17 июня 1988 года на экраны вышел фильм «Красная жара»

2016-06-17 | 09:37 , Категория фото


Этот фильм выдержан в характерной для конца 1980-х манере, связанной с потеплением отношений между СССР и США. В нашей стране он приобрел неоднозначную популярность благодаря многочисленным ляпам и ломаному русскому, а также показу в видеосалонах в переводах Василия Горчакова, Леонида Володарского, Андрея Гаврилова.

К концу восьмидесятых в Штатах только ленивый не знал, что в СССР идет «Perestroyka», что «их президент Gorbachev сказал, что нужна Glasnost». Одним словом, Страна Советов, жить которой оставалось всего три года, была у всех на слуху. К тому времени Арнольд Шварценеггер начал уставать от образа накачанного супергероя и искал себя в новом амплуа, перечитывая комедийные сценарии. К 1988 году Арнольд нашел для себя «смешной» сценарий — это была лента «Близнецы». Однако пока съемочная группа готовилась к съемкам, неожиданно на Арни вышел помощник режиссера Уолтера Хилла, который решил попробовать его на роль русского милиционера Ивана Данко.

Уолтер Хилл снял кино, которое хоть и не принесло больших денег в США, но обессмертило эту ленту в СССР (отдельное спасибо за это частным видеозалам, которые без устали крутили фильм). Хилл вместе с двумя сценаристами Гэрри Кляйнером и Троем Кеннеди-Мартином написал сценарий за два месяца.

Бюджет был хоть и небольшой, но зато его у студии получили без проблем. Правда, Хиллу пришлось экономить. На камере, на трейлерах, на русском консультанте. Да-да, единственные, с кем режиссер советовался перед съемками, — это русские актеры Олег Видов и Савелий Крамаров, которые, как могли, рассказали о советской милиции. Одним словом, получилось все дешево и сердито.

Москву снимали в Праге, потом переместились на территорию Венгрии — оказалось, так дешевле. А для того, чтобы героя Шварценеггера снять на Красной площади, Арни привезли в Москву ровно на сутки. Впервые западная кинокомпания получила право снимать фильм не просто на территории СССР, а прямо на Красной площади.

Режиссер фильма, может, и был бы рад снимать в Москве побольше, но он шесть месяцев переписывался с советскими руководителями, которые в итоге разрешили провести съемку на Красной площади, но только с помощью одной камеры. Ну а в Москве Шварценеггера встречали как героя. Сцену сняли за пять минут, но еще три часа актера не отпускали, а брали у него интервью и автографы. Кстати, уже на том этапе съемок наши журналисты обратили внимание, что форма Ивана Данко не совсем правильная, но режиссер уже исправлять ничего не стал.

А в Голливуде в это время снимались сцены со вторым главным героем, которого сыграл Джеймс Белуши. Еще на этапе подготовки Уолтер Хилл сказал, что на Белуши возлагаются все смешные эпизоды, и поэтому актер отрывался на полную катушку. Кстати, из-за постоянного смеха на площадке было забраковано огромное количество пленки — около двух часов испорченных дублей.

Джеймсу Белуши и Арнольду Шварценеггеру пришлось многое сделать для подготовки к съемкам. Пока Шварценеггер зубрил русский язык, Белуши знакомился с работой полиции Чикаго. Кроме того, Уолтер Хилл счел, что Арнольд чересчур большой и мускулистый для роли советского милиционера, и заставил актера сбросить около пяти кило. Джеймсу Белуши, напротив, пришлось набрать вес.

В постперестроечной России картина пользовалась популярностью прежде всего потому, что отражала стереотипные представления американцев о жизни в Советском Союзе. Эти представления зачастую были нелепыми и абсурдными. Иван Данко носит весьма странную форму, в которой есть элементы по крайней мере шести униформ различных советских войск и служб. При этом он имеет при себе удостоверение с гербом КГБ и, находясь в чине капитана, командует целым отрядом…

Ко множеству ляпов, допущенных американскими сценаристами, прибавились грубые ошибки первых переводчиков фильма. Само название Red Heat, переведенное как «Красная жара», имеет в американском английском совсем иное значение. В американском сленге слово heat также означает «полиция», поэтому Red heat следовало бы перевести как «Красный коп», «Советский полицейский». Кроме того, red heat может значить «раскаленный докрасна». Впоследствии появились и другие, более точные и правильные переводы фильма, но название «Красная жара» прочно закрепилось за ним.

И напоследок несколько забавных фактов про фильм.

Эпизод в парной снимался в Сандуновских банях.

Герой Арнольда Шварценеггера имеет «самый лучший в мире — советский пистолет системы Подбырина калибра 9,2 мм», роль которого исполняет пистолет Desert Eagle .357 в спортивном исполнении.

В тюремной сцене не стали набирать статистов, а снимали все в настоящей тюрьме, с настоящими обитателями. Причем каждый из 200 (!) заключенных получил за съемку в этом фильме гонорар.

Уолтер Хилл посоветовал Шварценеггеру, чтобы лучше войти в образ, подражать персонажу Греты Гарбо в фильме «Ниночка». Тот последовал совету.

На американских сайтах любят указывать, что этот фильм получил «культовый статус в России» из-за огромного числа фактических и языковых ошибок. В общем-то, так и есть…