторые другие аспекты картины также были научной нелепостью. Например, черепахи не мигрируют семьями, а рыбы-клоуны не заботятся о своем потомстве. Они потому и мечут большое количество икры, что большинство их отпрысков без родительской заботы погибают. Но какие могут быть ихтиологические претензии к мультфильму о говорящих рыбах?

Так как блестящая рыбья чешуя у нас, людей, не вызывает положительных чувств, ей были наделены лишь третьестепенные персонажи фильма. Главных героев облачили в нечто по текстуре куда более близкое к теплой коже, чем к холодной чешуе. У Дори даже есть россыпь веснушек. Конечно, аниматоры могли нарисовать чешую на всех персонажах, но те бы от этого смотрелись хуже, а не лучше.



«В поисках Немо» поставила перед Pixar множество технических проблем. Так, некоторые сцены (например, эпизоды в лесу медуз) требовали одновременного присутствия на экране тысяч графически сложных существ, а изображение подводного мира означало, что зрители должны видеть не только героев, но и окружающую их почти прозрачную воду. Кстати, вода в фильме разных оттенков – от бирюзовой воды Большого Барьерного рифа до зеленовато-грязной воды Сиднейской гавани. Аниматоры видели все эти нюансы собственными глазами, и они приложили огромные усилия, чтобы передать на экране красоту подводной жизни и игру подводного освещения. В определенный момент вода у них получилась столь реалистичная, что ее пришлось упростить – все-таки они рисовали мультфильм, а не эффекты для игровой ленты.

Хотя мультфильм начали рисовать, когда его сценарий был завершен и согласован, изменения в текст вносились вплоть до окончания проекта. Самым существенным из таких изменений был перенос предыстории. Стэнтон хотел объяснить зрителем, что главный герой сильно переживает за своего сына, потому что они некогда вдвоем пережили нападение хищной рыбы, сожравшей супругу героя и почти все их икринки, кроме той, из которой вылупился Немо. Но постановщик планировал, что будет постепенно рассказывать эту историю в разбросанных по фильму флешбэках и что публика узнает всю правду лишь незадолго до кульминации. Так и было сделано. Однако в ходе предварительных просмотров выяснилось, что зрители не проникаются уважением к Марлину, потому что слишком поздно узнают его прошлое. Поэтому предыстория Марлина и Немо была вынесена в пролог.

«В поисках Немо» вышел в прокат 30 мая 2003 года. После череды предшествующих успехов зрители и критики ждали от Pixar только лучшего, и студия их не подвела. Картина получилась захватывающей, душевной, драматичной в одних сценах и уморительной в других… А также удивительно красивой и красочной – конечно, не в тех фрагментах, которые должны были навевать мрачные чувства. Критики заливались соловьями, описывая достоинства мультфильма, а зрители заплатили 937 миллионов долларов, чтобы посмотреть мультфильм с бюджетом в 94 миллиона.

Лишь фэнтези-блокбастер «Властелин Колец: Возвращение короля» в 2003 году заработал больше – 1,12 миллиарда долларов. Досталось ему и больше «Оскаров» – 11 статуэток. «Немо» же был номинирован в четырех категориях и удостоен лишь статуэтки в категории «лучший анимационный фильм». Зато мультфильм получил 11 наград «Энни», присуждаемых за достижения в мире анимации.



Сейчас, по прошествии 13 лет, «В поисках Немо» любят столь же сильно, как в год его выхода, и мультфильм ныне считается одним из лучших творений Pixar. Это все еще восхитительная лента, которую приятно пересматривать и показывать маленьким детям. Хотя почему только маленьким? Детям любого возраста!

К сожалению, у ее популярности была печальная сторона – популяция рыб-клоунов сильно пострадала из-за того, что многие малыши потребовали купить им таких рыбок. Но что тут поделаешь? Если дети не понимают, что фильм рассказывает о том, что дикие существа должны жить в природе, а не у кого-то дома, и если взрослые не могут объяснить своим спиногрызам, в чем смысл «В поисках Немо», то аниматоры в этом не виноваты. Они сделали все, что могли, и все, что должны были сделать. А глупость, к сожалению, не лечится…